URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:34 

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Сказки нашего детства.

Красавица и Чудовище. Мышеловка.

(-Дьявольская пляска-)
История маленькой Б.

0

Аригато.

Я просто-таки жажду высказать своё огромное спасибо сэру Мураками за предоставление гениальной, по моему мнению, идеи. Надеюсь никто не обвинит меня в нарушении авторских прав, так как всё это огромное чтиво - только лишь попытка объединить мои мысли, касательно любимых героев. Я думаю, используя два разных по времени написания творения, я смогу в более-менее полной мере раскрыть характеры обоих главных героев. А главные в своём роде - Томас Рид младший и Мастер. Их окружение менялось с годами, но они по-прежнему мои главные герои, главней которых не может быть ничего на свете. И, думаю, пиши я о чём бы то ни было, о ком бы то ни было, да хоть вверх ногами, подвешенной к потолку, я не смогу избежать влияния этих двух потрясающих характеров: чёрно-белого и бело-чёрного. Этих двух загадочных протовоположностей, манящих своей непознанной глубиной и ей же отталкивающей. Пускай у меня они стали именно такими, двумя стервозными парнями, но на самом деле, кто бы они ни были - это вечное воплощение убивающей любви. Которой никогда и на свете-то и не было... Но, верю, обязательно будет! Хотя, что... уже есть! С тех пор, как это вылилось на бумагу - это реальность, которая, плоха, хороша и кому-то не нравится, но изменить её нельзя. Или можно? Только осторожно.



1
Жил был на свете богатый купец, и было у него две дочери. В один прекрасный день его любимая наложница родила ему сына, но во избежание уплаты налогов на лицо мужского пола в семье, купец умело скрыл все подробности, в результате чего мальчик получил имя Бэль и строгое девичье воспитание.
Через несколько лет, когда Бэль подросла, экономический интерес уступил место плотским инстинктам. Так малышка узнала всё об интимной стороне жизни.
В добавок ко всему у Бэль усложнились отношения с сёстрами, не имеющими ни малейшего понятия о её принадлежности к мужскому полу. Бэль наперегонки с ними флиртовала с парнями, любила, когда мальчики дарили ей цветы... Ей самой первой из трёх сестёр назначали свидания. Она даже целовалась, как девушка и никто из её бойфрендов не догадывался о том, что скрыто от их любопытных глаз... Сёстры завидовали Бэль. Им казалось, что всё самое лучшее всегда доставалось ей. Всё, чего Эльвира и Розалинда добивались годами, подчинялось желанию Бэль, словно по мановению волшебной палочки. Словно всё в мире изначально предназначалось ей.

*

Однажды после бессонной ночи, проведённой в комнате Бэль, отец спросил, чего она хочет за своё послушание.
Этот вопрос вывел её из себя. Она схватила вазу с вечерними розами и запустила прямо в череп отцу.
- Чтоб ты сдох! - купец едва успел увернуться, - Похотливый... - Бэль расплакалась, предчувствуя, что её за это ждёт.
Хрустальная ваза разбилась, ударившись о стену, и алые розы рассыпались по полу, вперемежку со сверкающими осколками и неприятно пахнущей водой.
- Ты моя злобная стерва... - отец, не суетясь, поднялся, схватил Бэль за косу и швырнул на кровать. Она хотела подняться, но он прижал её голову к подушке и, не дав опомниться, в который раз, овладел её телом... стон, смешанный с криком прервал тишину... От боли и ... от неудавшейся, по её мнению, жизни...

Над королевством занимался рассвет, когда Бэль смертельно уставшая от насилия, превозмогая боль, встала с постели и подошла к зеркалу.
На губе - немного запёкшейся крови; кровью испачканы простыни... Лишь шикарные тёмные волосы, нежно облизывающие её плечи и падающие прямо на пол, были по-прежнему прекрасны, оправившись от вчерашней выходки отца.
- Я же не говорю - нет... - произнесла Бэль, глядя на своё отражение и проводя по нему пальчиком, - Я люблю секс. Я хочу, чтобы меня любили нежно. А то, что происходит со мной сейчас... Это такая гадость... - на её ресницах вновь появились слёзы.
Когда у него больше не было сил, он ушёл. Бэль сбилась со счёта, сколько раз он сделал с ней это. На прощанье он сказал:
- Ты так и не придумала, чего хочешь, моя маленькая шлюха? Тогда привезу тебе веник роз. Спокойной ночи.
До рассвета оставалось не больше получаса...

На следующий день купец отправился по делам в другой город. Всё протекало гладко и уже вскоре , довольный собой, он отправился обратно домой. Но задуманному не суждено было сбыться. По дороге на карету напали разбойники, забрали всё добро, а купца, без слуг и против его воли доставили в какой-то странный замок.
- Это воля мастера. Мы не собираемся что-то объяснять, - таков был ответ на просьбы купца оделить его информацией о происходящем.

Вскоре они очутились в огромном замке...
- Я вам признателен, дорогие мои, - раздался голос из-за колонн, но никто так и не появился.
У купца по спине пробежали мурашки. Он оглянулся, намереваясь увидеть разбойников, но комната оказалась пуста. Купец боязливо смотрел по сторонам.
- Послушайте, хозяин, - сглотнув слюну, обратился он чёрт знает к кому, - Где Вы есть?
Из соседнего зала послышались шаги, и вошёл светловолосый мальчик.
- Мастера нет дома, - металлическим голосом произнёс он, - Но он ждал Вас. В изумрудной столовой для Вас накрыт стол. Я Вас провожу. Идите за мной.
- Послушай, - обрадовавшись живой душе, сказал купец, - Что всё это значит? Тебя как зовут?..
Мальчик замер, не шагнув вперёд. Обернувшись, он обжёг купца взглядом и сказал учтиво, но равнодушно:
- Как Вам будет угодно.
- У тебя что, имени нет? - усмехнулся купец, надеясь получить ответ...
- Моё имя - раб.
Улыбка исчезла с лица мужчины...
Однако, насытившись и отдохнув с пути, он успокоился и плюнул на страхи и домыслы. Хотя ему и казалось, что за ним постоянно наблюдает кто-то невидимый.
В полночь, когда купец готовился ко сну, дверь его комнаты приоткрылась, и вошёл светловолосый слуга. Купец с лёгкой дрожью глянул на него.
- Извините за беспокойство, - тихим голосом, опустив глаза к полу, начал он, - меня беспокоят мысли о том, что Вам, вероятно, сложно будет заснуть вне своего дома. Я хочу Вам помочь.
- Как?..
Слуга разжал пальцы, сдерживающие концы тяжёлой ткани и накидка соскользнула с его плеч, обнажив юное хрупкое тело. На нём не было ничего, кроме стальных браслетов на руках и ногах.
Купец смотрел на него и не мог пошевелиться.
- Я прошу Вас... - Мальчик холодно и страстно посмотрел на купца своими нежно-голубыми глазами, -...сделайте мне больно...
Это было последней каплей.
Два раза этого развратника просить не пришлось.

Проснувшись утром, купец позавтракал и вышел в сад, окружающий замок. Он пребывал в хорошем расположении духа. В саду купца встретили кусты великолепных роз самых разных цветов и оттенков. Он подошёл и сорвал одну из самых очаровательных. Он только успел услышать за спиной какой-то скрежет и его отрубленная рука, с зажатой в ней розой, очутилась на полу, а сам он, истекая кровью, рухнул на колени. Он едва смог приподнять голову, чтобы увидеть перед собой поразительной красоты юношу.
- Хорошо же! - недовольно сказал тот, вытирая лезвие белоснежным платком, - Я, как радушный хозяин, сделал всё, чтоб ты чувствовал себя, как дома, а он - розы мои рвать. Никому не позволю! Ни ангелу, ни чёрту! А уж тебе тем более! Ладно, цветок обратно уже не приклеишь, да и ты мне сто раз не нужен. Надеюсь, урок пойдёт тебе на пользу. Как залечишь это дело, - парень пнул отрубленную руку, - проваливай домой. Только за розу, загубленную, ты привези дочу меньшенькую. Иначе сдохнешь мучительной смертью и всё такое. Понял?
- Нет... - прохрипел купец, удивляясь сам себе, - не отдам...
- Да что ты говоришь! - с издёвкой сказал юноша, - Что же тебе остаётся? Ты сейчас смертельно болен, а лекарство есть только у меня. Так что поторопись. Привезёшь Бэль - получишь избавление от болезни.
- Какой, в ***, болезни?!
- Скоро сам поймёшь.
- Я ничем не болен.
- Это ты так думаешь, - разразился хохотом парень, - Я ведь, милый, хотел по-хорошему поговорить с тобой, а ты всё испортил! Выставил меня извергом и деспотом. За это ты достоин смерти!!! Но... я так уж и быть, прощу тебя, если твоя киска станет моей подружкой.
- Но... ...
- Замолчи, - он пригрозил мечом, после чего вставил его в ножны, и позвал слугу, чтобы тот перевязал руку купца. Юноша полюбовался ещё немного на корчившегося от боли купца и ушёл, улыбаясь по дороге прекрасным розам.

*

- Пожалей отца, шлюха! - купец зло стукнул кружкой об стол. Бэль вздрогнула, но продолжила убирать посуду, - Тебе плевать, конечно… Да, маленькая тварь?!
- Где Ваши обещанные розы, папа? - Бэль смахнула крошки в ладонь и высыпала в чашку.
Купец неосознанно глянул на подтянутую и милую попку Бэль, когда та наклонилась за подносом.
- Папа? - Бэль смотрела на него своими огромными глазами…
Купец тряхнул головой и уставился на неё.
- Завтра! Завтра ты поедешь со мной. Я тебе покажу такие розы! Такие! Офигеешь!
Бэль улыбнулась, глядя на обрубок вместо его руки, и сказала:
- Папа… Позвольте мне извиниться за ту мою выходку. Я была не права. Я не хочу Вашей смерти, надеюсь, вы не приняли мои слова всерьёз. Вы всегда были так добры ко мне…
Кружка свалилась на бок, и остатки алкоголя вылились на стол, расползлись по нему и закапали на пол. Купец поднялся из-за стола, немного пошатнувшись.
- Ты - никто, но мне тебе почему-то жалко. Жаль, что ты будешь в его руках… Уж лучше б ты не досталась никому…
- О чём Вы говорите, папа? Кому… Что Вы задумали? Уж не планируете ли Вы продать меня в рабство?..
- Дура ты, Бэль… Ты ж наконец покинешь этот дом. Не хочешь? Хочешь!!!
- Нет.
- Ну, тебя никто не спрашивает. Сиди, молчи. Завтра поговорим.
- Папа, какое бельё постелить сегодня.
- Мне всё равно, я не приду.
- Почему? Я думала, что Вы устали и…
- Не лезь ко мне, пока я ещё сдерживаю себя! Сказано - нет.
- Поняла. Тогда, спокойной ночи, папа.
Он прошагал мимо её учтивого поклона, и Бэль подумала:
«Слава богу, на сегодня отвязался от меня. Но… мне немного страшно… Он явно что-то замыслил. Знать бы что…»

На самом деле купец чувствовал, что во время пребывания его в загадочном замке, он… …заразился сифилисом, который, к сожалению, прогрессировал не по дням, а по часам…

*

Следующим же вечером он отвёз Бэль, куда обещал, и, прихватив снадобье, умотал домой. Поговаривают, он смог вылечиться, жил долго и счастливо, но кто-то болтал, что он испустил дух сразу же, как только осушил склянку с лекарством…

А Бэль войдя в первый зал замка, поразилась его великолепию. Вокруг было столько блеска и света, что глазам было больно. Любуясь этой красотой, незаметно для себя, Бэль прошла почти до середины сияющего зала. Как раз в это время в дверях появился мастер.
- Привет, - сказал он, и эхо разнесло его слова по множеству
пустых комнат.
- Кто вы? - спросила Бэль.
- Тот, кому твой отец проиграл тебя в карты. Моя ставка была бутон розы, его - твоя жизнь.
- Как печально, - изобразив грусть, сказала Бэль, - Что Вы намерены со мной делать?
- В первую очередь как следует накормить. Мы выпьем и побеседуем.
- И всё?
- В зале каштанов нас ждёт ужин. Пойдём скорее.

- Почему ты не ешь? - спросил мастер, глядя на Бэль.
- Потому что Вы не едите, - ответила она.
- Я не хочу.
- Тогда расскажите... это Вы отрубили руку моему отцу?
- Ну да. Знаешь, у меня в планах отрубить тебе голову, но не пугайся, это будет ещё не скоро. Просто хочу, чтобы ты видела, насколько серьёзны мои намерения. Чтобы между нами не оставалось никаких недомолвок...
Бэль побледнела.
- Хочу, чтобы ты знала, Зайка, - продолжал мастер, - не верь на слово моему слуге. Он любит повеселиться. Это он заразил твоего папашу "вечной любовью". Я не хочу, чтоб ты раньше времени скончалась. Я хочу сделать это своими руками.
Бэль с тоской посмотрела в сторону окна и хотела встать, но почувствовала, что её ноги и руками крепко сжаты.
- Чудо-кресло никогда меня не подводило, - обрадовано произнёс мастер и встал из-за стола. Он обошёл Бэль кругом и погладил закрывшиеся затворы на её руках.
- Ты всё ещё голодна, дорогая моя?
- Я не твоя.
- ? Как это? - с усмешкой спросил мастер, - Ты моя, моя собственность, вещь. Моя и только моя, - он отхлебнул вина из бокала и наклонился поцеловать Бэль. Она попыталась отвернуться, но мастер силой повернул к себе её лицо.
- Кровь?! - опешила Бэль, когда мастер вынул свой язык из её рта.
- Хочешь? - он поднёс бокал к её губам.
- Нет! Ты больной, да?
- Я могу показать... У меня есть заключение врачей, там написано, что у меня всего-навсего психоз и ... . А ещё я педофил. Я очень люблю маленьких мальчиков. Да нет, насчёт педофилии я пошутил, мне куда большее удовольствие доставляет убивать, чем трахаться.
- Не трогай меня! - воскликнула Бэль, когда мастер попытался дотронуться до её щеки, - Убери свои грязные руки!
Мастер удивлённо посмотрел на неё, отодвинул рукой тарелки и сел на стол напротив. Бэль презрительно выпятив губу, отвернулась, так как её нос чуть ли не упирался в его ширинку. Мастер поставил ногу на сиденье кресла и провёл острым концом сапога между ног Бэль. Она дёрнулась.
- Так я и думал, - усмехнулся мастер, глядя вниз, туда, где только что пошевелил, - Ты милый парнишка, а не девушка.
- Уберись, - зло сказала Бэль.
- С чего вдруг? - мастер перехватил яростный взгляд, и едва-едва задевая её напряжённые бёдра, продвинул ступню под неё.
Бэль хотела отодвинуться и приподнялась, насколько позволяли оковы. Мастер воспользовался моментом и просто ради интереса вогнал острый металлический носок сапога между её ягодиц.
- Прекрати сейчас же! - Бэль не хотела показывать волнение, но сдержаться не смогла.
- А что мне будет, если не прекращу?
- Вечный ад!
- Ты будешь там со мной. Мне нравится тембр твоего голоса. Скажи что-нибудь ещё.
Бэль терпела молча.
- Ну же! - мастер поторопил её толчком сапога.
- Сукин сын...
- Да.
- Извращенец... ты знаешь, что я сейчас чувствую?
- Кстати, мы разве перешли на "ты"? - мастер выдернул сапог из-под тела Бэль, - Я не говорю, что мне это не нравится, но, может быть, пока рано переходить на "ты"? - Мастер сел на стол, положив ногу на ногу.
Бэль прижалась щекой к спинке кресла, смотря куда-то в пустоту. Разговаривать с ним ей не хотелось.
Мастер наклонился и заглянул ей в лицо, она дико посмотрела в его глаза.
- У тебя очень красивый голос, киса... Мне нравится, что ты такая смелая. Тем приятнее будет тебя убить.
- Делай что хочешь, мне всё равно...
- О! Тогда можно я покормлю тебя клубничкой!
- Ещё чего! Я не возьму еды из твоих рук!
- Противная. Тогда оставайся здесь одна. Посиди и подумай, а я отправляюсь в постель, - Мастер выгнул спину, щёлкнув позвонками, и слез со стола, - Ты знаешь, чем я буду там заниматься? Знаешь? - мастер хитро улыбался.
Он заметил, что Бэль наблюдает за его движениями.
- Испорченная девчонка! - вновь улыбнулся он, дотронувшись ладонью до её волос, - У тебя слишком грязные мысли. Я доберусь до спальни и усну крепким сном. И никто мне не нужен. Если будут вопросы по поводу "отлить" позови моего слугу... Прости, киса, прости... - он захлопнул двери, не договорив.

Когда наступила полночь Бэль всё ещё сидела, понуро глядя на освещённый луной стол со всевозможными яствами... Ей очень хотелось, есть, и слюна выделялась в неимоверном количестве.
Внезапно тихо скрипнула дверь, и в зал вошёл слуга.
- Я уверен, Вам не понравилось то, как мастер обращался с Вами, - начал мальчик, - Я тоже не люблю его. Но ничего не могу с этим поделать...
- Что ты хочешь? - устало спросила Бэль.
- Я хочу помочь Вам. К сожалению у меня нет ключа от этих оков, но, надеюсь, завтра мастер отпустит Вас и я помогу Вам бежать...
- А ты?
- Мне некуда бежать. Мастер расправился с моими родителями, когда я был ещё младенцем. Других родных у меня нет. Если даже есть, я их не знаю. Вам не нужно за меня волноваться.
Бэль посмотрела на него. Он не шевелился, и, казалось, даже не дышал, замерев под ярким светом полной луны.
- Послушай, - сказала Бэль, - Я рад, что нашёл здесь друга. На сердце стало спокойнее... И ты... не мог бы исполнить одну маленькую просьбу?
- Конечно. Что Вам годно?
- Пожалуйста, дай мне поесть...
- Это не составит мне труда, - слуга улыбнулся.
- Спасибо, большое спасибо, - поблагодарила Бэль.
Что-то съев и что-то выпив, Бэль пришла в более или менее спокойное расположение духа. Слуга осторожно вытер её губы салфеткой.
- Ещё раз спасибо, - улыбнулась Бэль и глянула слуге в глаза.
- Не за что, - он приопустил ресницы и неожиданно поцеловал Бэль.
- Ты... зачем? - удивлённо спросила она, разомкнув губы.
- Не держите на меня зла, - тихо сказал он и вроде даже покраснел. Казалось бы на этой ноте он должен был убраться из зала, но вместо этого он опустился на колени перед Бэль и с неимоверной грустью в голосе повторил:
- Ради Бога, не держите на меня зла, - с этими словами он откинул подол её платья.
- Ты что делаешь?! - у Бэль от изумления глаза стали, как красные угольки.
Слуга больше ничего не говорил. Он высвободил член Бэль и начал нежно облизывать его головку...
- Ты... дрянь. Я тебе почти поверил...

Когда всё закончилось, слуга убрал улики своего пребывания здесь и внезапно, посмотрев на уставшее личико Бэль, с рыданиями упал ей на колени.
- Ну чего с тобой, - тихо спросила она, слегка наклонив голову.
Он начал плакать ещё громче.
- Эй, - Бэль толкнула его коленом, - Не реви. Что случилось?
- Вы думаете, - сквозь слёзы, не поднимая лица, сказал он, - я вас обманул? Нет!!! Я просто не смог сдержаться! Простите меня, Бэль! Мне в этом чёртовом замке ничего не позволяют! Я так хотел... очень сильно.... Простите, если сможете! Я люблю вас, я вас просто обожаю... Я не хотел сделать вам плохо. Простите... Вы сердитесь на меня?
- Нет, я не сержусь. Если отбросить все "но", всё-таки мне это доставило удовольствие... Просто я не хотел. Больше всего я ненавижу насилие. Но, раз это уже произошло... Я не держу на тебя зла... Пообещай мне, что больше так не сделаешь.
- Обещаю!
- Хорошо, всё нормально, не плачь. Иди спать.
- Не...
- Иди, иди. Поспи. Не думай об этом больше.
Слуга, понуро опустив голову, скрылся за дверью.
Бэль тяжело вздохнула и подумала:
- Блин... Я даже не спросил, как его зовут. Досадно...

Ближе к утру малышку Бэль окутала дрёма, и ей приснился сон, будто над ней склонилась добрая фея и сказала: "Никогда не суди по внешности. То, что прекрасно снаружи, может быть уродливо изнутри..." Она хотела ещё что-то сказать, но не успела...
Бэль почувствовала поцелуи на своей шее. Открыв глаза, она увидела мастера.
- Привет, - тихо сказал он.
- Доброе утро, - Бэль как могла, потянулась, соображая, сколько она проспала. Из окон лился чистый утренний свет... Наверное, она спала не так много...
- Вижу, ты плохо выспалась, киса, - мастер поднял её лицо за подбородок, - Больше это не повторится. Ты будешь спать со мной?
- Буду, - не колеблясь, согласилась Бэль, - Освободи меня... Тебе же ничего не стоит. Куда мне бежать?..
- Я и сам думаю, что некуда, - согласился мастер, - Вчера даже расстроился... из-за тебя. Подумал перед сном, как тебе холодно и одиноко сидеть одной в пустом зале всю ночь... Я такая сволочь! - и мастер открыл все четыре замка.
- Уф, какое блаженство, - потирая запястья, произнесла Бэль.
- Ага, значит, он всё-таки приходил? Интересно...
- Кто?
- Чья это сперма? Твоя или его?
Блин, - с досадой подумала Бэль, - он же вроде всё убрал!
- Увы, я ничего не мог поделать... У меня были связаны руки...
- Бедняжка! И он воспользовался твоим беспомощным положением! Ха! Повезло же тебе, что он тебя вообще не кастрировал или... Так и думал, что он придет.
- Так ты знал?!
- Конечно. Я же не зря тебя предупреждал, чтобы бы ему не верил. Значит, твои проблемы!
- Но я...
- Меня это не волнует.
- Ну... ...как хоть его зовут?..
- Никак. Он просто слуга. Без имени. Так проще.
- Серьёзно?.. - опешила Бэль, - А тебя как зовут?..
- А это я скажу тебе на ушко. Ночью, после того как ты добровольно отдашься мне, когда я испытаю оргазм, я шепну тебе своё имя...
- Как мило. Стало быть, мне тебя так и звать до скончания века "мастер"? Ладно.
- Ты же будешь спать со мной.
- Но не ради собственного удовольствия, а чтобы ты меня не обижал. И не убивал пока.

*

Так Бэль стала жить в замке.
Каждый вечер, уходя в свою спальню, она мельком глядела мастеру в глаза, побаиваясь проявлений его богатой фантазии. Однако он лишь умиротворённо улыбался её взглядам. Время шло, а он ничего не предпринимал.
После ужина мастер имел обыкновение играть на лютне. И, надо сказать, делал он это потрясающе. Бэль сидела рядом, вышивала салфетку и слушала. Слушала с удовольствием, изо всех сил стараясь это скрывать...
Однажды она всё же не удержалась и сказала с нежностью и восторгом:
- Ты так здорово играешь, мастер! Сыграй ещё...
- Тебе нравится? - удивился он.
- Очень.
- Может быть, ты тогда споёшь мне? - предложил он, - Я могу сыграть одну известную старинную песенку "Красавица". Знаешь слова?
- Да. Я спою, если ты меня просишь...
Мастер начал играть и Бэль запела, немного смущённо опустив глаза:

Красавица, сядь у костра, посиди,
Не плачь ты о нём, не грусти...
Нашёл своё счастье он с девкой шальной
И ты увядаешь такой молодой...

Милая, тише, не плачь, не кляни,
Лучше в глаза ты мои загляни...
И так сурово меня не суди,
Сердце любовью пылает в груди... ... ...

Бэль замолчала.
Мастер доиграл до конца и тоже умолк.
- Тупая песня... - после некоторого молчания сказал он , - о чём только думали наши предки, сочиняя этот бред?..
- Да уж... - согласилась Бэль.
Она не стала бы спорить с мастером, даже если бы эта песня была её самой любимой. Гимном России, например.
Вновь наступило молчание, во время которого был отчётливо слышен треск поленьев, раздираемых огнём в камине.
- Тебе не кажется, что наши отношения... - начала она, но мастер перебил её.
- ...изначально обречены на фиаско?
- Нет! Наоборот! Начало было отвратительным.
Бэль вызывающе посмотрела на мастера.
- Не жди, что я стану извиняться, - спокойно, смотря ей в глаза, сказал он.
- Жаль, - вздохнула Бэль, - А то было бы совсем хорошо...
- Много хочешь - мало получишь.
Бэль тихо поднялась из кресла и, не говоря ни слова, ушла в свою спальню. Там она сразу заперла дверь и стала переодеваться. Когда через четверть часа она облачилась в ночную сорочку, в дверь постучали. Бэль поколебалась - открывать ей дверь или нет. Стук повторился, громче и настойчивей. Бэль щёлкнула замком.
- Это я, - дверь приоткрылась, и в комнату проскользнул мастер, - Зашёл пожелать тебе спокойной ночи, - он прислонился к стене, около двери, - Ты так быстро убежал, что я не успел этого сделать.
- Ты мне нагрубил, - холодно сказала Бэль.
- Я не сказал ничего грубого. Просто причинно-следственная связь.
Бэль приблизилась к мастеру, осторожно обняла его и устало склонила свою голову к нему на плечо.
- Не огорчай меня... Я хочу, чтобы ты как можно чаще становился мягким и нежным... как сейчас, когда ты пришёл пожелать мне спокойной ночи...
- Э-эх... У меня была мысль насчёт изнасилования, а ты всё испортил... Весь настрой пропал к чертям...
- Ты хочешь меня???
- Ну... не я...
- Не понял...? Ты о чём?
- О нём, - Мастер вытащил из-за двери взъерошенного мужчину в сером плаще, который тут же хищно облизал фигуру Бэль глазами.
- Как это понимать?! - спросила Бэль, глядя на них обоих.
Мастер подтолкнул мужчину к ней.
- Он - твой! - объявил мастер, - делай с ним, что хочешь, только не калечь, я тебя очень прошу...
Чувак подхватил Бэль на руки и направился с ней ко кровати.
- Эй, что происходит?! Мастер! Мастер!!! Ты тварь! Мастер! Не надо! Ты...
- Пусть он замолчит! - перебил Мастер и вышел из спальни.
И последние слова, которые были ему адресованы, были произнесены почти неслышным шёпотом, заглушаемым злобным скрипом зубов: "Чудовище..."... И больше кроме надрывных стонов слышно не было ничего.

*

Солнце только-только осветило верхушки самых высоких деревьев, а Бэль уже проснулась и тихо лежала на кровати с убитым выражением лица. Рядом с ней никого не было. Это радовало.
- Почему - я? - вдруг вслух произнесла Бэль, и слёзы выступили на её глазах, - Ну почему? За какую такую вину мне так повезло?..
Дверь открылась, и в комнату с охапкой белья вошёл слуга. Он вошёл спиной, закрыл дверь, чтобы не хлопнула, и, обернувшись, увидел, что Бэль не спит и внимательно наблюдает за его движениями.
- Доброе утро, Госпожа, - негромко сказал он.
- Господин! Как противно! - Бэль закрыла личико подушкой, потом отодвинула её и посмотрела на мальчишку, - Ну? Чего ты встал на пороге? Проходи.
- Я принёс Вам сменную одежду и полотенца.
- Передай мастеру, что я хочу себе новое платье. Раз уж он пользуется моим телом, когда ему вздумается, так пусть хоть обеспечит сносным гардеробом.
- Я передам ему... - и слуга добавил робко, - Вам было очень больно?
- Нет, а что?
- Хотел бы я оказаться вчера на Вашем месте...
- Много ты понимаешь! Почему ты всегда хочешь всякой такой дряни? А?
- Какой?
- Ну, в тот раз в столовой и сейчас...
- Я не знаю... Я просто хочу и всё. Очень хочу...
Бэль задумчиво посмотрела в его лицо и сказала, откидывая одеяло:
- Знаешь, иди-ка сюда.
Слуга боязливо подошёл.
- Давай, - Бэль взял его за руку притянул к себе.
Он стянул с бёдер ночную сорочку, под которой не было ничего, кроме молодого тела, и раздвинул колени.
- Можно? - удивлённо и восторженно произнёс светловолосый слуга.
Бэль не ответил, он мягко пригнул голову мальчика к низу живота и тут же почувствовал его нежные детские губы.

Добившись ожидаемого финала, мальчик слез в кровати и уже хотел уйти, но Бэль остановил его.
- Побудь со мной немного... - слуга упал на подушку, когда Бэль дёрнул его за руку.
Он с испугом смотрел в глаза своего неожиданного благодетеля.
- Если меня здесь застанут, нам обоим будет плохо... - тихо произнёс он, - Лучше мне немедленно уйти...
- Не торопись, ласточка... Дай мне отблагодарить тебя, - и Бэль хищно впился в его губы, утопив язык в его глотке. Мальчик запищал, отталкивая его, но Бэль долго не отпускал, наслаждаясь тем, как постепенно ослабевают его руки и понемногу он сам начинает податливо раскрываться горячим поцелуям. В конце концов, слуга обхватил Бэль за шею, понимая, что сопротивляться бесполезно... Но в это время он как раз прекратил этот долгий поцелуй и прошептал, убирая пряди, упавшие на щёки слуги:
- Если хочешь, приходи ко мне снова. Я буду тебя ждать...
- Мне уже не хочется уходить.
- Глупо, малыш, - Бэль улыбнулся и коснулся носом кончика носа слуги, - Поцелуй меня на прощанье и уходи, - внезапно Бэль остановил его губы ладонью, - Послушай... А неужели это правда, что ты заразил моего отца сифилисом?
Слуга отбросил руку Бэль и страстно поцеловал, одновременно прижав ему колено между ног...
- Содержательный ответ! - недовольно произнёс Бэль, но слуга к тому времени уже выскользнул из его объятий и убежал, хлопнув дверью.
Бэль глубоко вздохнул и, закрыв глаза, потёр виски. Внезапно он почувствовал, что в комнате очень холодно...
- Почему вдруг сразу стало так холодно, - поёживаясь и кутаясь в шаль произнёс Бэль.
Ему захотелось попасть в комнату с камином, где по вечерам они с мастером проводили время. Там всегда было так тепло...
В каминной комнате было жарко - видимо огонь горел с самого утра.
Бэль села на пушистую шкуру ирбиса недалеко от камина и попыталась думать о хорошем. Скажем, о звёздах...
Незаметно Бэль уснула в тепле, рассыпав но полу свои длинные тёмные волосы...
Сквозь сон Бэль почувствовала, как кто-то нежно поглаживает её талию, потом выше - спину... Бэль сладко потянулась и открыла глаза. Рядом с ней сидел мастер.
Бэль удивлённо посмотрела в его смеющиеся глаза и прямо кинулась в его объятья.
- Может, для начала спросишь, что я здесь делаю? - спросил мастер равнодушно.
- Какая разница... - Бэль так сильно прижалась к нему, как будто он был единственным человеком на планете , - Главное, что ты рядом и я ещё жив.
- Бог мой... Я решил сделать тебе новую стрижку.
- Как? - Бэль с испугом посмотрела ему в глаза, - Ты трогал мои волосы?!
- Подстриг.
Бэль оттолкнула его.
- Как ты посмел!?
- Не бойся, киса, я состриг ровно сантиметр по всей длине.
- Ты псих! Ты напугал меня!..
- Завтра я укорочу твои волосы уже на два сантиметра. Послезавтра на четыре, потом на восемь, на шестнадцать, на тридцать два...
- Ты не сделаешь этого!
- Не сделаю. Если ты добровольно отдашься мне.
- Ради волос - хоть сию секунду.
- Подумай над смыслом моих слов, - заметил мастер, поднимаясь с пола и протягивая руку Бэль.
- Я никуда не хочу идти! - отвернулась Бэль к огню.
- После ужина придёшь сюда?
- А что?
- Мечтаю ещё раз услышать твой вокал...
- Иди к чёрту, мастер!
Мастер усмехнулся и, игриво глянув на Бэль, ушёл.
Бэль улеглась на шкуру и лениво подняла глаза к тёмному небу потолка.
"Когда-нибудь, - думала Бэль, - приедет прекрасный принц и освободит меня из этого садомазохистского притона!.. Уж лучше бы мастер был с гривой, рогами и копытами, но добрый... А не вёл себя так, как будто мир вертится вокруг его персоны! Он ведь не плохой парень... иногда... Обидно, что все мои старания исправить его в лучшую сторону, заканчиваются ничем..."

- Какой прекрасный сад! - воскликнула Бэль, поспешно спускаясь по ступеням широкого крыльца. Она впервые увидела всё это, так как сад находился с обратной стороны дворца.
- Наверняка это то место, где мой отец подписал себе смертный приговор!
Повсюду в саду цвели розы, что было, по меньшей мере, странным, потому как их сезон уже миновал. Бэль кланялась почти каждому цветку, вдыхая пьянящий аромат. Подойдя к раскидистому кусту белоснежных роз, Бэль почувствовала щемящую боль в сердце - эти цветы пробудили в ней воспоминания...
Когда её мать встречалась с отцом, она была обыкновенной цветочницей на городском базаре. Она продавала именно такие прекрасные белые нежные розы... Охапка белых роз в плетёной корзине... Бэль ни с того ни с сего вдруг вспомнила её большие влажные руки и этот запах...
Странно, потом мать куда-то исчезла... Уехала или, может, умерла. Или просто ушла от отца к другому. Но Бэль запомнила её именно доброй и ласковой. Это было одним из немногих светлых воспоминаний её детства, к которому она могла возвращаться время от времени. Ещё такое же воспоминание - это детская любовь сестёр. Они любили Бэль. Они, помнится, учили её читать и писать, шили ей новые платья, читали сказки на ночь. Бэль всегда была для них чем-то вроде живой куклы, но это была добрая детская игра. Бэль помнила, как она поздравляла Эльвиру и Розалинду с днём рождения. Только что она им подарила, он уже не помнила. Помнила только красивую красную коробочку с золотой ленточкой... Тогда и отец был мягче. Он был моложе, и ему было по большому счёту плевать на дочерей. Впервые он изнасиловал Бэль, когда ей было восемь. И всё рассыпалось, вся её жизнь развалилась, как карточный домик... Существование стало для неё кошмаром. Бэль досрочно стала взрослой...
Вдруг откуда-то сверху раздался пронзительный свист. Бэль неосознанно подняла голову и увидела на ветке дерева улыбающегося мастера с книгой в руках.
- Нравится? - спросил он, кивнув в сторону сада.
- Спускайся ко мне, - попросила Бэль, вытирая ладонью слёзы, потёкшие от воспоминаний, - Мне очень грустно...
Мастер спрыгнул с дерева и, идя прогулочным шагом рядом с Бэль, завёл немного странный разговор:
- Слушай, а выходи за меня замуж!
- Зачем это?
- Не знаю, но по-моему, это хорошая идея...
- Слушай, меня всегда интересовало, - Бэль хотела перевести разговор на другую тему, - Кроме того слуги и нас двоих в замке есть кто-нибудь?
- Конечно. Гильдия, как я их называю, поваров, состоящая из трёх персон. Остальная обслуга в замке не живёт, она приходит в него по мере надобности. Это охранники и лакеи... Честно говоря, последние мне нужны только в те случаи, когда меня посещают именитые гости. Роль лакеев с успехом выполняют набранная мною шайка разбойников. Все они разносторонние, интересные личности, которые вдобавок любят красоту и золото. У меня есть, чем им платить. Поэтому у нас с ними складываются потрясающие тёплые отношения! Это им я доверил впервые доставить ко мне твоего отца. Если бы я не был в них уверен, я не был бы уверен, что вскоре после этого я встречу такую красавицу, как ты.
Лёгкий румянец выступил на щеках Бэль.
- Знаешь, ты, когда возбуждён, просто неотразим... Многие выглядят в такие моменты отвратительно, но не ты! Я наблюдал то, что происходило вчера в твоей спальне, то бишь, ваш с ним половой акт...
Бэль медленно остановилась, медленно фигея от услышанного.
- ...и должен сказать, - как ни в чём ни бывало, продолжал мастер, - ты выглядел неплохо. Не в первый раз вижу такое, но...
Мастер не успел договорить, потому что Бэль со всей злости въехала мастеру в челюсть.
- Боже! Что с тобой!? Надеюсь, это просто неудачная пощёчина, а не попытка помять мне череп, - мастер сплюнул на траву.
- Ты... - Бэль презрительно ткнула пальцем, - Ты!.. У меня нет слов! Ты просто червь! Если бы у меня была возможность, я бы сварил тебя в кипятке, потом протёр на мелкой тёрке и отдал на корм свиньям!!! Нет! Ты не умрёшь! Ты будешь мучиться вечно!!! - неожиданно мастер хлопнул в ладоши перед носом Бэль.
Она вздрогнула от резкого звука и непонимающе уставилась на мастера.
- Всё? - спросил мастер, - Закончил? Ты выйдешь за меня?
- Никогда.
- Почему? Что тебя не устраивает?
- Ты подлец и урод!
- Не надо! Я, если ты не видишь, намного красивее тебя. И обаятельнее. Я - само совершенство. И я не больше подлец, чем ты. Ты вообще стонал, как шлюха, когда он...
Мастер вновь схлопотал оплеуху.
- Да ты успокойся! - прикрикнул он, - Я тоже умею драться! Ты испохабишь мне всё лицо!
- Вот именно! Искренне этого желаю! – Бэль, было, замахнулась для третьего удара, но мастер схватил её руку и завёл её ей за спину.
- Отпусти, - грубо сказала Бэль.
- А ты прекрати махать руками! Не в моих правилах бить даму...
- Я тебе сейчас покажу "даму"! Сволочь ты редкостная! Отпусти мою руку сию секунду!
- Ну, хорошо, хорошо, - мастер ослабил хватку.
Бэль мигом развернулась к нему лицом и размахнулась, чтобы, видимо, показать, где раки зимуют. Мастер инстинктивно зажмурился и вдруг почувствовал прикосновение губ на своих губах... Когда он открыл глаза и понял, что произошло, Бэль убежала уже далеко ко крыльцу и вскоре скрылась за воротами замка.
- Да-а-а... - протянул мастер, хитро улыбаясь, и подумал, ощупав неосознанно подбородок, что неплохо было бы уже побриться...

Бэль в странных чувствах, не понимая себя саму, слонялась по залам дворца. В одном из них она наткнулась на большое голубое зеркало в золотой оправе. Она подумала, что это зеркало похоже на сказочное волшебное зеркало. Хотя эта мысль пришла ей скорее, как шутка... Бэль решила поиграть.
- Зеркало, зеркало на стене, - громко обратилась она к нему,
Кто всех прекрасней в нашей стране?
Вначале ничего не произошло, но вскоре сверкающая поверхность заволновалась, и появилось милое лицо, ответившее вопросом на вопрос:
- Правда хочешь знать или прикалываешься?
- Дьявол! - Бэль юркнула за висящую рядом портьеру.
- Не бойся, Бэль. В кои-то веки меня посетил кто-то другой, кроме хозяина и он не должен меня бояться. Я хочу поговорить с тобой... Я не сделаю тебе ничего дурного. Слышишь?
Бэль смотрела на зеркало из-за сочно-фиолетовой ткани и боялась выйти.
- Чего ты там спрашивала? Кто всех прекрасней в нашей стране? Мне изо всех сил хочется сказать, что я, но ты сама знаешь, что это не так. Ты видела своё отражение в моих волнах? Неужели ты сомневаешься, кто может быть всех прекраснее? Бэль, я хочу посмотреть на тебя. Выйди, солнце.
Бэль вздохнула и сделала шаг вперёд.
- Спасибо, - зеркало улыбнулось, - Ты действительно прекрасна... Ну... скажи что-нибудь, не молчи.
Бэль смотрела в пол и не знала, что сказать.
- Может быть, ты хочешь узнать о чём-то? О том, что происходит дома в твоё отсутствие....
- Да, - Бэль подняла глаза и вдруг отчего-то покраснела.
- Не волнуйся, я расскажу. Смотри, Бэль, - поверхность зеркала озарилась всеми цветами радуги, и появилось изображение её дома.
Деревья слив и вишен стояли в цвету. Розалинда сидела на корточках и, засучив рукава, пропалывала цветник. Рядом с нею вертелась большая жёлтая собака. Она, высунув язык, носилась за птицами, спускающимися время от времени на землю, чтобы подобрать рассыпанные подсолнухами семена.
- У этой собаки недавно появились щенки, но сейчас они уже почти самостоятельны... - тихо прокомментировало зеркало, - Розалинда через месяц выходит замуж, уже назначен день свадьбы. Она встречается с булошником, который красив, как луна... А вот и он, - к Розалинде подошёл парень с небольшим ящиком рассады. Он наклонился к ней, что-то сказал, она улыбнулась и чмокнула его в щёку.
- А... Эльвира? - спросила Бэль.
- Она очень больна. У неё лихорадка... - Бэль тот час же увидела комнату Эльвиры и её саму, бледную и беспрестанно кашляющую. Она сидела и читала какую-то книгу.
- Надеюсь, она скоро поправится... - прошептала Бэль.
- Я так не думаю... - горько сказало зеркало, - Никто не знает, чем она больна и лечат её не от того... Поэтому, вряд ли она долго протянет...
- Что делать?.. А вы не знаете, как ей помочь?
- Разумеется, знаю. Записывай рецепт, - и на поверхности зеркала появились строки.
- Я всё запомнила, - кивнула Бэль, - Зеркало, а что сейчас с отцом...
- Он... как бы тебе помягче сказать... Он сейчас там, где летают...
- Ангелы? Он умер?!
- Нет, дитя моё. Он поддался влиянию чёрного змея.
- ?
- Он стал наркоманом.
- Я хочу его увидеть...
- Думаю, тебе не обязательно его сейчас видеть... Лучше не проси меня об этом.
Бэль взглянула на гримасу зеркала и решила не настаивать.
- Послушайте, - Бэль потупилась, как нашкодивший кот, - Простите меня за то, что я вас боялся... Это было глупо... Спасибо Вам...
- Это тебе спасибо. Я счастливо, что удалось, наконец, с кем-то поговорить... Но, почему мне кажется, что ты не всё сказала? Ты же хочешь ещё о чём-то спросить меня, не так ли?..
- Хочу. Не знаете ли вы, как мне сбежать отсюда? Я хочу увидеть своих дорогих сестёр...
- Нет ничего проще. Тебе не нужно сбегать. Это невозможно. Но выход из ситуации есть. Ты должна серьёзно поговорить с хозяином. Он тоже человек. Знаешь, давным-давно, когда тебя ещё не было на свете, у него была маленькая сестра, которая умерла от неизлечимой болезни. Он поймёт, что ты чувствуешь. Он не станет препятствовать твоему желанию.
- Вы говорите "давным-давно"? Я думал, что мастер ненамного старше меня, если даже мы с ним не одного возраста...
- У вас с ним огромная разница. Около шестидесяти лет.
- Что???
- Да, да... Сейчас хозяину уже восемьдесят девять лет. Я не скажу, что он бессмертен, но то, что он проживёт ещё столько же - это точно. Он красив, правда, мой хозяин. Он ведь понравился тебе?
- Я не знаю... У него же такое молодое лицо... как это может быть?..
- Вот так вот.
- Да, кстати, я хочу знать, как его зовут...
- Его имя... Он сам тебе всё расскажет.
- Едва ли...
- Не беспокойся, он сделает это. Только он должен сделать это сам. Знаешь, я хочу кое о чём тебя спросить. Или вернее попросить, но...
- Что? Но что? Если это касается мастера...
- Поцелуй меня.
- Зеркало? Целоваться с зеркалом? - Бэль не могла не рассмеяться, - Простите, но как вы себе это представляете? Может, ещё и любовью займёмся?
- Спасибо.
- Нет, я же не отказываюсь...
- Спасибо, я всё прекрасно понимаю. Это бред. Просто мне захотелось почувствовать, что чувствуют люди, прикасаясь к твоим губам... Ладно, ладно. Забудь.
- Прекратите! Я вовсе не собирался вас обижать! Просто я тупой и грубый, поэтому не могу представить этот поцелуй! В этом же нет вашей вины. Теперь я сделаю это хотя бы из вредности! - Бэль набралась смелости и решительно подошла к зеркалу.
Вслед за робким поцелуем, она вдруг почувствовала прикосновение чьей-то холодной ладони и в тот же миг... ... прямо из зеркала на неё высыпался какой-то парень!
- Неужели?!!! - воскликнул он, глядя на ошарашенную Бэль, - Я здесь!!!??? - и он вновь поцеловал Бэль.
- Хватит!!! Почему здесь все относятся ко мне как к распоследней шлюхе?!!! - она спихнула его со своей груди, - Тебе кто-то разрешал меня целовать!? Ты вообще кто такой?! - Бэль поднялась на ноги и отряхнула помятое платье.
- Я? - парень удивился, - Я оттуда! - он показал пальцем на потускневшее зеркало, обхватил колени Бэль и умиротворённо прижался к ним, - Я так рад, что ты спас меня! Я уж думал этого никогда не случится!!! Вообще-то, это должна была быть девушка, но пристрастия мастера немного изменились... Что ж, это неважно!!! Я бесконечно благодарен тебе!!!
- Что...?
- А!!! Красавица моя! Я тебя обожаю!!!
- Это значит ты?.. Ничего не понимаю... Я думал, ты ...несколько... постарше... "дитя моё"?..
Он поднял глаза и посмотрел Бэль в лицо. Ей стало жутко.
- А...атстань от меня!.. - она попыталась освободиться от его рук.
- Почему?!
- Уйди! Отпусти! - она не удержала равновесия и вновь упала.
- Осторожно, - кто-то поддержал её сзади. Бэль вывернулась, чтобы взглянуть, кто именно, - Мастер!!! - она вырвалась из рук навязчивого поклонника, наступив ему на нос каблуком, и спряталась за спину мастера.
- С тобой всё в порядке? - спросил он, погладив Бэль по щеке.
- Да, - Бэль чуть не растаяла от такой теплоты, но в это время тот парень из зеркала тоже поднялся, потирая ушибленный нос.
- Мастер! Мастер! - испуганно вскрикнула Бэль, - Сделай что-нибудь!
- Так... Сейчас разберёмся. Ты что здесь делаешь? - спросил он у зеркального чувака.
Тот промолчал.
- Тебе где сказано быть?!
- Там, - он глянул на зеркало, нахмурившись всеми силами.
- Ну вот и отправляйся на законное место.
Зеркальный чувак не двигался с места. Мастер сжал в руке трость, с которой ходил, и она переломилась пополам.
- Живее.
Парень почесал за ухом, потом шагнул к зеркалу и перелез через его нижний край. Когда поверхность успокоилась и стала отражать комнату, как и должна, Бэль измученно вздохнула.
- Уму не постижимо, - она облокотилась на плечо мастера, - Не знаю, что бы я делал, если бы ты не пришёл... ... А чего он так тебя боится? - Бэль провела пальчиком по губам мастера, когда тот посмотрел ей в лицо. Это был жест, намекающий на разрешение её поцеловать. Однако мастер ничего не понял.
- Не знаю. Возможно потому, что это я запер его в этом зеркале. Он бывает очень полезен, когда нужно что-то увидеть или узнать. Думаю, ты успела в этом убедиться, прежде чем он уговорил тебя его поцеловать.
- Хм...
- Ты думаешь, откуда я смог увидеть вчерашнюю ночь в твоей спальне?
- Он тоже видел это?!
- Обед на столе. У нас сегодня гость, так что давай быстро в столовую.
- Какой гость?!
- Мой родной братец. Я сказал ему, что ты моя невеста, поэтому ты должен будешь присутствовать на этом обеде.
- Ты... Ну да. Что ещё от тебя можно было от тебя ожидать?.. Ладно, я сыграю перед ним твою благоверную...
- Только без сюрпризов. Иначе будет больно.
- Отлично. Я первым никогда не бунтую. Не дебильный...
- Кстати о птичках, когда ты меня поцеловал в саду, мне понравилось. Почему ты сразу убежал?
- Я случайно тебя поцеловал. Просто хотел сделать что-нибудь неожиданное. Доволен таким объяснением?
- Не совсем. Ты поцелуешь меня ещё раз при брате?
- А надо?
- Желательно.
- Значит, нет.
- Ладно, пойдём обедать.

Брат мастера явил собой образчик культурного этикета. Бэль слегка смутилась, когда он учтиво поцеловал ей руку. Обед протекал довольно мило. Мужчины, приступив к десерту, начали разговор о политике. Бэль облизывала маленькую вилочку и похотливо пялилась на мастера.
"Сейчас он такой милый... Выглядит, как нормальный парень..."
Мастер и его брат спорили о том, ввяжется ли Ричард V в западную войну или нет. Бэль окинула взглядом брата мастера и подумала, что он далеко не так хорош, как сам мастер... Хотя... тоже ничего.
- Думаю, вряд ли он сделает это. Его казна опустела после неудавшейся революции, - предположил брат,- Кстати, и его любимая дочь больна. Это, как ни странно, тоже приходится учитывать...
- А мне кажется, несмотря на всё, король не упустит случая показать, кто здесь главный, - возразил мастер.
Неожиданно даже для самой себя, Бэль прервала их спор, высказав свою точку зрения.
- Этот старый маразматик, Ричард пятый??? У него страшная паранойя! Он от собственной жены прячется под кроватью! В государстве давно уже заправляет его малолетний сын Вильгельм!
Бэль заметила, что оба парня изумлённо смотрят на неё.
- Э... я что-то не то сказала?.. - улыбнулась она.
- Прошу меня извинить, - обратился мастер к брату и встал из-за стола. Он поднял Бэль, шепнув: "Пойдём дорогая".

За дверью "дорогая" пожалела о сказанном. Поведение мастера не очень-то ей понравилось. Он просто запер её в комнате с камином и всё.
- Мастер, ты что злишься на меня?.. - Бэль прижалась к закрытой двери.
- Я не злюсь. Я в бешенстве, - ответил из-за двери мастер и пошёл прочь.
- Ну и катись к чёрту! - обиделась Бэль.
Оставшись наедине с собою, Бэль заскучала. Она увидела валяющиеся на кресле пяльцы с воткнутой в него иглой. Их она забыла здесь прошлым вечером... Бэль взяла вышивку в руки и села в кресло. Она размотала нить и принялась вышивать дальше. Через какое-то время Бэль услышала подозрительный шорох за стеной. Она неосознанно подобрала платье и залезла на кресло с ногами.
- Только не крысы... - подумала она, - Их ещё не хватало.
Шорох нарастал и вскоре начал сливаться в чёткие шаги. Бэль испугалась ещё больше. Стенная панель со скрипом распахнулась и к Бэль с облегчением улыбнулась. Перед ней стоял светловолосый слуга.
- Ты мой ангел! - Бэль протянула к нему навстречу руки, - Иди ко мне...
Слуга закрыл дверь так, чтобы её не было видно и подошёл ко креслу. Бэль поднялась на колени и скрестила руки за его спиной.
- Ты себе представить не можешь, как ты меня напугал! Я уж было, подумал, что в замке водятся приведения... средь бела дня...
- А они здесь водятся. Здесь живёт призрак бабушки мастера...
- Бабушки? - усмехнулась Бэль, - А я его не видела... Интересно, а как выглядела бабушка мастера?..
- Сейчас я не за этим пришёл. Я пришёл, чтобы показать Вам путь из замка. Пойдёмте прямо сейчас. Может быть, из этого что-нибудь получится...
- Идти? - расстроено протянула Бэль, - Но я думал ты просто хочешь побыть со мной...
- И что, Вы предпочитаете остаться тут?
- Не говори глупостей! Конечно, я хочу как можно скорее попасть домой, но...
- Тогда пойдёмте.
Бэль грустно посмотрела на него и вдруг улыбнулась. Она закрыла глаза и поцеловала слугу. В лоб. По-матерински. Или по-отцовски... По-родительски, короче говоря.

- Это было очень легко, - сказала она, идя по тропинке к лесу, - Только как же мне добраться до дома?
- Может быть, Вас подвезёт кто-нибудь по пути. Такое вполне может быть...
- Спасибо. Возвращайся.
- До свидания...

Хорошо хоть я знаю, куда мне нужно идти, - подумала Бэль.
Она шла по лесу и наслаждалась ярким ласковым солнцем, запахом свежести и просто тем, что живёт на этот свете.
Внезапно Бэль увидела кого-то за деревьями. Она поняла, что её свободе пришёл конец.
- Папа?..
- Что ты здесь делаешь? - строго спросил он.
- Я?.. Как сказать... из замка сбегаю... А ты?
- Я здесь под деревом стою.
- Правда? - недоверчиво переспросила Бэль, - Прости великодушно, это я и так вижу. Ты мне объясни, почему ты не дома.
- Что мне там делать? Я работаю на мастера. И он неплохо платит.
- Ты разбойник теперь?.. Папа, как ты мог так низко...
- Что?
- Ну... Ты мне, случайно, не поможешь добраться до дома?
- Отнюдь. Я наоборот верну тебя на место. Мастер снабжает меня необходимым лекарством, но только пока ты у него. Понятно?
- Ёлки зелёные! Всё не слава богу! Значит и возможности убежать по-тихому у меня нет!
- Девочка, не расстраивайся. Если ты подаришь мне конфетку, я могу поговорить с мастером...
- Спасибо огромное! - издевательским тоном произнесла Бэль, - Больше я не дам тебе прикоснуться к своей коже! Так что даже не мечтай! Мастеру это ой как не понравится!
- А если мы никому об этом не скажем?
- Не надо, а? Ты из меня дуру не делай! Папа...
- Ну, ещё не факт, что он тебе поверит, - ухмыльнулся бывший купец, нынешний разбойник.
- Не волнуйся, папочка, уж я постараюсь, чтоб поверил!
- Да ладно, не суетись! - махнул отец рукой, - И без твоей... без... тебя есть, кому согреть меня ночью. Я не страдаю сильно о нашёй разлуке. Пошли, давай, в замок!
- Хорошо, хорошо! Уговорил! Только руками меня не трогай!








06:37 

Часть вторая, которая не закончилась в Красавице и чудовище.

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
2

Мышеловка

1. Глава, в которой Том впервые появляется в кадре
За окном стояла жара, где-то спиливали многолетние деревья, которые уже почти превратились в труху и в любой момент могли упасть на дорогу. Молодая зелёная листва только-только показалась на свет и от этого казалась особенно свежей и прекрасной.
В одной из комнат шикарного загородного дома на широкой кровати сидел семнадцатилетний мальчик по имени Том. Сквозь открытую настежь балконную дверь в квартиру врывались лучи вечернего солнца. В комнате было душно. Вокруг Тома валялись тысячи разных костюмов, рубашек, брюк, галстуков и прочей одежды; вещи лежали повсюду - на полу, столах, кровати, даже на балконе - создавая своей массой разноцветный одёжный ковёр. Том был одет только в короткие джинсовые шорты, он смотрел на полоску солнечного света, распластавшуюся на полу, и с печалью в глазах теребил уголок подушки. Не придумав ничего путного, он улёгся на кровать (точнее сказать на пару пиджаков, жилетку и шейный платок) и принялся с тоской разглядывать потолок. Минут через десять послышался стук в дверь и вопрос:
- Можно?
- Заходи, пап, - протянул Том
В комнату вошёл высокий пожилой мужчина, казавшийся ещё довольно молодым и крепким. Однако совершенно седые волосы делали его похожим на старика.
- Что это значит? - в недоумении спросил он увидев горы тряпок
Том закрыл лицо подушкой и сказал:
- Я никуда не пойду!
- То есть как, никуда не пойдёшь?
- А так и не пойду!
- Послушай, Том… Да убери ты свою чёртову подушку и послушай внимательно! - отец присел на кровать и, вырвав подушку из рук Тома, вышвырнул её в окно, - Ты целую вечность учился в этой школе, твои друзья тебя ждут…
- Никто меня не ждёт…
- Господи! Если ты сейчас пропустишь этот выпускной я себе этого никогда не прощу! Подумать только - этот дурень отказывается веселиться! Ты ещё скажи, что не хочешь ехать из-за того, что тебе нечего надеть…
- Именно! Я во всех этих модных костюмах выгляжу как пугало огородное! Ведь не могу же я пойти на выпускной в джинсах и майке?! Я уже никуда не хочу идти.
- Томми, Томми… - устало вздохнул Томас старший
- Чего?…
- Твоя мать, когда мы венчались, капризничала куда меньше, а уж её-то хлебом не корми - дай нервы потрепать…
- А ей легче было, ведь ясно, что венчаться можно только в подвенечном платье.
- А она, между прочим, венчалась в купальнике! - грозно сказал папаша, - Так что, яблочко от яблони недалеко падает. Одевайся, Том, иначе мы с тобой опоздаем. Хочешь надеть джинсы - надевай, только скорее, хорошо?
- Ладно, - вздохнув, улыбнулся Том.
Вскоре их машина уже подъезжала в школе Тома.
- А вот и мистер Рид пожаловал! - воскликнул преподаватель высшей математики, завидев автомобиль, остановившийся у крыльца здания.
- Да, - кивнула директриса, наблюдавшая за выпускниками и выпускницами, которые смеялись, гуляли по саду и впервые пили шампанское открыто, ни от кого не прячась.
Как только Том вышел из машины, к нему тут же подлетели его школьные друзья - Энди и Кэролин. С Энди он познакомился не так давно, два года назад он и его семья переехали сюда из другого города и его сразу же определили в эту престижную школу. При том он так же, как и Том обладал складной внешностью и несмотря на свой юный возраст уже являлся лицом известной фирмы, выпускавшей спортивную одежду. С Кэролин Том вот уже несколько лет сидел за одной партой. Она была хорошей девчонкой: в меру симпатичной, умной, но, что самое главное, бескорыстной и преданной подругой.
- Том!!! - почти проорал Энди, - Привет! Мы уже и не надеялись увидеть тебя! Здравствуйте, мистер Рид! - обратился он к отцу Тома, Кэролин тоже поздоровалась.
- Будешь? - спросила она, протягивая Тому бокал
- Конечно, - проговорил он и сразу же выпил половину, - Что-нибудь интересное уже произошло?
- Да! - восторженно сказал Энди, - Сид Кромвел привёл сюда свою сестру , - и добавил потише, - У неё бюст Памелы Андерсон!
- Правда?
- Пойдём, сейчас сам увидишь! Вон, гляди! Что скажешь?
- Она же уродина!!!
- Зато… грудь? Глянь!
- Кэролин круче.
Кэролин сделала вид, что не слышала этого и отошла к подружкам.
- Эх, да ну тебя! Я же ведь и забыл, что у вас с ней взаимная любовь!… - Энди в сердцах махнул рукой
- Иди к чёрту, это не правда.
- Ну, само собой, раз ты так говоришь…
- Энди! - сердито сказал Том
В ответ Энди громко рассмеялся, а потом сказал:
- Ладно тебе, я же шучу!
В это время мимо них прошла преподавательница иностранного.
- Здравствуйте, мисс Доут, - окликнул её Том
- Привет, привет, - улыбаясь сказала она, - Наконец-то, парни, эта волынка закончилась, правда?
- Да! - твёрдо сказал Энди
- Ну веселитесь, я пойду поищу мистера Доут…
Она ушла, в это время ди-джей объявил, что Кэролин, которая занималась вокалом, хочет что-то спеть.
- Круто! - одобрил Энди, - Пойдём посмотрим! Наверняка, песня будет посвящена тебе!
- С чего вдруг?
- Какой ты трудный. Выпей лучше ещё!
Том налил ещё бокал. В это время Кэролин, стоя на маленькой сцене, запела. Со всех сторон послышались одобрительные аплодисменты…

2. Глава о том , как сестрёнка знакомит Тома с небритым Джеем
Джей сидел у стойки бара, потягивая пиво. Из-за музыки он не слышал даже собственных мыслей. Сидел он уже довольно давно, и ему было наплевать на то, что происходило вокруг.
Внезапно его окликнула какая-то девушка. Он поднял глаза и сквозь чёлку взглянул на неё.
- Привет, - повторила она
- Привет, Ванесса, как жизнь?
- Да как обычно. Представляешь, вчера играли в метро, так одному менту не понравился репертуар - всё кричал, что настучит куда следует, пришлось ему половину всех денег отвалить. Беспредел.
- Само собой, - равнодушно согласился Джей.
Он отхлебнул из банки и спросил:
- Ты одна пришла?
- С братом.
- С чьим братом?
Ванесса укоризненно посмотрела на него.
- Со своим.
- У тебя есть брат?
- Есть. Не родной. Вон он, видишь?
- Да, - немного заинтересованно произнёс Джей
- Ко мне вчера тётка заявилась (его мамаша). Целый час рассказывала какая она несчастная, вытирая скупые слёзы платочком за тыщу баксов…
- А что с ней?
- Да муж у ней не так давно коньки отбросил, дядька мой. Хороший мужик был… А она только переживает вовсе не об этом. Он, муж её, всё состояние сыну, Тому, отписал, а ей считай дулю с маслом.
- А что так?
- Она от него по молодости сбежала. Малого ему на руках оставила, а сама с другим слиняла. Только тот её выгнал через пару месяцев - она и вернулась с покаянием. После этого они, правда никогда не ссорились, но осадок остался… Хотя отец Тома однажды и сына чуть наследства не лишил…
- Почему?
- Том был геем, а мистер Рид страстно желал видеть внуков… Вот на этой почве они и разругались, потом дядя простил братишку, но, как я говорю, осадок остался. Так вот всё-таки оставил сыну. Том сейчас считается владельцем всего отцовского имущества, а там счёт на миллионы долларов. Ему проходу не дают…
- Кто?…
- Девушки, мамы их. Не шутка ведь - зять миллионер! Вот и крутятся вокруг него, как пчёлы вокруг улья. Только всё это без толку…
- Почему?
- Ну я же русским языком тебе говорю - он педик. И у него, кажется, есть друг. Но несмотря на всё это он отличный парень, с ним всегда есть о чём поговорить, - Ванесса сбилась и потом добавила, - мне по… по крайней мере есть о чём… Да он, в принципе, и не виноват. Так вышло, что он с детства работал моделью - мордашка у него подходящая. Ну и познакомился там с каким-то парнем, это уж давно было, он тогда ещё в школе учился… Мне его хахаль не совсем по душе, но видно, что он чувак порядочный, стало быть не из-за денег с Томом связался… Хотя, что-то я уже лишнее болтаю…
Джей помолчал, а потом сказал:
- Слушай, а ты меня с ним познакомишь?
- Только хочу тебе совет дать: если надумаешь с Томом поближе сойтись действуй осторожно. Только не дави на него, лады? - Джей кивнул, соглашаясь с Ванессой, - Томочка нервный какой-то в последнее время стал, совсем уже двинулся, псих несчастный, но в целом он парень складный, к нему только подъехать нужно суметь. Ты знай, его многие хотят, только он такой ледяной, как айсберг в океане… (это я шучу!)
- Ясно, - улыбнулся Джей
- Том! Томми! - крикнула Ванесса, намериваясь представить его Джею
Том подошёл к ним и, опёршись рукой о стойку, спросил:
- Что ты хотела?
- Знакомься, это Джей, - Ванесса глазами указала на него, - Джей - это Томас.
- Привет, - недоверчиво проговорил Том и пожал протянутую руку Джея.
На вид Томми было около двадцати лет. Он был невысокого роста, но строен, что являлось какой-то его особенностью, казалось, не присущей никому больше. Временами он даже смахивал на вытянувшегося перед начальством солдата.
Его тёмные волосы доходили почти до плеч, а взгляд был ярким, пронзительным, хотя и холодным.?
Из этого Джей заключил, что Томми обладает приятной внешностью и то, как он поздоровался - неохотно и быть может даже с презрением - не отталкивало, а наоборот располагало к общению. С ним непременно хотелось подружиться, как с капризным ребёнком.
Том вовсе не нуждался в собеседниках. Ему было скучно и он хотел скучать в одиночку, не делясь этим состоянием ни с кем. Он даже хотел почувствовать себя забытым и покинутым, чтоб никто не пытался развлечь его и уж тем более не пытался выдернуть в бытовой мир из сладких грёз в коих он находился.
- Вы придёте сюда завтра? - неожиданно спросил Джей после некоторого молчания
- А что? - Ванесса была удивлена. Потом она взглянула на Тома. Слегка улыбнулась.
- Я бы хотел потрепаться с вами, но сейчас ничего не получится - мне нужно уйти, я уже и так перебрал с выпивкой… - сказал Джей, вставая, - Придёте? - повторил он свой вопрос
- Я завтра всё равно весь день без дела болтаюсь, - ответила Ванесса, - я приду, а Томми…
- Нет, я не смогу, - категорически заявил он, но тут же добавил, - Уж извиняйте…
- Что ж бывает, - равнодушно согласился Джей, - Дела, да?
- Во-во, дела, именно.
Джей побарабанил пальцами по крышке стола и, махнув рукой, сказал:
- Ладно, давайте, - с этими словами он по-дружески хлопнул Ванессу по плечу и не замечая угрюмого взгляда Тома, направился к выходу.
- Какой-то он странный, - ни к кому не обращаясь проговорил Том.
- Это ты странный, оччень, я бы даже сказала, - с непонятным упрёком заметила Ванесса.
- Да иди ты, - с невесёлой улыбкой произнёс Том
Присев, Ванесса заказала себе коктейль. Том же достал сотовый телефон и набрал чей-то номер.
- Кому ты звонишь? - заинтересованно спросила сестра
- Отстань, а? - безэмоционально бросил Томми
Ванесса обречено посмотрела на Тома, он же прошёл через зал и скрылся за дверью, ведущей в фойе.
Конечно он звонил своему приятелю, - Энди - которого он попросил заехать за ним.
Вскоре к выходу подъехал серебристо-металлический лексус. Томми, уже прилично уставший стоять на раскалённой вечерней улице, быстро подошёл к машине и открыл дверцу.
- Привет, - проговорил он, садясь. Затем он по привычке чмокнул Энди в губы, притянув к себе за край куртки и, устроившись поудобней, включил радио.
Энди сдал назад и выехал на дорогу.
- Как провёл время? - спросил он
- Да так себе, - хмуро отозвался Том, - Ванеска с каким-то имбицилом сейчас познакомила… Где она вечно их, таких, выкапывает?… Тоска, - он переключил радиостанцию.
- Значит, я уже ревную…
- С какой стати???
- Раз ты так говоришь, стало быть он произвел на тебя впечатление…
- Впечатление бомжа разве что. «Не смеши мои коленки, дамочка»
- Ну ладно, ладно, я же шучу. Раскричался тут…
- Я могу и там кричать, - Том подняв брови указал за окно на тротуар и мелькающие фонарные столбы
- Молчи уж, гусь лапчатый! - отчего-то рассердился Энди
Поутихнув на минутку Том спросил:
- Послушай, ты завтра занят?
- Во второй половине дня, - немного задумавшись ответил Энди, - А что такое?
- Оставайся сегодня у меня.
- Но…
- Да или нет?
- Нет. Извини, ничего не выйдет…
В ответ Том сощурился и с интонацией крайне оскорблённого человека произнёс:
- Ну всё, - он сделал особое ударение на «с» и по-змеиному растянул её
- Чего - всё?
- Ты просто ужасный человек! Напомни мне, чтобы я никогда больше не просил подвезти. Напомнишь?
- Томочка…
- Почему вы все меня так зовёте? Какой я тебе Томочка??? Ещё раз и конец отношений, развод по-итальянски!
- Ладно, Томас Рид младший - раздражённо сказал Энди
- Так-то лучше, - довольно произнёс Том, - Но всё же… - он приостановился в нерешительности, - оставайся у меня!
- Да что с тобой сегодня такое?
- Я хочу немножко отдохнуть! Имею я на это право? У нас всегда отпуска в разные дни. А я уже устал ждать, когда мы сможем, наконец, побыть вместе! - Том помолчал, а потом вдруг что-то вспомнил, - Да, кстати, ты видел последние фотографии?
- Конечно.
- Что думаешь? Мне кажется я не так удачно получился, как в прошлом месяце, помнишь, когда была задумка в связи с морской тематикой…
- Неплохо получился, только, я скажу, что-то ты много сладкого ешь в последнее время.
- На что ты намекаешь, жиртрест?
- Ну, начнем с того, что я могу есть всё, что угодно, потому как давно уже перестал сниматься, если ты забыл, а тебе, прелесть моя, я не намекаю, а говорю открыто, что на диету пора садиться…
- Да я и так - вечная жертва диеты! Куда мне худеть???
- Чтоб вот этого, - Энди ущипнул Тома так, что тот недовольно вскрикнул, - не было.
- Слышь, ты, - произнёс Том с таким намёком, будто собирался продолжить дальше тем же грубым тоном
- Что? Нет, я был бы даже за, если бы ты чуточку поправился, но тебе этого нельзя. Тут уж ничего не поделаешь - работа такая…
- Хорошо, давай не будем больше об этом, окей? - проговорил Том с обидой в голосе
- Да не принимай ты так близко к сердцу, сказал, и забыли. Я не собирался тебя обижать. «Деточка, все мы немножко лошади…» Что ты там говорил про завтра?
- Я говорил только про первую половину «завтра»… Между прочим, у меня, вся эта неделя свободная, так что имей в виду…
Энди облизнул губы.
- Я непременно возьму выходной. Если, по работе не отправят в столицу. Хотели недавно… Ну, на эту ночь я, так и быть, останусь.
- Ой, ну уговорили! - манерно всплеснув руками вздохнул Том, - Боже ж ты мой, - Том ненадолго замолк, а потом спросил, - Послушай, а ты вчера ко мне приходил днём, пока меня не было?
- Да, я зашёл за плеером… и Бублика заодно прогулял, он так жалобно скулил, ты бы слышал…
- Энди!
- Что?
- Во-первых, его зовут не Бублик, а Баунс! А во-вторых ты забыл закрыть балконную дверь…
- Да, забыл…
- И … столько насекомых я в жизни не видел!!! Я всю ночь уснуть не мог! Эти… летающие, жужжащие… Эти сволочи ещё и кусались как собаки! Я так и не уснул, пока не вытравил их этой штукой, которая в розетку втыкается…
Энди слушал Тома, подавляя в себе желание громко рассмеяться.
- Слушай, Томусь, извини, я же не специально, - сказал он улыбаясь
- Да, тебе смешно, а у меня все ноги в укусах! - Том отвернулся от Энди к окну, замечая, что он уж сильно развеселился
Всю оставшуюся дорогу парни молчали каждый о своём. Минут через десять машина подъехала к дому Томаса. Когда они поднялись на нужный этаж и Том, повернув пару раз ключ в замочной скважине, открыл дверь, их радостным лаем встретил пёс.
- Баунс, дружище! - воскликнул с радостью Томми, обняв своего добермана, - Соскучился? Прогулять тебя надо, сидишь здесь один одинёшенек целый день… Сейчас, потерпи ещё немножко! - Том поднялся с пола и направился в глубь квартиры
- Матерь Божья, у тебя так кайфово-прохладно, - и собаке, - Привет, Бублик! - Энди запнулся о туфли, стоящие у порога
- Ионизатор - прелесть, - отозвался Том из спальни, в которую через секунду вошёл и Энди, - Хочешь есть? - спросил Том, стягивая майку через голову
- А ты разве нет?…
- Тогда позвони насчёт доставки пиццы, номер знаешь…
- Такими темпами ты скоро будешь выглядеть, как борец сумо.
- Отстань, - раздраженно сказал Том, - от кусочка пиццы ничего экстраординарного со мной не произойдёт! Вообще, будь добр, заткнись со своими советами, а?
- Ладно, ладно, я же хотел как лучше…
- Я приму душ, - всё так же сердито сказал Том, но вдруг смягчился и попросил, - а… ты не мог бы с Басей погулять?…
- Я ему не обещал, в отличие от некоторых… - попытался отмазаться Энди
Том сложил свои очаровательные губки бантиком и расстроено посмотрел на него.
- Сладкий мой, пожалуйста… - протянул он, - Пожалуйста, погуляй с собачкой. Тебе ведь не трудно, да?
- Том, я тоже устал, извини конечно, но я не горю желанием идти сейчас ещё куда-то…
- Даже ради меня?
- Даже ради тебя, Том.
- Энди!
- Что?
- Пожалуйста…
Энди покачал головой и сказал:
- Ладно, но это в последний раз.
- Спасибо, - улыбнулся до ушей Том, поцеловал Энди в щёку и ушёл в ванную комнату.
- Вот так всегда, - вздохнул Энди и посмотрел на Баунса, который по_собачьи муркнув повернул к нему свою длинную морду, - Пошли, Бобёр!
Когда Энди взял в руки ошейник, Баунс так и завертелся на месте, поскуливая и гавкая.
- Ну спокойно, парень, - улыбнулся Энди, пытаясь зацепить поводок.
Пройдя до конца улицы, они оказались в парке и Энди наконец-то смог отпустить рвущегося на свободу Баунса. Сам он сел на скамейку и задумался о чём-то своём…

3. Глава, в которой сам Томас рассказывает, что произошло после выпускного
Вечеринка закончилась в третьем часу ночи. Так как отец давно уехал, мне нужно было добираться до дома своим ходом, но кто же знал, что я так сильно задержусь?
- Пойдём ко мне, Том! - предложил Энди, - Я сам сейчас иду к своему дяде, чтоб не переться до дома. Надеюсь, он нас не выгонит!
- Что ж, ладно, - ответил я
Когда мы пришли к его дяде, оказалось, что его нет дома, но задняя дверь была открыта, поэтому вскоре нам удалось переодеться и поужинать. За ужином мы о чём-то болтали, я плохо помню о чём. Но помню, как Энди сказал:
- Твой папа говорил, что тебе нечего было одеть. Правда, что ли?
- Ну, отчасти, - кивнул я, допивая чай
- Ха! Ну так знай же, что ты был одет прикольней всех на этом грёбаном выпускном! После Сэма Симпсона, конечно! Этот всех переплюнул!
- Да, теперь-то уж что? - отозвался я, немного обрадовавшись, что выглядел не так уж безнадёжно, - Проехали!
Перед сном я по привычке расчёсывал волосы (потому как у меня они были длиной почти до лопаток), в это время Энди неожиданно подошёл ко мне и встал у меня за спиной. Вероятно, он что-то хотел сказать. Я застыл в ожидании этого с расчёской в руках. Энди продолжал разглядывать наше отражение в зеркале и молчал. Причём, очень даже решительно молчал! Так продолжалось минут десять. Я был готов ожидать чего угодно. В конце концов Энди выключил свет и взяв меня за руку подвёл ко кровати. Расчёску я уронил где-то у зеркала… Беспомощно сев на простынь, я не знал, как поступить. Я много знал об «этом», но, стыдно сказать, в свои семнадцать лет, ни разу «этим» не занимался, хотя, конечно, хотел… Было страшновато, но кто не рискует, тот не пьёт шампанского. А так как шампанского мы выпили довольно много, то думать было уже поздно… Мои глаза никак не могли привыкнуть к темноте, поэтому я совершенно не видел Энди. Только чувствовал, как он потихоньку стягивает с меня плавки. Он наклонился и поцеловал мои губы. Мне это понравилось и я, ощутив как страх постепенно проходит, полностью отдался ему.

- Тебе не было больно? - сладким и тревожным голосом прошептал Энди, когда всё закончилось. Вообще-то мне было больно, но я решил соврать.
- Самую малость… - сказал я тихо и, думаю, Энди остался доволен собой.
Надо же, я никогда не думал о том, что Энди занимался с кем-нибудь любовью… Хотя, что в этом особенного? Просто я не допускал этой мысли… После этой ночи я вдруг резко почувствовал, что всё то время, пока мы были знакомы я хотел его. А теперь захотел ещё больше! Мы стали встречаться. Связывающая нас дружба переросла в нежную любовь. Теперь я уже не могу представить, как раньше я жил один…

4. Глава о том, что было дальше
Когда Энди пришёл с прогулки, Том, уже вышедший из душа сидел перед телевизором и смотрел какой-то фильм, вытирая голову полотенцем. Энди вдруг вспомнил, что забыл про пиццу… он мысленно махнул на неё рукой и ни слова не сказав посмотревшему на него Тому отправился в ванную.
На следующий день он уехал рано утром, до того как проснулся Томми.

Том сладко потянулся и опустив руку на другую половину кровати убедился, что Энди успешно слинял. Томас был ужасно расстроен, ему до чёртиков хотелось сейчас услышать голос Энди, поговорить с ним о чём-нибудь. Он ни за что бы не стал вспоминать про эту дурацкую пиццу, даже если бы ему пришлось ещё месяц голодать…
Том откинул одеяло и резко встал с кровати. Он решил отправиться в клуб, куда накануне приглашал его тот парень. Мигом прошвырнувшись с Баунсом, Том сел в свою иномарку и уехал.
К великому удивлению Тома, Джей сидел на том же месте и по-вчерашнему потягивал пиво. Подходя к нему Том машинально сдёрнул кольцо с безымянного пальца и сел рядом.
- Привет, помнишь меня? - Том дружелюбно улыбнулся
- Неа…
- Нас вчера Ванесса познакомила, моя сестра - всё так же улыбаясь сказал Томми, - Неужели не помнишь? Тебя ведь Джей зовут?
- Да, я кажется припоминаю… - протянул Джей, оглядывая Тома с ног до головы.
Непосвящённым людям образ Тома мог показаться весьма странным. На нём были белоснежные найковские кроссовки, джинсовые бермуды нежного кофейного цвета, доходящие до колен и оранжевая майка сплошь покрытая надписями на разных языках. Волосы Том собрал в хвост, закрепив оранжевой, точно в тон майке, резинкой. При всём этом на поясе у него болталась пристёгнутая бейсболка. Но в первую очередь в глаза бросалась его педантичная ухоженность и гармоничность пропорций! Маникюр всегда был безупречен, кожа была ровной и гладкой, волосы - блестящими, шелковистыми на ощупь, губы - немножко полными и невероятно чувственными, пальцы - тонкими и изящными, глаза - ярко-чёрными, ясными, окаймлёнными пушистыми ресницами, а улыбка Томми всегда была непринуждённой и чуть подбадривающей. В общем, не парень, а звезда с неба! Таким Том и впервые предстал перед Джеем.
- Знаешь, - прервал Томас размышления Джея, - Со вчерашнего вечера я ничерта не ел. Не порекомендуешь, что здесь есть из съедобного?
- Здесь? - усмехнулся Джей, - Здесь вся еда - дерьмо. Здесь только пиво можно пить баночное, потому как оно везде одинаковое… Если охота есть, то пойдём в ресторан через дом. Там клёво, но дорого. Деньги есть?
- Само собой…
- Тогда, let’s go!
- Ты со мной пойдёшь? - радостно спросил Том, - Спасибо, я как раз хотел поговорить с кем-нибудь.
- Я просто сам перекусить хотел, а тут ты…
Придя в ресторан, который к слову сказать назывался «Рассвет», Джей с Томом расположились у окна и заказали себе что-то позавтракать. У Тома было отличное настроение и он, забыв о мучавшем его голоде, болтал за двоих. Это, наверное продолжалось бы до вечера, если бы Джей, постоянно приглядывавшийся к Томми, вдруг не прервал все его разглагольствования твёрдым вопросом:
- Может быть мы как-нибудь встретимся в более интимной обстановке?
- Почему бы и нет? - сказал Том, словно только этого и ждал.
- Когда?
- Да хоть сегодня…
- Приходи ко мне ближе к нулю часов. Я работаю в том клубе, так что ты без труда меня найдёшь. Жду тебя, - с этими словами Джей вылез из-за стола и не прощаясь ушёл.
Том посмотрел ему вслед и подумал, как кстати уехал Энди в командировку… на месяц…

5. Глава о больших трудностях
Когда Том приходил домой, он немедленно заваливался спать. Вперемежку с громадным счастьем, внезапно свалившимся на него он, чувствовал усталость. Том редко проводил ночи дома, поэтому он всегда хотел спать! Но это казалось ему ничтожным по сравнению с тем, что он испытывал в последнее время. Его нежно обнимало первое серьёзное чувство, и он не мог и не хотел от него избавляться, но его близкие были другого мнения. Как-то раз отец объявил Тому, что намерен с ним поговорить. Когда он спустился из своей комнаты, то увидел отца и мать, сидящих в гостиной и беседующих о чём-то.
- Папа, ты… - начал было Том
- Том, - перебила его мать, - Что происходит?
- Что происходит? - непонимающе переспросил Томми, - Ничего…
- Тогда, Томас Рид, извольте объяснить где вы пропадаете по ночам?! - строго спросил отец, - И лучше вам, уважаемый, говорить правду!
- Успокойся! - сказала мама, - Может быть он сейчас нам всё объяснит. Не спеши с выводами.
- Успокойся… - проворчал отец, - Если бы он сидел дома я бы ему слова не сказал! Давай, раскрывай карты, сын!
Том слегка поёжился под выпытывающими взглядами родителей и несмело сказал:
- Можно я не буду рассказывать?…
- Давай, говори, что натворил, - не отставал Томас старший
- Нет.
- Том, ты напросишься, ей богу! - начал закипать отец
- Томми, мы же не хотим тебе зла, - ласково сказала мама, пытаясь нейтрализовать отцовское раздражение, - Мы с папой любим тебя, поэтому мы волнуемся… Вокруг так много алкоголиков, наркоманов… Это страшно, Том. Если с тобой происходит что-то подобное, лучше нам узнать сейчас, чем в тот момент, когда будет уже поздно. Понимаешь, Том?
- Да что вы оба такое говорите! - изумился Томми, - Как вам такое в голову только пришло?! Я никогда не позволю опуститься себе до уровня наркомана!
- Тогда, живо рассказывай, куда ходишь! - крикнул отец
- Не собираюсь! - упрямо сказал Том, - Мне уже почти восемнадцать и я имею право на частную жизнь!
- На частную жизнь?!? - вспыхнул Рид, - Я тебе сейчас покажу частную жизнь! Давно тебя не наказывали, ишь вымахал - частную жизнь ему подавай! - отец схватил Тома за руку, - Или ты прямо сейчас рассказываешь, куда опять вляпался или я за себя не отвечаю!!! Ну!?
- Томас, успокойся! - резко крикнула мама, - Не повышай голос на сына!
Мистер Рид её не слышал.
- Ты будешь говорить или нет? - неистово проорал отец, тряся Тома за руку, - Будешь?!
- Да… - захлёбываясь в слезах обиды, проговорил Том
Отец тут же отпустил его и толкнул на диван. Сам сел напротив и сказал:
- Я внимательно тебя слушаю.
- Папа, - вытирая слёзы с щёк сказал Том, - Понимаешь, я… люблю… я полюбил… - Том был не в силах больше сдерживаться и громко заревел от перенесённого унижения. Он не мог понять за что его так откровенно выругали.
Отец озадаченно улыбнулся и поглядел на мать.
- У, старый пень! - сказала она сердито, поднялась с дивана и ушла в кухню.
- Сынок… - тихо проговорил папа, пересаживаясь на диванчик рядом с ним, - Прости, пожалуйста… - Мистер Рид обнял сына и позволил ему выплакаться.
- Как её зовут? - осторожно спросил отец, когда Том успокоился
- Никак.
- Сын, - укоризненно протянул Томас старший, - Ну прости, пожалуйста. Я не знал… Как её зовут?
- Ты убьёшь меня, если я скажу, - зачем Том признался в этом он и сам на понял
- То есть? Что ты хочешь этим сказать? Кэролин?
- Нет!
- Нет? Кто тогда? Дочь президента?
- Пап, поклянись, что ничего мне не сделаешь, если я скажу правду, - Том умоляюще посмотрел в когда-то нежно-голубые, а теперь выцветшие грязновато-серые глаза отца.
- Ну, хорошо, - улыбнулся мистер Рид, - Я клянусь…
- Пап, -Том секунду помолчал и как бы небрежно проговорил, - Я голубой…
- Погоди, то есть как? Гей, что ли?
- Ну да, гей…
Улыбка на лице отца исчезла, её место заняла маска холодного равнодушия.
- Хорошо, - воодушевлёно проговорил мистер Рид, - Отлично! Теперь мне совершенно плевать, кто твоя… твой избранник. С сегодняшнего дня ты из дома не выйдешь.
- Но папа! Ты ведь поклялся!
- Что ничего тебе не сделаю, я и не сделаю, только ты будешь взаперти сидеть всё лето, ясно? Я эту дурь у тебя из головы-то повыбью. Не мытьём, так катаньем!
- Папа, я люблю его!
- Ничего, время лечит любые раны, как любила поговаривать моя покойная бабушка…
- Пап, ты что, ничего не понимаешь? - воскликнул Том, - Я не могу без него, это не шутка. Если ты запретишь с ним видеться, я что-нибудь сотворю с собой, вот увидишь!
- Да у тебя силы воли не хватит, сопля зелёная! - усмехнулся отец, - Правда, давно стоило показать тебя психологу. Разве у нормального парня хватит ума свою задницу добровольно подставлять…
- Папа!!! Не говори так!
- Это только на зоне лохов петушат, а ты? Куда полез!? Тоже мне, гей! Иди отсюда в свою комнату! И не высовывайся!
Том так разозлился, что не говоря ни слова ушёл к себе.

6. Глава о том, что было вечером того дня, когда Джей договорился с Томом о встрече, рассказанная им самим
Этот мальчик - Том - являлся несомненным украшением всего рода человеческого, и мне казалось даже странным, что такая прелесть проскользнула мимо моего внимания. Конечно, я ждал его, ждал совершенно искренне. И должен заметить, что это было даже немного приятно. За полчаса до полуночи он появился в клубе и не найдя меня глазами в толпе, нерешительно подошёл к стойке.
Вероятно, уже своим внешним видом он стремился возбудить меня. Его одежда невероятно шла ему и подчёркивала его природную сексуальность. Впервые макияж на лице парня не вызывал у меня раздражения. Обычно это дело меня бесит, потому что мужики не понимают реального смысла краски, этот же выглядел с косметикой настолько естественно, что её было почти незаметно. Она сливалась с его лицом, превращая весь грим в лёгкие, воздушные штрихи. Это было потрясающе!
Я подошёл к нему и сказал идти за мной. Доверчивый, он даже не нашёл нужным поколебаться…
Мы вошли в комнату и я запер за ним дверь. Я хотел поговорить, чтобы понять мало-мальски, чего он хочет, но этот перец был не из таких… Он предательски прижался ко мне и якобы нечаянно задел коленом моё достоинство. Это возбудило меня настолько, будто я лет десять не занимался сексом! Я потерял голову от его немножко испуганного взгляда. Озверев от нахлынувшего желания, я мигом сорвал с него брюки успев в придачу обнажить своё орудие. Мне показалось, что он боится, что больше не хочет… Но я не собирался останавливаться. Я долго не раздумывая прижал его к стене и глубоко проник внутрь, заставив содрогнуться всё его тело.
Парень дёрнулся и попытался освободиться от моих рук, но я только крепче сжал их… Мне пришло в голову, что ему жутко больно, но отпустить его я уже не мог. От сознания этого мне вдруг стало так скверно, что я невесть почему разозлился на Тома и издевательски спросил:
- Больно?
- Конечно, - задыхаясь ответил он с неимоверной грустью в голосе, словно принимая это, как данность.
Это заставило меня окончательно рассвирепеть.
- Нечего было торопить события, сучка! - выругался я
Больше он не сопротивлялся. У него на это просто не хватило бы сил. Когда я кончил и отпустил его, он, тяжело дыша, рухнул на колени, держась своими пальчиками за красные кирпичи, из которых была выложена стена. Простояв в таком положении минуту, он вдруг съёжился, прислонился спиной к холодной стене и беззвучно заплакал. Мне было чертовски жать его, но встать с лежанки не было сил, тем более, я не знал, что сказать ему. Поэтому, я решил оставить всё как есть. Отдохнув немного, я встал и ушёл, хлопнув дверью.
Не знаю, о чём он думал, полчаса, сидя один в пустой комнате, но вскоре я увидел, как он спустился вниз по лестнице и зло озираясь вокруг прошёл к выходу. Я увидел чёрную тушь, потёкшую от его слёз и просто возненавидел себя. Однако, пройдя почти рядом со мной, он меня не заметил. Я же не двинулся с места.

7. Глава, в которой Том пытается преодолеть большие трудности
Когда наступила ночь, Тому захотелось утопиться. Благо топиться было негде…
Он думал о том, что напрасно всё рассказал! Зачем? Зачем он это сделал? Просто на миг ему показалось, что отец способен понять… а в случае чего и простить. Но это было обманом! Сейчас Тому хотелось только одного - увидеть Энди, но как это сделать?… Если отец сказал, что не выпустит из дома, значит, так оно и есть…
Внезапно Томаса осенило! Ведь его комната находится всего на втором этаже. Выйдя на балкон Том едва не заплакал от счастья: недалеко от балкона стояла садовая лестница! Усмирив свою безудержную радость, Том быстро спустился на траву. Он понимал, что если об этом узнает отец, то разорвёт его на мелкие кусочки, но это волновало его меньше всего; сейчас всё казалось ему таким мелким, глупым по сравнению с обволакивающей его, нежной любовью, что он позволил себе отмахнуться от этой назойливой мысли…
Прошагав три автобусные остановки, Том подошёл, наконец, к дому Энди и робко постучался в окно его спальни. Почти сразу же оно распахнулось. Энди не спал. Так как он жил на первом этаже, ему не стоило большого труда «выйти» на улицу. Спрыгнув с подоконника, Энди обнял друга.
- Что случилось, Том, - встревожено спросил Энди, - Ты болен? Почему ты не пришёл вечером, как мы договаривались?
- Мой отец… Он… Мне пришлось всё ему рассказать, - застенчиво улыбаясь, произнёс Том, пытаясь хоть как-то подсластить пилюлю
- И… что?
- Ничего. Он запретил выходить мне из дома до конца лета, - Том отвернулся и пряча лицо направился к скамейке, стоящей под ветвями раскидистого дерева
- Запретил? Вот не было печали! Что ты теперь намерен делать? Бросишь меня? - спросил Энди, озадачено глянув вокруг.
Том присел не скамью и громко сказал:
- Я уйду из дома.
Энди остолбенел.
- Ну-ка повтори!
- Я уйду из дома, - спокойно повторил Том
- Ради меня??? - неистово изумившись, спросил Энди
Том кивнул и подтвердил:
- Ради тебя.
Несколько минут Энди стоял в оцепенении сравнимом с лёгким шоком. Очнувшись, он медленно подошёл и сел рядом с Томом.
- Знаешь, мы… - начал Энди, но так и умолк, недоговорив до конца.
Он посмотрел вокруг, на цветы, залитые нежно-серебристым светом блёклой луны. Потом поднял глаза к небу и увидел её, огромную луну, а рядом - великое множество сверкающих звездных капелек…
- Погляди, Том, - Энди взглядом указал на звёзды, - Красиво?
- Очень… - с чувством сказал Томас
- Я раньше тоже так думал, - задумчиво произнёс Энди, - Но теперь я убеждён, что это прекрасное чёрное, бездонное небо только жалкое подобие твоей красоты…
Наступило молчание. Том с преданностью посмотрел в синие глаза Энди и, осторожно взяв тёплыми ладонями его руку, произнёс:
- Спасибо, как раз сейчас мне не хватает твоей поддержки… - он ненадолго замолчал, а потом сказал, - Но всё же, - Том виновато отвернулся, - Где мне сейчас жить?…
- Живи у меня, мои родители приедут только в конце лета, а там глядишь, что-нибудь придумаем. В любом случае, я помогу всем, чем смогу, не переживай!
Том благодарно кивнув, положил голову на грудь Энди и закрыл глаза.
- Только не усни, - шепнул Энди, Том улыбнулся, - Может быть, пойдём в дом? Там потеплее, - предложил он
- Хорошо, - устало согласился Том и поднялся со скамьи, - Энди, - вдруг встрепенулся он
- Что?…
- Я… люблю тебя
В ответ Энди широко улыбнулся, взял Томми за руку и пошёл вместе с ним к дому…

8. Глава о том, как кот снова попался в мышеловку …
После того случая прошло полторы недели…
Джей уже и думать забыл о существовании Тома, но ровно через девять дней, вечером, Томас снова появился в клубе. Он не колеблясь подошёл к Джею и сказал:
- Есть время? Я хочу поговорить с тобой.
- О чём?
- Н…не важно!
- Где?…
- Можно у меня в машине… Я хочу только поговорить, в буквальном смысле.
- Хорошо, я понял. Сейчас, я закончу уборку и поговорим.
- Только поскорее! - Томми прислонился к одному из бильярдных столов и замер, кусая ногти.
Вскоре Джей расправился с уборкой и кивнул Тому. Как только Джей захлопнул дверцу иномарки Тома в ситуации что-то мгновенно перещелкнулось. Том притянул Джея к себе и, обхватив за шею, сладостно впился в его губы. В ответ Джей грубо оттолкнул Томми и сказал:
- Обойдёмся без этого!
- Я хочу тебя… - вдруг со слезами на глазах прошептал Том, не обращая внимания на грубость, - Я согласен на всё, что угодно!, - Томми прижался щекой к ладони Джея, - Что ты хочешь? Я могу дать тебе всё… Ради Бога, проведи со мной ночь, пожалуйста… Я рассчитывал поговорить, но теперь не могу совладать с собой! Я хочу, чтоб это было, как в прошлый раз!
На несколько секунд наступило молчание.
- Пошли, - твёрдо сказал Джей, выходя из машины
Та же комната. Те же холодные стены. Стол. Лежанка. Кресло, покрытое пледом.
- Снимай всё, - приказным тоном сказал Джей. Том сделал так, как он просил.
Джей резким движением подтолкнул Тома ко столу и заставил нагнуться. Через секунду Том снова ощутил не совсем понятное чувство близости с кем-то другим, кроме Энди. Дав себе зарок не волноваться, Том наконец-то начинал постигать всю прелесть этого ощущения. Он сжал пальцами край стола и почувствовал от всего действа неописуемый кайф. Видимо, Джей был растроган речами Тома и вёл себя намного осторожнее, чем тогда. Никакой боли Том больше не чувствовал, и вообще не чувствовал ничего, кроме сладостной истомы… страстные стоны невольно вырывались из груди и повисали в воздухе, сливаясь с тяжёлыми вздохами Джея… ничего кроме истомы, которую всё больше и больше ощущал Том каждой клеточкой своего тела. Том приоткрыл рот, чтобы в который раз вдохнуть катастрофически не хватающего воздуха и… словно молния прошла сквозь его тело, заставив ощутить густые сладостные судороги, сотрясающие мышцы…
После финала Джей сразу же упал в кресло и, усадив Томми к себе на колени, прижал его к груди. Том положил голову на плечо Джея и устало закрыл глаза. Через пару минут Том спросил:
- Тебе понравилось?
- Не-а… - не сразу ответил Джей
- А мне понравилось… Завтра?…
- В это же время. Здесь.
Том неохотно высвободился из жарких объятий Джея и начал одеваться.

На следующую же ночь Том вновь поддался своему неудержимому желанию и пришёл снова…

Через сутки они уже встречались дома у Томми.

После этого - в машине на окраине сквера.

Потом на последнем ряду кинотеатра.

На парковой скамье.

В туалете китайского ресторана.

В пустом вагоне метро.

В гостиничном номере.

В конце плохо освещенного автобуса.

На пляже.

В сауне.

На дискотеке.

На подоконнике в подъезде.

На лодочном причале.

В гримёрке на работе Тома.

В тёмном переулке.

Постоянно…
Везде, где они могли уединиться. Всегда, когда предоставлялся случай.
Так продолжалось до тех пор, пока не вернулся Энди…

9. Глава, в которой Том продолжает пытаться преодолеть большие трудности.
Мистер Томас Рид старший не находил себе места. Вот уже неделю, как его сын исчез из дома… Миссис Рид плакала, волновалась, постоянно срывалась на крик и бес конца упрекала мужа в чрезмерной жестокости:
- Разве можно было так с ним поступать?! - выговаривала она мистеру Риду, - Теперь он настолько запуган, что и носу домой не покажет! Том доверился тебе, раскрыл свою душу, а ты… ты выругал его за это!!! Разве он виноват, что сейчас ему трудно совладать со своими чувствами и желаниями!? Он ведь совсем ещё мальчик… сынок…
- Что ты мне это говоришь? - хмуро отвечал мистер Рид, - Лучше бы сказала, как его найти…
- Обойди его друзей… Может быть кто-нибудь знает, где он… Я просто теряюсь в догадках. Бедный Том…
- Ладно, я найду его, чего бы мне это не стоило! Переверну весь этот чёртов город, но найду! - успокаивал Рид жену, хотя больше, всё же, успокаивал себя.
Отец Тома начал поиски, обзвонил почти всех одноклассников Тома, но никто ничего о нём не слышал. Тогда он позвонил Кэролин, бывшей когда-то самой близкой подругой Тома и она с неохотой дала мистеру Риду адрес (у Энди не было телефона) Энди. Через какое-то время Рид уже стучался в дверь его дома.
Энди сам открыл дверь и застыл на пороге.
- Привет, Энди! - Томас старший попытался учтиво улыбнуться,
- Здравствуйте…
- Я к тебе вот по какому вопросу. Ты когда в последний раз видел…
Внезапно, двери, ведущие в спальню распахнулись и Том, сладко зевнув, вышел на яркий свет. Он невозмутимо посмотрел на отца, лениво подошёл к Энди и нежно обнял со спины, сложив руки на его талии.
- Привет, пап, - прервал он молчаливое недоумение отца, - Ты, кажется, хотел что-то сказать?
- Да, мистер Рид, - робея от действий Тома, сказал Энди, - Что Вы хотели?
- Э… Том, - обратился он к сыну, - Может быть вы оба придёте сегодня к нам на ужин, чтобы мы с мамой могли немного переговорить с тобой?…
Томми, прижавшись к своему другу ещё крепче, наклонил голову.
- Ну, не знаю… Что ты об этом думаешь, Энди?
- Наверное, это отличная идея… - застенчиво ответил тот, боясь сказать что-то не так
- Стало быть мы придём, папа, - непринуждённо улыбнулся Том
- Тогда, я пойду… Скажу матери. До вечера, - сказал мистер Рид, нескладно отступая назад. Дойдя таким образом до конца крыльца он чуть не упал, повернулся и быстро зашагал по садовой дорожке.
Энди захлопнул дверь и в то же мгновение почувствовал обжигающие губы Тома на своей шее.
- Томми, что такое?…
- Они смирились, - весело улыбнувшись, прижимаясь щекой к щеке Энди, сказал Том, - Им уже плевать на то, кого я люблю! Им главное, что я жив и здоров! Слава всем богам!!! - Том в порыве снова поцеловал шею Энди.
Энди тут же освободился от объятий Тома, подхватил его на руки и спокойно направился к распахнутым дверям спальни.
- Энди! - смеясь, вскрикнул Том, обвивая руками его плечи, - Куда?
- Заниматься сексом, - невозмутимо ответил тот
- О, господи!!! Я умру от этого блаженства!
- Мы оба умрём… - поправил Энди и захлопнул дверь ногой.

10. Глава о том, как Томми растерялся, заблудившись в трёх соснах
- Томми, ты дома? - радостно крикнул Энди, потрепав по голове примчавшегося на звук открывающейся двери Баунса
Волоча за собой полы красного шёлкового халата, Том вышел из дверей кухни. Он остановился и недоумевающе взглянул на Энди, после едва заметно улыбнулся, увидев радость в глазах друга.
- Том! Как я соскучился! - Энди поднял Тома и, усадив на массивный высокий комод, страстно поцеловал.
Томас склонился над ним и игриво дотронулся до кончика его носа тоненьким пальчиком. Потом соскользнул на пол и, подняв мешающийся под ногами красный шёлк, направился обратно в кухню. Энди вошёл вслед за ним. Внезапно он почувствовал что-то странное, какую-то почти неуловимую перемену во всём, что его окружало и особенно в Томми.
- Томми, что-то случилось?… - неопределённо всматриваясь в кухонную мебель спросил Энди
- Нет! - отрезал Том, - Ты хочешь перекусить?
- Я не голоден… - растерянно произнёс Энди, ошарашенный грубым ответом Тома
В это время Томми приготовил себе кофе. Он сосредоточено подул на горячий напиток и немного отхлебнул из чашки. Энди опустился на кухонный стул, продолжая наблюдать за Томом. Тот выплеснул остатки кофе в раковину и вымыл чашку. После чего, опёршись на край стола сказал:
- Вымой руки с дороги и пойдём в спальню.
Энди непонимающе подчинился.

Тонкий луч света пробивался в щель между плотными портьерами.
Том исполнил то, что должен был и тихо прижался к телу Энди, равнодушно разглядывая узор на одеяле. После долгого молчания он неожиданно спросил, повернувшись к Энди лицом:
- Ты изменял мне когда-нибудь?…
Томас так внимательно ждал ответа, что Энди смутился и промолчал.
- Энди, я кажется задал тебе вопрос. Изменял или нет?
- К чему ты это спрашиваешь?
- Вначале ответь.
- Нет, никогда в жизни. Что с тобой, Том?…
Томас мило улыбнулся и замотал головой:
- Ничего…
11. Глава, в которой Том находит общий язык с родителями и получает два странных предложения
- Вот закончится лето, как мы тогда будем?… - спросил Энди, завязывая Тому галстук
- В каком смысле? - недоумевающе посмотрел на него Томас
- В прямом. Приедут мои родичи, нужно будет учиться, тебе ещё и работать… Что? Как?
- Я не знаю Энди, - честно ответил Том, - Может быть я вернусь домой… Если пустят…
Энди расправил воротник на шее Тома и сдержано дотронулся до его губ своими.
- Я не хочу, чтобы ты жил далеко от меня, - сказал он, - Я хочу любить тебя каждую ночь… По несколько раз за ночь…
- Отлично! Только это невозможно. Нам придется жить с родителями…
- Зачем с родителями? - безумная идея коснулась сознания Энди, - Кто это сказал?
- Неужели мы можем жить вдвоём? - насмешливо спросил Том
- Почему нет? - Энди с головой захлестнула эта мысль, - Мало того, - Энди поспешно снял с пальца своё счастливое кольцо, с которым он не расставался никогда и протянул Тому, - Пожалуйста, надень.
Том удивлённо улыбаясь сказал:
- Энди, ты псих! Ты совершенно не понимаешь, что говоришь… и что делаешь тоже. О, Господи, - Томас радостно поднял глаза к небу, - почему весь этот счастливый ужас происходит со мной!? Дай сюда! - сказал он Энди.
Том схватил кольцо с его ладони и медленно надел на безымянный палец.
- Всё, теперь, кролик, никуда не денешься, - шутя сказал Энди

За ужином у родителей Тома Энди чувствовал себя крайне неловко, но сказать об этом Томасу он боялся.
- Мам, - прямо посреди трапезы, прервав натянутое молчание, сказал Том, - Посмотри, пожалуйста, - он через весь стол протянул свою левую руку.
- Что это значит? - не поняла миссис Рид
- Колечко… Мам, ты знаешь, я хочу жить с Энди.
Миссис Рид испуганно взглянула на отца Тома, который изо всех сил старался не показывать, что его взволновали сыновы слова.
- Живи, кто тебе запрещает?… - сказал мистер Рид низким голосом.
- Но есть небольшая проблемка…
- Какая?
- Негде…
- Что ты предлагаешь? - спросил Томас старший, которому начала надоедать хамская интонация сына
- Ничего, - вмиг уловил это Том, - Мы придумаем, что делать… Я ничего не прошу у Вас, ты не думай, пап… И ещё… это… ты извини меня…
- За что?
- Ну, за то, как я вёл себя, когда ты пришёл к Энди… Я не хотел, само как-то получилось…
- Я не помню, как ты себя вёл, если быть честным.
- Тогда прости меня за это! - жалобно попросил Том
- Вот чудак-человек! Как я могу простить за то, чего не помню?
- Тогда просто за всё прости…
Отец удивлённо посмотрел на Тома и промолчал.

12. Глава, в которой Том делает то, чего не нужно было
- Том, ты в восемь будешь дома? - спросил Энди, собираясь на работу.
- Не знаю…
- Ну ладно, я приду в восемь, - Энди приобнял Тома и уже собирался уходить, но Томми схватил его за руку, остановил.
- Что такое? - с удивлённой улыбкой спросил Энди.
- Поцелуй меня, - прошептал Том.
Энди почти незаметно усмехнулся и чмокнул Тома в щеку.
- Нет! - недовольно надул губы Том, - По-настоящему.
- Том, может вечером?…
- Я хочу сейчас. Немедленно, - он приблизился к Энди и сказал, - Язык освободи…
Энди не стал спорить и, «по-настоящему» поцеловав Тома, благополучно ретировался на работу.
Как только он ушёл, Том привёл себя в порядок, оделся и не задумываясь отправился в клуб, где работал Джей.
Джей ни капли не удивился, увидев Тома.
- Мальчик мой, погоди немного, - тихо сказал Джей, - Футбол скоро закончится, - и Джей повернулся к экрану, на котором был включен спортивный канал.
Томми присел рядом с Джеем и попытался вникнуть в суть матча. Джей непринуждённо, по-хозяйски протянул руку и обнял Тома за плечи.
- Кто играет-то? - равнодушно спросил Том
- Реал…
- С кем?
- С Барселоной…
- А счёт?
- Два-один в пользу Реала…
- Сколько до конца? Много?
- Нет, совсем чуть-чуть…
- А главный судья кто?
- Ой, не знаю…
- А что это за стадион?
- Том! - сердито бросил на него взгляд Джей, - Если тебе неохота смотреть иди прогуляйся!
- Почему, мне интересно… - виновато сказал Том
- Тогда смотри!
Через несколько минут матч закончился, счёт остался неизменным. Джей, казалось, был этому очень рад.
- Ладно, - сказал он, - Чего ты пришёл?
- Ты мне нужен.
- Зайчик, я всем нужен, - спокойно улыбнулся Джей
- Но мне особенно остро!
- Хорошо.
- Ты сможешь прийти ко мне часов в семь, полвосьмого?
- Без проблем.
- Вот приходи.
- Вот приду.
- Ну вот и отлично. Только не опаздывай, ладно?
- Я никогда не опаздываю. Это время спешит.
- Ясно, - улыбнулся Том, - До встречи, - Томми нежно провёл пальцами по щетине Джея и соскользнув, убрал руку в карман.


@музыка: M10M

@настроение: приподнятое за волосы

07:05 

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
07:21 

_l_

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Родная часовня


03:29 

Непрочитанное письмо

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Отправлять м его не хочется, а засунуть куда-то нужно, иначе свихнусь

03:48 

Ещё один рассказ из моих запасников. На сей раз один из любимых, но не оконченых

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
ГДОТ

У нас в городе есть клёвая забегаловка под названием «Где-то там…», а по вечерам - «Гд…о…т» ( буквы не горят - лампы сдохли). Когошеньки там только не встретишь! Такие личности «забегают», я вам скажу, хо-хо! Один значит перец (матёрый!) - зовут Кощей - завсегда поспать туда приходит. Он как войдёт, так сразу всех с его угла дивана как ветром сдувает - народ знает, народ уважает. Он одному чуваку за это тёпленькое местечко ногу сломал однажды. Нечаянно, правда… Однако, с тех пор ни кто не оспаривает его владения. Поэтому днями-ночами, уткнувшись в подлокотник ухом, Кощей видит сны… Ему даже кто-то из ребят подушку принёс. Вон она валяется!
Ещё бывает здесь жиртрест Таня. За то что он Таня его часто достают особо резвые, а за «стройность» его иногда зовут Навозная Бомба. Зато он может залпом выпить кружку пива. И Василиса. Больше никто ( видел кружку в ГДОТе?! Её вообще хрена лысого выпьешь! А выпьешь, так потом замучаешься в туалет бегать!)
Насчёт туалетов, кстати… Как-то раз там валялся освежитель (он там часто валяется), а потом - взял и пропал. Искали долго, думали, закатился куда-нибудь. Отодвинули тяжеленную тумбу (там, конечно, не было никакого освежителя) и нашли рассадник крысят! Всех, сволочи, передавили! А через неделю что оказалось! Оказалось, что Василиса этот чёртов освежитель взяла погонять, а вот крысы, они, поганьё, породистые были! Сбежали из зоомагазина! Припёрлась толпа директоров - давай охать ахать каждый на свой манер! А что поделаешь? В мешочке одни трубы… то есть трупы дохлые лежат. Крысиные трупы. Они, директора, на персонал наехали - дескать, возмещайте. Персонал - Слон и Веня - сами наезжать начали, говорят: «Не в тему базар метёте, мы ваших крыс в глаза не видели и по паспорту не узнаем, так что нечего было их без ошейников выгуливать» Директора попыхтели да поразъехались…
Ещё в ГДОТе Ватрушка отирается. Ватрушка - это такой мужик, ему лет тридцать, у него одна нога хромая и он с тростью ходит. Серьёзный такой вечно. Сидит себе за стойкой - все его боятся, а бывает, Кощей проснётся, подсядет к нему и давай лясы точить, тут и все подключаются в порядке очереди.
С краю слева, у окошка с занавеской зачастую сидят ещё два чувака, их все называют Ромео и Джульетта, причём никогда не уточняя, кто именно Ромео, а кто наоборот. (В жизни: Серёжа и Валентин) Они очень приличные люди, достаточно прикольные. Если тебе нужны деньги, то вот у них ты займёшь всегда и без чётких сроков возврата. Нет, правда, они всегда готовы прийти на помощь, их за это уважают (хотя кое-кого и бесит, что они практически всегда живут в процессе поцелуя, но это их личное право).
За стойкой изо дня в день скучает парень с экзотическим именем Патрикей. С ним водит дружбу обрусевшая испанка Няма, которую все зовут Лисой Патрикеевной или просто Патрикеевной (она сидит рядом с приёмником и тыкает в тюнер пальцем, чтоб поймать что-нибудь стоящее, иногда врубает какой-нибудь CD). Василиса считает её своей подружкой…
Однажды Кощей ни с того ни с сего пробудился под вечер. Он сел на свою подушку и потянулся, зевая во весь рот.
- Товарищи! - проорал он и закашлялся.
- Ромео и Джульетта тебе товарищи! - сказал Таня, безмятежно играющий в шашки с местным интеллигентом Басяней Достоевским.
- Пи-ва! - прохрипел осипший Кощей протянув немощную руку в Патрикееву сторону, - Плиззз!
- Стошник!
- А я посудку помою, - запричитал Кощей, - Патрикей, я полы подмету.
- Помоешь и полтинник, - задумчиво произнёс тот
- Так веж, дык во-от… Патрикушечка, скости милок!
- Ну тридцать, - вздохнув сказал Патрикей
- М-м! Двадцать пять…
- Полы, посуда и … туалет.
- А! Тогда червонец и по рукам!
Патрикей протёр салфеткой стол и, замучено оскалившись, сказал:
- Тащи свою задницу сюда и говори, какого тебе. Тань, ты запомни, что он тут наобещал, чтоб потом не выкрутился. И ты, Бася, тоже запомни.
- Патрик! - довольно протянул Кощей, - Мы уские не обманываем дйуг дйуга! Тёмного, тёмного… - забыв про всё остальное протараторил он
- А червонец? - наклонившись ко столу спросил Патрикей
- Червонец? Ха! Ван момент плиз!
Он подскочил к столику, за которым миловались Валя с Сержем и для того, чтоб они его заметили, упал рядом со столом. Только они его не заметили. Тогда он встал на колени и сложил руки, будто собирался молиться. Ноль эмоций. Кощей поставил локти на столик и со всей силы пихнул Сергея.
- Что-о? - недовольно протянул тот
Кощей в ответ улыбнулся как Мона Лиза и похлопав ресницами сказал:
- Свободы, зрелищ, хлеба…и денег червонец.
- Держи, когда отдашь?
- Когда заработаю!
- Милый мой, ты же никогда не работал…
- Ну, отдам когда-нибудь!
- А! - махнул Сергей на него рукой
В обмен на зелёненькую (вот совпаденьице! «Червонец» - зелёный!) бумажку Кощей получил свою порцию хмельного напитка.
- Когда приступишь к уборке? - съюморил Таня
- Как посплю, так преступлю! - Кощей отхлебнул пива и сказал в таком крепком и добром упоении, - Эх, щас бы бабу бы!
- Жаль, что сюда «бабы» не заходят, - проворчала сигарето-прокуренным голосом Василиса, - Только женщины.
- Зачем тебе баба? - с намерением пошутить спросил не то Ромео, не то Джульетта
- Нет, мальчики, - улыбнулся Кощей, - Конечно, хорошо, когда и ты и тебя, а я всё равно девушек люблю! - с этими словами Кощей зевнул и переложив подушку улёгся на диван, - Я и вас, мальчики, тоже люблю в своём роде. Я всех люблю, - он ещё раз зевнул и поёжившись закрыл глаза, - Пиво не допивать! - тихо произнёс он и окончательно заснул.
На улице шёл страшный дождь.
- Веня, глянь какой ливень, - сказал Слон, снимая и подводя часы, висящие над одним из столов
- Знатный дожжик, - подтвердил Веня, - Эх, что ли пыль протереть? Скука смертная!
- Сыграй со мной в шашки, - предложил Таня
- А Басяня чего?
- Да он меня каждый раз обыгрывает, Гарри Каспаров недоделанный!
Слон сел в одно из кресел и сказал:
- Давайте устроим сон час? Всё равно посетителей нету…
- Не, давайте Кощея разбудим и заставим пол мыть, - проговорила Василиса, - Хоть посмеёмся…
- Если мы кощного разбудим, тут не до смеху будет… - сказал Слон, - Всем достанется.
Внезапно из угла донёсся голос Вали:
- Мальчики-девочки, может, в карты сыграем?
- А это идея! - оживился Таня, - Только с Достоевским я играть не буду!
- Да я и сам с тобой играть не собирался! Фу, в пень, больно надо! - с этими словами Бася встал и ушёл куда-то.
Как раз в тот момент дверь неожиданно распахнулась и в кафе влетела мокрая блондинка в маленьком чёрном платье.
- Ой-ёй, - сказал Таня, глядя на её подмоченную «репутацию»
- Это не «ой-ёй», - тихо произнёс Слон, - Это ой-ёй-ёй-ёй-ёй! Смотри, рядом со светильничком села, вся такая у-тю-тю, вся вымокшая, чувствую, настал мой час!
- Сидеть, - внезапно прошептал Веня, замечая, как Слон встаёт с кресла, - Моя лапуля!
С этими словами он встал, подошёл к девушке и улыбаясь что-то ей сказал, в ответ она тоже улыбнулась, кивнула и что-то достала из сумки.
- Неужто телефон даёт??? - удивился Слон, - Они же и минуты не знакомы! Тьфу ты, гляньте! Она ж ему денег сунула... А он что - отказывается? Не понял!
В это время Веня уже шагал к стойке. Слон поймал его за рукав.
- Это чё тут происходит, Веня?
- Тупой что ли? Девушка вымокла, так?
- Так…
- Согреться ей надо?
- Ну, положим, надо… - всё больше нахмуриваясь согласился Слон
- Ну вот я и иду ей кофея купить!
- Ты дуррак! Иди, покупай своё кофе! Напужал, таки. Значит ты чё, её не клеил?
- Да нет, не в моём вкусе…
- Дембил…
- Чё!?
- Шагай, шагай, шучу это я так…
- Да за такие шутки…
- КОФЕ! ШАГОМ МАРШ!
- Ну чё как сразу чё так сразу орать?… - понуро спросил Веня и поплёлся к Патрикею.
Затылком Вениамин почувствовал, как снова приоткрылась входная дверь, и кто-то вошёл. Оглянувшись, он увидел стоящего в позе Наполеона-победителя Ватрушку. Его мокрая бандана съехала на бок, на плаще снизу красовались капли серой грязи, а трость с черепом на конце придавала ему недостающий колорит для сравнения с корсаром Карибского моря. Он важно прохромал к столику, где сидела блонда и уселся напротив её. Было видно, что они перекинулись парой слов, после чего Ватрушка взял её руку и учтиво поцеловал. Она улыбнулась, что-то сказала… У Слона изо рта выпала зубочистка, которую он грыз:
- Что это с Ватрушкой??? - спросил он у Тани, который был удивлён не меньше.
- А я почём знаю? - ответил он, - Может, сестрёнку встретил?
- Ватрушка, - взвизгнул Слон, - сестрёнку? К моей бабе трётся!
- Она такая же твоя, как и ты её… - заметила из угла Василиса
- Так чё, мне ей кофе нести?… - спросил Веня в недоумении.
- Конечно! - выпалил Слон, - И послушай о чём они говорят! Давай, двигай!
- С…
- Потом порамсим. Вперёд и с песней!
Веня быстро подошёл к блонде и поставил перед ней чашку, не забыв при этом улыбнуться. Вернулся обратно Веня с кислым выражением лица.
- Ну, о чём они треплются? - с интересом спросил Слон.
- Ватрушка - сволочь!
- Ну… удивил! - протянул Таня.
- Да нет, он ведь ещё противнее! Урод несчастный. Говорит, сбегай-ка мне тоже за чашечкой кофея, парень. Чё он из себя корчит??? Так и хотелось в морду дать, да при даме…
- Он на это и рассчитывал, - Таня довольно хмыкнул, когда представил худощавого Веню, дерущегося с Ватрушкой…
- Венька, - не отставал Слон, - ты остынь и скажи о чём там разговор?
- Ни о чём! Я как подошёл, так они оба заткнулись. А! Слушайте, а не дочурка ли это его?
- Да ну ты в валенок лохматый, - махнул рукой Слон, - Из Ватрушки такой же папаша, как из меня Бен Ладен!
- А я давно хотел тебя в милицию сдать, - сказал Таня
- Заткнитесь! - прервал их Веня, - Я реально говорю! Я сразу заметил что они похожи!!! Потом у Ватрушки спросим, увидишь, я прав. Я в таких вещах не ошибаюсь!
- На чё спорнём? - спросил Слон Веню
- На стольник, - упрямо ответил тот
- О-хо! Можешь прямо сейчас отдавать.
- Шнырь за кофеем, они уже вон ждут, - сказал Таня
Через две минуты блонда оставила Ватрушку и ушла, так как дождь децл поутих. Ватрушка встал и молча перехромал за стойку к Патрикею.
- Что это было, Вадим Георгиевич? - не в тему спросила Василиса
- А? - переспросил Ватрушка, - У тебя есть гребешок?
- На, держи
Ватрушка принялся расчёсывать бороду.
- Чего ты говоришь?
- Кто это была? - спросил Веня
- Кто?
- Ну, девушка!
- Какая девушка?
- С которой ты щас кофе пил!!!
- А, ну так сразу бы и сказал…
- Ну и кто она?
- Девушка.
- Чья???!!!
- Моя девушка. Я не понял, ты чё привязался, а? Чё тебе надо? - Ватрушка с негодованием уставился на Веню
- Так вы с ней не родственники? - разочарованно сказал Веня, не обратив внимания на выпад Ватрушки
- Родственники, родственники… - недовольно буркнул Ватрушка
- ???
- !!! - Ватрушка молча поднял левую руку и загнул на ней все пальцы, кроме безымянного. Веня всё понял.
- Жена?! - не сдержавшись, проорал Слон
От его воплей проснулся Кощей.
- Свистать всех наверх! - громко и невпопад сказал он
- Чего???
- Фу ты ну ты! - Кощей поднялся с дивана, обхватив голову руками, - Сон про пиратов приснился… Привет, Вадим Георгиевич! Блин, голова разболелась…
- Кощный, у Ватрушки, оказывается, жена есть!!! - воскликнул Слон
- Как ты меня назвал?! - изумлённо произнёс Ватрушка
- Спокойно, Вадим Георгиевич, - сказал Кощей, вставая с дивана, - Вообще все успокойтесь!
И Кощей смачно зевнул, так, словно хотел проглотить слонёнка. По окончании он сурово тряхнул головой, чуть не задев ею плинтуса. Василиса не удержалась от апплодисментов.
- Потрясающе, - Кощей потёр пальцем глаз, - Ты кто такой? - Кощей посмотрел в упор на Василису, - А, пардон, мамзель, - Он уселся за стойку рядом с Ватрушкой, - Ну? О чём спор?
- А... о том, что ты должен пойти и вымыть сортир, - ввернул Патрикей.
- Я? С чего вдруг? Ты что уволился? - Кощей упал носом на стойку, будучи не в силах держать голову на весу.
- Кощный! - обратился к нему Слон, - Прикинь, тут у Георгича жёна объявилась.
- Да? - с трудом переведя взгляд на него переспросил Кощей, - Красивая? - он посмотрел на Ватрушку.
- Нет, - ответил тот, - Очень красивая.
- А что, дети есть? - мутно шевеля языком спросил Кощей.
- От неё нет пока.
- А вобще?
- Ну... с кем не бывает... - Ватрушка спрятался в воротник.
Дверь распахнулась и вниманию компании предстала рыжая веснушчатая девчонка, похожая на Пэппи Длинныйчулок.
Разглядывая недра, Гдота она не спешила проходить внутрь. А потом, увидев Ватрушку, заорала не смущаясь:
- Вот ты где!!! Я тебя ищу, а ты смылся!!!
- Э-э... - промямлил Патрикей.
- Извините, гражданин, - она приложила руку к груди, а затем показала пальцем на Ватрушку, - Просто этот старый рокер сбежал от меня, даже не дав денег на обратный проезд. Я что свои должна тратить, что ли???
- Кто это существо, - с усмешкой поведя ладонью в её сторону, спросил Вадим Георгиевич.
- Папа!!!
Ватрушка уронил руку и обречённо глянул на неё.
- Что???
Девчонка подошла к нему и села рядом.
- Ничего уже.
Кощей влез локтями на стойку, чтобы рассмотреть "это существо" и спросил, игнорируя Ватрушку, на которого он опирался:
- Как тебя зовут, маленькая Ватрушка?
- Нюра, пельмень.
- Я не пельмень, я зовут Кощщей, - он протянул ей руку. Она пожала. Крепко. Как Ватрушка.
- Нюра Вадимовна... - произнесла Василиса, - Как ёршиком по горлу.
- Нирвана Вадимовна, - грубо поправил Ватрушка, обернувшись.
- Да, этот шизоид однажды обкурившись назвал меня Нирваной, да ещё и гордится этим на каждом шагу, - Нюра скуксилась, потом поглядела на Патрикея:
- Налей мне виски...
- Не, в депрессии лкагольные напитки тратить не стоит за зря, - Кощей поднял вверх палец и тут же стёк со стула к своему дивану, вспомнив про пиво.
- Тогда дай мне бутерброд, - попросила Нюра, - Уйди! - нахмурилась она, когда Ватрушка попытался достать кошелёк, - Я тебя урою, если вздумаешь платить.
- А может я не тебе?..
- А нет, - она показала папаше язык и отвернулась, - Если бы была жива моя покойная матушка она не дала бы меня в обиду.
- Да я смотрю тебя и так никто особо не обидит... - сказал Таня.
- Агась! Кроме этого вот Чма! - Нюра ткнула Ватрушку в плечо.
- Знаешь, - злобно начал он.
- Не ерепенься, пап, я шучу.
- С тобой связываться - только руки марать, - вздохнул Ватрушка и закурил.
- Она была монашкою с премиленькой модашкою, - Нюра пропела, наигранно водя руками в неистовых переживаниях, - А ты с такою рожей, как баран...
Ватрушка звонко щёлкнул крышкой зажигалки и его злость вся куда-то пропала.
- Пошли домой, - сказал он, - Здесь так шумно и неуютно стало.
Маленькая ватрушечка посмотрела на него и, взяла его за руку.
- И то правда, пойдём, пап...

Когда они ушли, и дверь хлопнула вдогонку, обитатели Гдота переглянулись.
- Ничё не понимаю! - буркнул Кощей и тут же упал и уснул.










22:25 

Я фотал всё, что двигалось - в данном влучае - себя

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH

Эт значит, что фсё бует Сугой

Это мой ответ на все вопросы!


Это изык!!


Это тоже я!! Какой я красивый!! И два зуба, как у кроля... (ушоф не хватаит)


Это я сам не знаю, о чём думал...


Это уже сжирубешение - вырезка из киношки про м...


И фсё ребята!

23:36 

Я обещал косплей... Я его подправил основательно...

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH

Заряжаем камеру...


Сходим с ума...


Попрафляим атрибутику...


И снимаим!!









00:23 

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Три дня из жизни Крысы.
Незнание - это блаженство.



И была ночь. И было утро. День шестой. Пятница. Я открыла глаза...

Я открыла свой белый облупленный холодильник и увидела нечто ужасное. Ха. Вначале я и сама не поняла, что это было. Я хлопнула дверью и снова заглянула внутрь. "Ничего необычного, " - протикали часы. Как и всегда внутри находились полки-продукты. Так... Куриные яйца, колбаса, пара сосисок, кефир, молоко, кетчуп, шпроты в масле... Точно, на завтрак будут шпроты в масле. Я вытащила банку из-под пакета с кефиром, но не поставила на стол, а замерла. Банка была подозрительно лёгкой. Я схватила первый попавшийся нож и вспорола металлическую крышку: внутри зияла пустота. Пришлось выкинуть шпроты в мусорное ведро. После этого я ещё, в третий раз, открыла холодильник. Так и есть: всё было съедено подчистую. От яиц осталась лишь скорлупа, стояли пустые пакеты от молока, кефира, йогурта, валялись оболочки колбасы и сосисок, всё ещё державшие форму обёртки конфет.
Я быстро достала из навесного ящика банку с чёрной краской и со злости начертила крест во весь холодильник.
В прихожей раздался нервозный звонок.
- Кто? - спросила я, подходя к двери и вытирая руки об кофту.
- Илья.
- Ну, заходи тогда, - я щёлкнула шпингалетом, - С утра пораньше.... Хочешь кофе?
- У тебя нет кофе, - спокойно произнёс Илья.
- Ты думаешь? - я открыла коробку, - И вправду нет, - я удивлённо посмотрела на своё отражение на дне пустой банки кофе.

- Ты их распустила, - буркнул Илья, швырнув свою драную сумку на табурет, - Они не должны так поступать.
- Ладно, я сама как-нибудь разберусь, перейдём к делу. Двадцать пятое число, семь вечера тебя устроит?
- Посвежее чего нет? - скривился Илья.
- Есть, но тебе и такое сойдёт. Берёшь?
- Да-вай, - нехотя согласился он, - Ух... Уже прошло двести пятьдесят девять часов...
Как только деньги легли на стол, Илья получил то, что хотел.
- Я пойду с тобой, - сказала я, засовывая евро в кошелёк, - Поменяю деньги на дерево, это раз, зайду к Зайчику, это два, наведаюсь в контору, это три.
- Насыщенный денёк, - покачал головой Илья, закидывая сумку на плечо, и достал зажигалку.

Получив, наконец, рублей в обе руки я купила себе пирожок с хрустящей корочкой. А пообщавшись в интернете со своим виртуальным другом, я узнала, что магнитное поле земли обещает временный покой и что сегодня именины у Ануфрия. Зайчик переслал мне машинные номера и начало своей новой повести. Вот оно:

"Давным-давным-давно жил на свете король Галтаир III-ий. Из года в год власть в его стране передавалась от отца к сыну, однако, Галтаир не спешил обзаводиться наследником. И вообще он был голубым, и жены у него сроду никогда не было. Зато у него был наложник - эльф по имени Глеон. Хотя, сначала и его не было.
Сей эльф был когда-то одним из множества слуг замка Галтаира. И это продолжалось до тех пор, пока король не заметил его и не выделил из толпы. Глеон походил на серую мышку - его голоса почти никогда не было слышно, особенно в разговорах с вышестоящими вельможами.
Однажды Галтаиру посчастливилось заглянуть в глубокие серые глаза Глеона, и с той самой секунды он оказался во власти их мучительного плена. Эльф понял это сразу. Он застенчиво улыбался, принимая подарки и привилегии от короля, и, в конце концов, на последний, решающий вопрос Галтаира тихо прошептал "да". В ту пору лето было в самом разгаре, и они провели много бессонных ночей. Галтаир сходил с ума от юного тела Глеона, а тот был скромен и покорно принимал любую прихоть своего покровителя. Цветы сыпались к ногам эльфа, словно снег в метель.
Глеон мог влиять на принятие законов, на вынесение смертных приговоров либо помилований, мог, если считал нужным, вмешиваться в военные конфликты, ведение других государственных дел. Ему стоило произнести лишь слово, чтобы Галтаир пересмотрел своё решение. Однако чаще всего Глеон предпочитал молчать.
Король готов был даже отдать власть в руки Глеона (естественно, после своей смерти, ведь, как известно, эльфы бессмертны), но тот с благодарной улыбкой отказался.
По замку и за его пределами Глеон передвигался исключительно в женском одеянии. Он, в принципе, и был похож на хорошенькую девушку. Но то, что в конечном итоге он оставался мужчиной, придавало особую пикантность ситуации. Никто из иностранных гостей Галтаира и не догадывался, что скромная, молчаливая леди, подавшая чай, на самом деле никакая не леди, а молоденький и чрезвычайно сексуальный эльф.
Ради него сочинялись стихи. Часто ночью Галтаир не мог уснуть, освещая яркой свечой белые листы и записывая новые и новые стихотворные строки. Вот одни из них:

Где найти мне слова любви,
Ласковые, словно лунный свет,
Если растеряны нами они?
Облаками растаял ответ,
Не оставив воздушный след...

Грядут перемены, мой друг.
Лучше станет, поверь.
Если услышишь застенчивый стук
Опять... Я приду. Откроешь ли дверь?
Навсегда я останусь теперь...

Если прочитать их по первым буквам, то получится дважды повторённое имя: "Глеон".
Встав с постели, Глеон обнаруживал рядом с кроватью конверт со стихами, читал их, блаженно хлопая ресницами. Войдя в столовую к завтраку, он одаривал их автора нежным поцелуем и жестом, намекающим на желание встретиться вечером.... После этого королю было очень трудно сосредоточиться на делах и не думать о том, что ждёт его после.
Надо сказать, всё это доставляло им обоим огромное удовольствие. Эльф дрожал всем телом от лёгкого прикосновения своего короля, не в силах поверить, что такое возможно наяву. Галтаир терял голову от робости, таинственности и необходимости постоянно скрывать привязанность. Да и вообще, он был не дурак лишний раз перепихнуться.
Однако что-то вдруг пошло не так.
Устоявшиеся отношения вдруг дали трещину.
Началось всё с воспаления лёгких (виноват осенний дождь).
- Два раза в день настой и спать круглые сутки, - сказал врач, худой с густыми седыми усами, прощально глядя на Глеона.
Спать эльфу не хотелось, но больше ему не хотелось есть, но чтобы не огорчать Галтаира, забросившего все свои дела ради того, чтобы собственноручно покормить любимого бульоном из курицы, Глеон послушно проглотил пару ложек этой дряни. Через несколько дней ему стало лучше. На четвёртый день он рано утром ушёл прогуляться в сад и подышать свежим воздухом.
- Куда он ушёл? - изумлённо спросил Галтаир у личной горничной Глеона, поправляющей постель.
- Они в саду, - ответила та.
- Да? Ладно, когда вернется, прикажи подать завтрак.
- Как обычно, в комнату?
- Нет, вместе со мной в столовой. Пусть придет туда.
- Слушаюсь.
Когда Глеон вошёл в столовую, Галтаир уже сидел за столом. Уже давно сидел за столом. Глеон смущенно опустив ресницы, извинился за опоздание.
- Я недостоин поцелуя? - вдруг спросил Галтаир, немного нервно теребя бороду.
- Простите, - пролепетал эльф.
Он подошёл и преданно поцеловал руку Галтаира. Со стороны поцелуй выглядело нелепо, но король не обратил на это внимания.
- Как ты чувствуешь себя? - Галтаир по-прежнему не преступал к трапезе.
- Я польщён тем, что Вы так беспокоитесь обо мне. Сегодня я чувствую себя хорошо...
- Значит... - хотел сказать Галтаир.
- Хорошо, но не настолько, насколько Вы подумали."

Пробежав глазами творение, я сказала пару слов, по этому поводу и, наскоро попрощавшись, отправилась в контору. Узнать о производстве "средств от моли" так и не удалось: мне сказали, что производство давно свернули и что, если я понадоблюсь, со мной свяжутся.

Идти мне было некуда, поэтому я пошла туда, куда глаза глядели.
По дороге я искала глазами номера машин, сказанных мне Зайчиком. Нашла только одну: около неё стояли парень с пожилой женщиной и бурно спорили о том, ехать им в Томск или не стоит.
- Девушка, не подскажете который час? - вдруг обратилась ко мне женщина.
- Три, - ответила я, глядя ей в глаза, - Мой вам совет, не нужно ездить в Томск. Сергея с Ритой всё равно нет дома. Они уехали на Алтай вместе с детьми.
- Правда? - женщина обрадовалась такому повороту событий, - Вы знаете Сергея?
- Э... Учились вместе, - придумала я на ходу.
- Надо же... Я говорила тебе, остолоп, нечего нам там делать! - накинулась старушка на парня.
- Мам, не кричи, пожалуйста... - смущённо утихомиривал он её.
Я пошла искать другие машины, но, не успев отойти далеко, я получила эсэмэс-сообщение на свой мобильник: "Приходи на набережную. Там сегодня скучно"
Что делать? Пришлось тащиться на набережную, то есть в противоположный конец города (хорошо хоть, что не нужно платить за проезд в общественном транспорте). Так как я опять где-то потеряла график, я понятия не имела, кого там встречу. По пути мне пришлось заглянуть в Нью-Йорк пиццу и пообедать. Я ела жареный картофель с мыслями, что скоро у меня будет язва, но это лучше, чем вовсе умереть с голода. В кафе я случайно встретила владельца ещё одной машины из списка.
- З-здравствуйте, можно вас угостить? - я пододвинула стул и села рядом с ним и его другом.
- Да... - растерявшись, закивал он.
- Вас как зовут?
- Саша. А Вас? - он начал понимать, что к чему.
- Карина, - ляпнула я, и достала из складок чёрного одеяния маленькую бутылку водки.
- О, не-не-не, - залепетал мой новый знакомый, - Я за рулём, так что...
- Одну рюмашечку, - настаивала я.
- Низачто!
- За знакомство.
- Ну... ну ладно.
- Надеюсь, Вы-то не за рулём, Вас уговаривать не придется? - спросила я у его друга.
В итоге, я добилась, чего хотела, - заставила Александра напиться. Потом я посадила обоих друзей в такси и отправила домой трезветь. Машину они заберут завтра. Закончив с ними, я продолжила свой путь к набережной.
Я шла и думала о фильме про ночной дозор. Впечатление на меня он произвёл странное: с одной стороны ужасно качественная съёмка и матёрые спецэффекты, с другой стороны в содержании так всё просто... распался мир на пополам. Как в той шутке: чтобы уничтожить всё зло на земле, должны собраться все добрые люди и поубивать всех злых. Занятая этими мыслями, я не заметила, как оказалась на месте.
Первое, что бросилось мне в глаза - это миниатюрная девушка, заигрывавшая с тремя парнями сразу. Одному из них она дала номер своего телефона, после чего парни удалились, оставив подружку наедине с речкой.
- А вот я всегда одна, - сказала я, подойдя к ней. Пароль прозвучал, как материнское наставление...
- Не бойся, если ты один, бойся, если ты ноль, - грубо ответила она мне
- Значит, дежуришь? - с улыбкой спросила я.
- Так что мне остаётся? Дай хоть покурить...
- Что ж, мне не жалко, - я вынула косяк из кармана, - Где все остальные?
- Андрей, Федя пугают почтальона.
- Дай, попробую угадать: должен был на пути вагона метро?
- Почти. Под автобус, - она обречено вздохнула, - Ирочка купается. Её приставили к мальчишке лет четырёх. Утопленнику. Я на него глянул - ну, купидон. Жалко такого. За ним никто не смотрит, приходится Ирочке отвлекать его. А вот и она. Стало быть, они ушли с пляжа...
Из-за кустов появилась милая рыжая псина.
- Ирочка, как успехи, - поинтересовалась я.
- Жить будет, вроде, - сказала та.
- Контора останется довольна. Кстати, что там у них происходит? Сегодня мне сказали, что "средства от моли" из моды вышли.
- Да ну их в жопу, - сказал Толя, крепко затянувшись, - Опять пароли меняют.
- Мне сегодня с утра "молявик" вот как, - я провела ребром ладони по горлу, - нужен был, а в конторе опять перепар. Задрало уже.
- Ладно вам, - влезла Ирочка, - Перепаролезация дело, конечно, муторное, но нужное..
Я вынуждена была согласиться. Чёртова Ирочка всегда права.
- Самый верный способ избавиться от "моли", - Толян довольно улыбнулся, - выкинуть из дома заросли этой зелёной культуры.
- Хочешь лишить меня заработка, - прищурилась я, - Мне ведь жить на что-то надо. Надеюсь, я всё же найду Фараона...
- А на кой тебе деньги?
- Шмотки покупать, - подсказала Ирочка.
- Ей? - захохотал Толя, - Она же из спецовки не вылазит. Не то, что ты.
- Ненавижу, когда он курит, - сердито сказала Ирочка, подскочила на задние лапы и выхватила самокрутку зубами из руки Толяна.
- Куда? - нахмурился Толя
- Я тоже хочу, - зарычала Ирочка, - Не тебе же одному!
Я посмотрела на часы и сказала:
- Ребят, скоро уже смена кончается.
- Хорошо, что кончается, - сказал только что подошедший Андрей, - Спать хочется, сил нет.
- Ну как там с почтальоном?
- Всё в шоколаде! - ответил Андрей, - Он после встречи с Федей даже не подумал о коварном автобусе. Пошёл пешком до дому. Только Федя мне надоел до колик: его вша заела, и он чесался постоянно.
- Да, - я усмехнулась, - у вас что, помешательство на собаках?
- Почему на собаках, - хитро улыбнулся Андрей и достал из кармана серую мышь, - Гляньте на Федю...
- Кто только это придумал, - со злостью проворчал Федя, почесав ногой за ухом.
- Федька, ты просто прелесть, - сказала я сухо, и добавила чуть ли не с завистью, - Тебе идёт серая шуба...
- Смена кончится, я покажу вам серую шубу, - угрожающе оскалился Федя, - Курить есть?
- Держи, - я протянула Феде курево и щёлкнула зажигалкой перед его носом.
Мимо проходил какой-то опустившийся нарик. Увидев, что мышь курит, он обалдел.
- Чего уставился? - крикнула я.
- Чува...чуваки, - произнёс он, - чё это вы мышку мучаете???
- Пошёл в зад, - я не смогла придумать ничего более убедительного, чем значок гринпис.
- Мы знаем, что делаем, - спокойно ответил Толя, всё ещё находясь в оболочке девочки-прелестницы.
- Чёрт, ты чего - трансвистит что ли?... - парень вообще выпал в осадок.
- Да, - согласился Толя, - Пожалуйста, уйди отсюда.
- Нет, ну-ка стой! - присмотревшись, приказала я.
Он хотел уже слинять от нас, но я успела схватить его за воротник. Парень дёрнулся и рухнул на спину. Я достала фотографию. Кажется, он. "Я не верю, что может быть. Я не помню твоё лицо.... Нет, я лгу, не могу забыть, замыкается время в кольцо"
- Значит так, ты идёшь с нами, - я протянула фото Андрею, тот передал Толе, показав перед этим Ирочке и Феде, - Тебя зовут Ануфрий или Фараон.
- Какой ещё фараон?
- Неважно.
- Я ничего не понимаю! Пустите меня! - едва не плача промямлил парень.
- Спокойно! - прикрикнул на него Толя, - Если будешь себя нормально вести, то всё поймёшь! Дёрганый он какой-то...
- Что вы хотите? У меня нет денег! Что вам нужно?
- Заткнись! - Андрей умело щёлкнул Ануфрия по голове и тот мгновенно отключился.
- Пасибо, - кивнула я, - Теперь можно строить планы на будущее.
Я посмотрела в небо, на котором зажигались первые звёзды.
- Всё, прошло, - крикнул кто-то, - Пора домой. Ю-ху! Это надо отметить!

Когда Ануфрий пришёл в себя, он почувствовал сильную боль в затылке и притуплённую в области руки. С трудом открыв глаза, он увидел, что лежит на кухне на потрёпанном диване, рядом с ним валяется шприц.
- Где я? - хрипло спросил он у чьей-то фигуры, от которой доносился раздражающий стук ножа об разделочную доску.
- Дома, - ответила я, нарезая зелень.
- У кого дома? Какого чёрта? Почему у меня всё болит?
- Не преувеличивай, Ануфрий, Андрей просто немного не рассчитал...
- Крыса? - Ануфрий зажмурился и протёр глаза.
- Ну. Прозрел?
- Чё со мной произошло? - Ануфрий попытался сесть, и ему это удалось.
- Скажем так, - я невольно цокнула языком, - ты очень долго спал. Но вовремя проснулся. Конторе потребовался твой дар.
- Отстань ты со своей конторой! Дай мне на тебя поглядеть! Сто лет не видел! - с той же милой хрипотцой сказал Ануфрий, всё больше приходя в себя, - Ты ни хрена не изменилась...
- Ануфро, сейчас не до возрождения былых чувств. Ты смотрел фильм "Охота на Золушку"?
- Чё-то такое помню...а причём здесь?...
- Так вот сейчас идёт охота на тебя. И контора может дать тебе относительное спокойствие. Ты будешь работать на них?
- Альтернативы?
- Жизнь в преследовании и, в конце концов, мучительная смерть.
- Оплата?
- В евро.
Ануфрий откинулся на спинку дивана, шмыгнул носом и вздохнув, сказал:
- Чё делать, я согласен.
- Я знала, - улыбнувшись, я протянула ему руку, - По рукам.
- А-а, ведьма, - Ануфрий пожал мою руку и встал с дивана, - Дай, я покурю.
Я привычным жестом открыла дверцу шкафа и достала бумажный пакет.
- Сам сделай, умеешь. И мне тоже, - сказала я.
- Свежая, - Ануфрий заметил на пакете дату: второе августа, - Неужели я так нужен конторе, что они послали тебя?
- Сейчас нужны все Фараоны. Город уже прогнивает изнутри. Если раньше хватало одного, то теперь не хватает и нескольких десятков...

И была ночь. И было утро. День седьмой. Суббота. Он пришёл ко мне...

Мне позвонил Зайчик:
- Нам нужно срочно встретиться, - сказал он.
- Что, дописал повесть? - он всегда писал их годами, поэтому я вроде как пошутила.
- Не в этом дело. Нам нужно встретиться лично.
- Зачем?
- Ты ищешь фараона?
- Ищу, - я не стала говорить, что фараон уже нашёлся.
- Вот об этом нам и нужно поговорить.
- Где?
- Приходи в ближайшее к тебе интернет-кафе.
- Как я узнаю тебя?
- Я сам подойду.
- Окей. Через полчаса я буду на месте.
Он повесил трубку, даже не попрощавшись. Плохо.
Из спальни раздалось приглушённое кряхтенье Ануфрия. Потом чирк спичкой и тишина.

Собрав необходимые вещи, я ушла из квартиры, заперев там Ануфрия. На всякий пожарный. Мало ли, что может с ним случиться.
В интернет-кафе находилось двенадцать человек, включая малочисленный персонал. Я пришла раньше назначенного срока, поэтому решила выпить чашку кофе. Кстати, я подумала, что Ануфрию нечем будет позавтракать. После вчерашнего происшествия с "молью" я не покупала никаких продуктов.
Внезапно у меня зазвонил мобильный.
- Да?
- Привет.
- Ты скоро придёшь? - это звонил Зайчик.
- Запарка, ничего не получится, извини.
- Да ничего.
- Встретимся вечером, в восемь здесь же. Обязательно приди.
- Ясен перец, - согласилась я.
Отключив Эрик, я задумалась о планах на день. Сейчас я зайду за Ануфрием, возможно покажу ему конторщиков, нужно разъяснить, что изменилось за то время, пока он не вспомнил о своём предназначении...

- Всё очень просто, Ануфрий, - мы уже шли с ним по улице, - Ты знаешь почти всё об энергии. Фэн-шуй читал?
- Я этому делу жизнь посвятил, - с досадой произнёс он, пытаясь необжечься горячим хот-догом.
- Знаю, знаю, шучу. Так вот. Люди, работающие на контору, занимаются проверкой сломанных систем.
- Магически?
- Механически. Контора №2 занимается взломкой систем через Бесконечную.
- Так значит, нашли хакера?
- Ты не поверишь, впервые контора столкнулась с ним примерно две тысячи лет назад.
- Хакер? - изумился Ануфрий, - Две тыщи лет назад?...
- Две тысячи четыре года назад. Не помнишь, кто у нас там в это время родился?
- Га-Ноцри...
- Булгакова ты начитался, Ануфро! Но ты попал в точку. Итак, хакер взялся за дело, ведь влезть в Бесконечную систему - это не хухры-мухры!
- У меня вопрос. Можно?
- Ну.
- Я никак не пойму, зачем систему нужно взламывать?
- Спроси что-нибудь полегче! Я лично думаю, что они делают это... во благо человечеству. Лучшие условия хотят создать... Магия же существовала и существует, люди ищут более лёгких путей.
- Всё равно ничерта не понимаю! Если все и каждый сломают в Бесконечной системе что-то под себя, а это, как мы знаем, не возможно, то ты только представь, что произойдёт! Клетка упорядоченности рухнет на х...
- Не ну всё-таки, - попыталась оспорить я его слова, - Можно, наверное, ещё изменить мир к лучшему. И, притом, согласись, мы не знаем того, чего мы не знаем.
- Согласен, - с тупой улыбкой повторил Ануфрий, - Только это навряд ли...
Я вздохнула.
- Ануфрий, с тобой спорить бесполезно. У меня был один друг, который с каменным выражением лица говорил мне о том, что человек произошёл от Адама и Евы.
- И что?
- Ничего. Я долго пыталась объяснить ему, что нас создал бог, но создал через молекулу ДНК, хотя можно было бы пуститься в долгие объяснения об энергии, частицах. Рассказать, как всё обстоит на деле.
- Короче, ты его ни убедила, ни на йоту.
- Ага. Ты как думаешь, люди вообще готовы узнать обо всём этом?
- Конечно, нет! - усмехнулся Ануфрий, - Само собой разумеется, что они были такими созданы. Им нравится жить, уверовав в красивую мистику. Пусть верят. Да, я хотел спросить ещё об этих проверяльщиках.
- Если тебе интересно, то я одна из них.
- Серьёзно?
- Да. Я специализируюсь на автомобильных авариях.
- Не боишься, что скоро планета перенаселится?
- Да каво там! - махнула я рукой, - В России уже сколько лет естественная убыль населения....Так чего ты хотел спросить?
- Если они занимаются исключительно проверкой, стала быть не всегда добиваются эффекта, так?
- Ну так.
- То есть что получается? Получается, что они просто верят в то, что способны что-то изменить, а на деле всё уже решено?...
- Неа, ты не понял, - завертела я головой, - в том и фишка, что хакер как бы выдёргивает кусочки из будущей истории, стирая при этом всё последующее. Он рвёт путь, тем самым, даёт проверяющим относительную свободу действий.
- Это же откровенная "Матрица", - засомневался Ануфрий, - А новое воплощение хакера случайно не стало Киану Ривзом?
- Глупости.
- Нет, почему? То есть выходит что? Что люди живут в заточении собственной судьбы, но есть способ её сломать.... Не проще было её не строить?
- Я не знаю. Дай подумать.
Минут десять я шла молча, а потом сказала:
- Это очень интересно.... Послушай Ануфрий, жизнь - это постоянный выбор. Система лишает нас его, создавая иллюзии.... А как же случайности?
- Забываешь, что все случайности создаются самими людьми.
- Блин, какая-то бессмыслица, получается, - призналась я, - Что с системой, что без люди живут одинаково?
- Может быть над Бесконечной существует более глобальная система? Или более глобальные системы...
- Ага, а над Богом десять шишек управления... Может, всё это создали для того, чтоб голову было чем забивать?
- Ладно, увидим, - твёрдо сказал Ануфрий, и я ему поверила.

У дверей конторы толпился какой-то мальчик лет тридцати. Я достала мобильный и по привычке отправила эсэмэску с запросом кода на 00000000.
Новый код показался мне странным (какие всё-таки фантазёры в конторе работают!). " - Где можно купить открытки со Смольным? - В Питере, наверное. - Спасибо"
- Вы не подскажете, - обратилась я к швейцару, - А... где можно купить открытки со Смольным?
- Не знаю, - отмахнулся он, - В Питере, наверное, вы у кого-нибудь другого спросили бы...
- Но всё равно, спасибо, - кивнув, я прошла внутрь, протащив с собой Ануфрия.
Пройдя по длинному коридору, мы очутились в зале конторской "регистратуры".
- Здравствуйте, - холодно поздоровалась я, - Девяностый, пожалуйста.
- Возьмите, - совсем молодой парнишка протянул мне в окошко ключ, - Только, знаете, лифт сегодня не работает. Обещали к вечеру исправить...
- Передайте администрации, - зло сказала я, - что они там все с приветом!
- Кто с приветом? - послышался голос за спиной, - Я с приветом?
За моей спиной стоял директор. Я поняла это не оборачиваясь.
- Да, - с вздохом повторила я, - Извините, конечно, но гонять сотрудников на двенадцатый этаж..., - обернувшись, наконец, я посмотрела ему прямо в глаза.
Он как-то странно замолк, а потом сказал, чуть ли не с брезгливостью:
- Шарфик подоткните, - он потряс пальцем в воздухе с таким лицом, будто разговаривает со стенкой. После чего снял очки и уже почти собрался уйти.
- Вы жлоб, - сказала я раздражительно.
- Вы не лучше, - развёл он руками.
- Лучше. Я делаю то, что Вы хотите, а Вы никогда не делаете то, что хочу я.
- Ну, простите, - он вполне искренне сказал это и даже его глаза из стеклянных превратились во влажные. Вдруг он спохватился и, заморозив глаза, добавил, - Зайдёте ко мне с отчётом. Мне требуется знать, что Вы думаете, о текущей ситуации.
Вот тут-то он, наконец, ушёл.
- Айда на двенадцатый, - безэмоционально произнесла я, глядя директору вслед.
Ануфрий равнодушно молчал.

Пока мы спускались по лестнице, Ануфрий завёл разговор о конторе.
- Знаешь, мне совсем понятна эта фигня с паролем.... Получается, что каждый, кто его знает, может беспрепятственно пройти в здание...
- Пароль - это предлог, - поспешила объяснить я, - Личность устанавливается по голосу.
- Ну а если кто-то захочет пройти сюда молча? Просто оттолкнёт того парня...
- Ты не понял что ли? Если кто-то посторонний войдёт в двери, он увидит обычные офисы, принадлежащие компании МТС.
- То есть?
- Вот что мы делаем?
- По лестнице спускаемся, - не думая ответил Ануфрий.
- Правильно. И будем спускаться до двенадцатого этажа, ясно?
- Ясно! Чёрт побери, я и не заметил сначала.... А сколько здесь всего этажей?
- Около двухсот.
- Сколько?! - прошипел Ануфрий, - И что на самый... низ тоже ходят пешком???
- Нет, им, сволочам, повезло. С двадцать четвёртого этажа работают два запасных лифта.... Нет, ты скажи, хороший психологический эффект? - я слегка улыбнулась, - "Я работаю на двухсотом этаже поди землёй!" Клёво, да?
- Забавно. Забавно, как всё это сооружения способно держаться...
- Ты фараон или прикидываешься?! Ты что, Аведа никогда не курил?
- То есть типа, вы наколдовали тут себе здание, в котором пытаетесь понять, как это колдовство работает?
- Не совсем, - поправила я, - Мы знаем, как оно работает. Мы хотим наладить прочную связь между системой и тем, что видим на деле...
- Я опять ничего не понимаю! Как можно наладить связь между левым краем кирпича и правым краем кирпича, если они составляют одно целое? И потом, раз система - это отражение всего существующего, значит, система отражается сама в себе???
- Да.
- А в отражении отражается её отражение?... Как про жучка, у которого был значок, на котором был нарисован жучок, у которого был значок, на котором...
- Да. Система же называется Бесконечной.
- А! О... Она по этому так называется! Я думал, она просто охватывает бесконечные пространства...
- И поэтому тоже. Земля - далеко не конец Бесконечной системы...
- Постой, а можно ведь в таком случае узнать о том, что за пределами нашей видимости.
- Неа.
- Почему?
- Я могу прочитать книгу на японском, но я не пойму ни буквы...
- У них это называется иероглифы.
- Поровну. Я просто пытаюсь сказать, что мы всё равно не поймём то, что пишется о запредельных вселенных.
- Так ты и не хакер.
- Действительно, - согласилась я и добавила, - Возможно, он-то понимает что-то больше нас с тобой, но вопрос - может ли он донести это так, чтоб мы поняли? Я же говорю, мы не можем понять то, что никогда не видели. Мы не можем знать то, что мы не знаем.
- А где гарантия, что... в других вселенных не живут такие же люди?
- Гарантии нет, только зачем хакеру нас обманывать?..
- Не знаю, - вздохнул Ануфрий.
Мы, наконец, спустились на этаж. Пройдя мимо охраны, мы очутились в длинном коридоре.
- А вот и мой кабинет, - я открыла дверь и включила свет.
- Зачем тебе кабинет? Ты же ведьма.
- Контора считает, что это верный способ настроить нас на рабочий лад. Ты любишь дома пыхтеть по службе?
- Это абсурд, - сказал Ануфрий, - С таким же успехом ты могла бы "сделать" себе кабинет, например, в квартире соседей...
- Как же отчёты? Здесь мы все вместе...
- Ну и что: отчёты? Ты, разве, не можешь наколдовать, чтобы бумажки появились на столе твоего директора? Это даже я могу! У тебя вся жизнь - сплошная несуразица...
- Да ну, нафиг, когда всё вместе - это удобнее! - не соглашалась я (но, честно говоря я поняла, что всё это и вправду чертовски нелепо…) - Здесь же не только сотрудники, но и оборудование, административные помещения.
- Какие?
- Как в маленьком городе, - улыбнулась я, - Тюрьма, банк, больница.... Разве что загса нет.
Ануфрий помолчал.
- А вот насчёт загса - это вы упустили...
- Давай я лучше тебе кофе налью.
- Ну, хорошо! Я зря про загс сказал. Случайно вылетело...
- Случайно...
- Да, случайно. Извини, блин!
- А ты, кстати, в "той" жизни кем был?...
- То есть?
- У тебя подружки, случайно, не было?
Ануфрий задумался.
- Подруж... - и вдруг вскрикнул с дикими глазами, - У меня жена была!
- Спокойно.

Я сидела за столом перед включенным компом и смотрела на Ануфрия, пьющего крепкий кофе.
- Полегчало?
- А то, - шутливо ответил он.
У меня зазвонил мобильный телефон.
- Да.
- Крыса, это ты? - спросил кто-то голосом умирающего лебедя.
- Я.
- Узнала? Это Мурик... Я помираю...
- Чё с тобой?
- Я с утра не вылезаю из постели...
- Если болеешь, напиши заявление...
- Я не болею! То есть болею...у меня душа болит.
Я понимающе вздохнула.
- Ляля приходила опять?
- Не правда. Она не уходила со вчера... Мне плохо, Крыса!
- Слушай, сколько можно повторять, что твоя эта Ляля без башки?!
- Я её люблю!
- А она?
- И она меня...
- Чего ж ты ей не скажешь? Не удивлюсь, если ты скоро сдохнешь.
- Крыса, приходи ко мне...
- Я работаю.
- Пожалуйста. Я курить хочу. Но не могу с кровати подняться...
- Ладно, я приду, только ненадолго и, наверное, не одна.
- Спасибо, Крыса, ты лучший друг!
Мурик повесил трубку.
- Ближе к вечеру зайдём к нему, - сказала я Ануфрию, кивнув на мобильный.
- Кто он?
- Как ты понял, зовут его Мурик. Он программист.
- И что?
- А ещё он мой друг.
- И?...
- А ещё он человек. Человек, которому постоянно не везёт в личной жизни.
- Понятно.
- Надеюсь, он тебе понравится.
- Может быть. Мне знаешь, что не нравится? - задумчиво произнёс Ануфрий.
- Если снова о системе, то я - пас...
- Ага. Только объясни мне одну вещь. Как можно пытаться установить связь между системой и тем, что в ней запрограммировано, если программа является частью запрограммированного?
- Я представляю систему, как телефон с проводом. Трубка - это программа, сам аппарат - Земля и они связаны между собой. Но со временем ты начинаешь понимать, что и трубка - это телефон и аппарат - это телефон. А потом ты вдруг замечаешь, что связывающий их провод - тоже телефон в какой-то мере...
- То есть, если мы изменим что-то на Земле, это изменится и в системе?
- Да, если, чёрт возьми, хакер будет продолжать ломать...
- Значит, хакер ломает защиту системы? Способен человек на самостоятельные действия или нет?
- Откуда мне знать? - скосилась я на Ануфрия.

Я ответила на электронные письма, отправила директору (Василь Контстантиныч Миролюбов) краткий отчёт, почитала о новых рецептах снадобий и не смогла удержаться от того, чтоб послушать пару песен ГринГрей.
Заходить к Миролюбову я не стала - мне пока нечего ему сказать.

Ануфрий отказался идти со мной к Мурику и я отправила его домой.
- Чем балду пинать, ты лучше над "молью" поработай, - порекомендовала я.
- Хорошо.
- Пожрать купи чего. Я, думаю, поздно приду...
- Ладно.
Вскоре я уже стояла у двери Муриковской квартиры. Я нажала кнопку звонка. Минут через пять мне, наконец, открыли.
Как только я перешагнула порог прихожей, Мурик со слезами повис у меня на шее. Я дружески обняла его.
- Ляля звонила? - спросила я со знанием дела.
- Угу, - прогундосил он, уткнувшись носом в моё плечо.
- Вы расстались?... Ну не впервой. Пойдём, ты мне всё расскажешь.
Я захлопнула дверь.
- Она не могла со мной так поступить, - как обычно сказал Мурик, сидя напротив меня на диване.
- Раз поступила, значит могла. И после этого она тебя не достойна.
- Но у меня больше совсем никого нет, - запротестовал Мурик.
- Лучше быть одному, чем с кем попало.
- Но... я не хочу быть один...
- И мы будем гробить здоровье, чтоб удержать около себя этих девчонок-пустышек? Ну давай продолжай. Посмотрим, что из этого выйдет!
- Но нам с ней было так хорошо... Она такая красивая... только... всё равно было больно...
- Я не понимаю, что это за любовь такая! Ты должен был до этого всё её рассказать. Зачем ты заставляешь себя делать то, чего не хочешь? Когда ты поймёшь, что нормальной девушке не только постель от тебя нужна?...
Мурик шмыгнул носом и неожиданно снова заплакал. Беззвучно.
- Прости, пожалуйста, - прошептал он, закрывая лицо руками.
- Господи, Мурик, хватит, - я наклонилась к нему, - И нечего передо мной извиняться. Бывает всякое. Просто в другой и раз нужно быть немножко разборчивее. А если уж выбрал девушку, то ты должен быть уверен в ней, как в самом себе.
- Ничего не выйдет, рано или поздно она всё равно бросит меня...
- Мурик, солнце, никто не может бросить тебя. Ты не вещь.
- Может быть...
Мурик помолчал, а потом сказал:
- Слуш, выходи за меня замуж, а?
- Я не могу. Мне не нравятся мужчины.
- Не правда! Я тебе нравлюсь.
- Ты извини, но я не знаю ни одного мужчины рыдающего такими крокодильскими слезами. Прекращай уже.
- Ладно, ладно, - проговорил Мурик пару раз всхлипнув.

Звонок телефона: "Если есть в кармане пачка сигарет..."
- Да?
- Крыс, один вопрос!
- Я занята!
- Если система - часть самой себя, то можно ли стереть систему через систему?
- Конечно можно! Если можно стереть, значит можно стереть и через Бесконечную!
- Понятно, а можно стереть то, что не принадлежит нашей вселенной?
- Теоретически можно, только "те" программисты тебе вряд ли это позволят.
- Ты об этом не говорила!
- Это только теория. Просто наш хакер постоянно натыкался на какую-то невиданную защиту. Благодаря этому родилась теория об иных хакерах...
- Ясно.... Ладно, до вечера!
Ануфрий повесил трубку.
- С кем это ты там...? - любопытно поинтересовался Мурик, как только я вошла в комнату. С Ануфрием я болтала в прихожей.
- С ф... со знакомым с одним.
- Знакомого зовут "ф"?
- Мурик, милый мой, прости, - я не собиралась от него скрывать ничего о фараоне, но почему-то это вышло само, - Знакомого зовут фараон. Это не столь важно для тебя, поэтому я сначала не хотела говорить.
- Но...
- Не докапывайся Мурик!
- Ты...
- Я собиралась с ним вначале прийти, только он отказался... Прости, нелепо как-то вышло и я чушь несу. Я пойду, пожалуй, домой, мне надо, - я сразу же вышла из спальни Мурика, но всё же услышала, как он чуть слышно произнёс: "Пока...".
"Чёрт!" - мысленно выругалась я, услышав это робкое прощание.

Было около шести, когда я вышла на улицу, поэтому я решила пойти в интернет-кафе пешком. По дороге ко мне привязался какой-то чрезвычайно разговорчивый ветеран.
- Чего Вы хотите, товарищ? - спросила я.
- Внучка! Неужели ты не можешь выслушать меня?
- Я Вас внимательнейшим образом слушаю. Вы куда идёте?
- На Вокзальную Магистраль.
- И я туда же, - "блин!": чуть не вырвалось у меня.
- Так вот, - продолжал воодушевлённый дед, - Дело в том, что я написал книгу!
- Про войну с французами?
- Ничего, между прочим, смешного, - он заметил, что я улыбаюсь, - Я написал книгу в жанре фэнтези.
- Интересно. А эльфы там есть?
- Есть. Это книга про "Зелёного Дракона", так она называется.
- Неплохое название. Дадите почитать как-нибудь?
- Прямо сейчас, - с обрадованным лицом сообщил он и достал из затёртого пакета стопку листов А-4, испечатанных мелким шрифтом.
- Ух ты! - я приняла бумагу из его рук, - А Вы молодец! Вы фантастику писать не пробовали?
- Пробовал... - признался он, - Только фантаст из меня плохой больно. Дальше роботов у меня голова, к сожалению, не соображает.... И потом, кому нужна сегодня эта фантастика!? Когда каждый новый день несёт в себе тысячи сюжетов фантастики! Если вкусовой принтер скоро станет реальностью...
- Было бы здорово.
- А потом мы будем питаться продуктами из пенопласта.... Нет уж, спасибо!
- Так ведь генноизменённые овощи-фрукты, как мне кажется, уже нашли своего потребителя!
- Всё это чушь. У меня вот огород есть. Я овощи там выращиваю.
- А где гарантия, что вода которой Вы их поливаете...
- Боже упаси! Надеюсь, до этого мы ещё не скоро опустимся. Если у кого желание есть, пусть травятся, лишь бы на нормальных людях не проводили экспериментов!
- Да уж... Боже...

Мы с дедом ещё долго трепались по дороге. Оказалось, что его зовут Александр Анатольевич (как ведущего на MTV) и что он торопился туда же куда и я, то есть в интернет клуб. Оказался продвинутый дед, хотя в клуб он пришёл всего лишь к сыну. На работу. Ага, и по инету полазить на халяву...

- Привет, - окликнул меня какой-то симпатичный парень, - Ты Крыса?
Это что, Зайчик? - подумала я.
- Да, Крыса - это я. А ты кто?
- Мне один мужик поручил тебе передать вот это, - он протянул мне самопальный диск.
- Какой мужик?
- В жёлтой рубахе и огромным носом.
- Не знаешь, как его звали?
- Понятия не имею. Он сказал, что это от какого-то зайчика.
- Ну, хорошо...
- Кстати, он сказал, что ты дашь мне за это денег.
- Ишь раскатал губу! - возмутилась я, - Сколько? - я выудила из кармана всё, что там было, посмотрела на это и целиком сунула парню, - А, на, возьми всё!
- Спасибо, - он моментально исчез. Надо же, появлялся он постепенно, а умотал - вмиг!
Не успела я встать со стула, как ко мне снова подошёл Александр Анатольевич, тот болтливый дедок. Он что-то говорил мне, но я почему-то не слышала что. Я вышла из дверей кафе, не замечая ничего вокруг.
Всю дорогу я думала о словах Мурика.
"Выходи за меня замуж, а?..."
Странное дело, когда он это сказал, я вдруг увидела, что у него глаза цвета бутылочного стекла.... До сих пор удивляюсь, почему раньше не замечала? Хотя, казалось бы, здесь всё ясно.
Как-то раз я перелистывала кипу старых музыкальных журналов и с удивлением заметила в спортивной рубрике до боли знакомых футболистов, на которых раньше я не обращала внимания. Было удивительно, что раньше я не видела их в упор и не читая переворачивала спортивные страницы.
Егор Титов, Дима Лоськов, Оливер Канн, Павел Недвед, Зиночка Зидан, Сандро Дель Пьеро, Руй Кошта...

Вообще-то у меня была девушка - Поля. Полина. Она - просто прелесть. Но совсем недавно она улетела в Париж и... ...я ни капли не скучаю по ней... Я уже почти забыла о ней.
А сейчас вспомнила. Вообще-то она красавица. У неё длинные чёрные волосы, и я всегда завидовала ей - мне хотелось иметь такие же.

Дома было тихо. В одной из комнат горел свет - в ней спал Ануфрий. Хотя, в принципе, было ещё только половина девятого. Мой приход он игнорировал и даже не подумал проснуться. Ну и чёрт с ним.
Я включила ноутбук и загрузила диск. Довольно таки опрометчивый поступок - одному богу известно, какая тварь сидит в этом информационном носителе. Может быть какой-нибудь злобный червяк, который пожрёт всё, что можно и парализует работу компа.
Нет, всё оказалось куда более миролюбиво. Диск содержал письмо и пару фотографий.
Вот то письмо, которое было запаковано в серебристую оболочку:

"Здравствуй, Крыса.
Не сердись. Я знаю, что однажды мы всё равно встретимся. Хотя, кому я говорю! Ты сама прекрасно всё понимаешь.
Никак не возьму в толк, зачем тебе пришло в голову скрывать, что ты таки нашла Фараона. Неужели, решила, что нас могут прослушивать? Брось, Крыса. Это же Россия. А не Голливуд. В любом случае, я знаю об этом.
Самое главное, что я хочу сказать тебе: вскоре я расскажу тебе то, что перевернёт твою тихую жизнь. Пока я не знаю, почему именно ты, но я с удовольствием поведаю тебе об этом, как только докопаюсь до истины.
Кстати, скажи фараону, что над Бесконечной системой существует ещё одна. Это точно. Я бы назвал её Высшей Бесконечной (хотя возможен вариант, что и она не последняя).
Я схематически её изобразил:
(…)*
Что касается Бесконечной системы, то она только один возможный путь:
(…)*
Самое интересное, есть ли возможность поломать её? И нет ли в её теле ошибок и неточностей? И что будет, попади человек на такую ошибку??
(…)*
Надеюсь, скоро я получу ответы на эти вопросы.
И мы непременно познакомимся, Крыса.
До встречи!
Зайчик"

Странно, - подумала я, - это письмо больше предназначено для Ануфрия, нежели для меня. Зайчик совсем запутал меня! Столько времени я с ним общалась по интернету, и оказалось, что я его совсем не знаю! О чём он должен мне рассказать? Кто он вообще такой?
Насколько я знаю, он работает на контору. Или контора работает на него?!

02:03 

Я трудился над этим минут сорок!!!!

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH












Обожаю этим занимацца!! (разрисовыванием фот, хотя и "этим" тоже обожаю!!)

@музыка: Диры :) Кё вопит

13:41 

Для особостраждущих и сильно любимых

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Это часть третья моей сказки про Бэлль и Мастера:


3

Красавица и Чудовище 2

Часть первая.
Быт и нравы "мастерской".

- Мастер! Стой! - Бэль спрыгнула с верхней ступеньки, и пол заскрипел под её ногами. Она грациозно присела, чтобы не упасть и вновь кинулась догонять мастера, - Сволочь! Стой, я сказал!!! Мастер! Если ты не остановишься, я тебя убью к чертям! - у неё в руках была массивная секира.
Мастер проскользнул в дверь и запер её на ключ перед самым носом Бэль.
- Хорошо же, - Бэль размахнулась и одним ударом высадила замок. Лезвием она вскрыла дверь, как консервную банку, и заглянула в комнату. В ней никого не было. Бэль, сосредоточенно оглядываясь по сторонам, прошла внутрь.
Совершенно бесшумно...
Она вдруг почувствовала руки Мастера. Он приставил нож к её горлу:
- Ну, чья взяла? - спросил он, - Бросай свой инструмент.
Бэль с досадой на лице выпустила секиру их рук.
Мастер сейчас же ослабил хватку и отпустил Бэль. Он поднял её оружие, чтобы ей не удалось воспользоваться им по назначению.
- Между прочим, тупой стороной ножа сложно порезаться... - сказал он.
Бэль, приходя в ярость, воскликнула:
- Чего?! - и она от души пнула Мастера по ноге.
Он подскользнулся и свалился на пол, так как удар пришёлся сбоку.
- Ой! - Бэль опустилась на колени рядом с ним, - Прости меня!!! Прости, солнышко!.. - она провела рукой по месту ушиба, а потом задрала его брюки, чтобы осмотреть, - Тебе сильно больно?..
- Нет, - мотнул Мастер головой, - Просто будет синяк, - он сжал её руку и свалил Бэль на пол, - Тьфу ты... как удобно... - он окинул взглядом мягкий ковёр, - Давай сделаем это сейчас.
- Ты слишком агрессивен, успокойся, - Бэль погладила его волосы, - Если хочешь, я не против...
- Не ответ, - равнодушно произнёс Мастер, прижимая тело Бэль к себе, - Ты хочешь меня до одурения или не будем терять время?
- Мне некуда торопиться. Я согласен потерять немного времени на секс с тобой, - Бэль улыбнулась.
- Нет, - Мастер, прикрыв глаза, коснулся её губ, - Так не пойдёт. Мы не нудная семейная пара.
- А кто мы тогда? Ты ведь мой муж. Забыл?
- Замолчи. Я хочу тебя не как муж, а как сексуальный маньяк. Или это одно и то же? Впервые я хочу человека.
- Страдаешь зоофилией? - Бэль вновь улыбнулась.
- Почему страдаю? - улыбнулся Мастер в ответ.
- Чё, правда? - Бэль закрыла рот ладонями, - Блин ты... правда?
- Ага.
- Фу, сволочь! Я тебя после этого знать не хочу!!! - Бэль хотела вылезти из-под нависшего Мастера, но он сказал грозно:
- Ты дурак? Я же шучу.
- О Боже милостивый, - Бэль умиротворённо улеглась на ковёр.
- Я хотел сказать, что в первый раз в жизни я хочу именно любви, а не всяких там извращений. Или убийств... - Мастер приблизил губы к губам Бэль, но не стал целовать, а просто наслаждался её тёплым дыханием. Они смотрели друг другу в глаза. Бэль это надоело, и она отвернулась.
- Ты не хочешь пить? - спросил Мастер.
- Может быть... да...
- Отлично, сходи, пожалуйста, и мне захвати. Я умираю от жажды! Что-нибудь не очень крепкое и обязательно со льдом... Давай, шагай, - Мастер поднял Бэль, встал сам и подтолкнул её в сторону выхода. Бэль это взбесило и выходя она хлопнула дверью.
- Не хлопай! - раздражённо произнёс Мастер, - Не холодильник тебе!
- Тогда сам вали за питьём!!! - раздалось откуда-то с лестницы.
Мастер махнул рукой и, глубоко вздохнув, опустился в кресло.
Через пару минут Бэль вернулась. Она застала Мастера дремавшим в кресле: он выглядел, как котёнок. Положил голову на руки, покоящиеся на подлокотнике. Бэль облизывала глазами его колени, стройные ноги которые почему-то сильно привлекали её внимание... Бэль опустилась на пол рядом с креслом. Ей было жаль будить Мастера, но, в то же время, хотелось обнять и поцеловать его в носик...
Мастер открыл глаза и внимательно взглянул на Бэль, прежде чем та успела решить, как ей поступить.
- Вот, - она вложила в его руку стакан, - Пей.
Мастер выпрямился, сел поудобнее, и отхлебнул пару глотков чего-то, что было в стакане. При этом льдинки мелодично звякнули о край матового стекла. Мастер поставил стакан на пол и, наклонившись к Бэль, сказал:
- Знаешь, я сейчас усну... Пойдём спать? Уже ведь поздно...
- Ещё только вечер. Часов десять...
- Ты не хочешь спать со мной? Я буду обнимать тебя во сне, мне будут сниться сны о тебе...
- А секс?
- Не сегодня. Единственное, на что я согласен... Это... если ты немного поиграешь со мной перед сном... Сам я ничего не хочу делать...
- Чёрт, может, Вильгельма позвать?
- Нет. Ты не хочешь? Брезгуешь, что ли? Я хочу твоих губ, твоего языка, твоих рук...
- Ладно, хорошо! - согласилась Бэль.
Мастер с трудом поднялся и чуть не задел ногой свой стакан. Бэль переставила его на столик, вставая с пола и направляясь в коридор вслед за Мастером.
- Знаешь, что? - спросил Мастер.
- Что? - Бэль хотела, чтобы Мастер скорей выходил из двери, а он не спешил...
- Для меня сейчас весь мир воплощён в тебе. И чего я на тебя запал? А может и не запал? Может, всё же я убью тебя?
- Тогда, я тоже!
- Я хочу умереть во время оргазма с тобой. Исполнишь моё... предсмертное желание?
- У тебя червяки в голове, - Бэль помахала пальцами у виска.
- Надо же, я думал, мне удастся это скрыть, - Мастер понуро опустил глаза.
- Прекрати шутить! Я не люблю, когда ты так тупо шутишь.
- Не злись, - Мастер затормозил посреди коридора и чмокнул Бэль в щёчку, - Так ты споёшь мне... "колыбельную"?
- Да. Я же сказал, что сделаю это.
- А мне расхотелось. Я буду спать один. Если хочешь, то иди, занимайся своими делами. Спокойной ночи. До завтра, - Мастер закрыл дверь за собой.
Бэль потёрла лоб от вечного недопонимания и ушла к себе.

Мастер чего-то писал в своём кабинете. Бэль вошла в приоткрытую дверь и с угрюмым лицом села на подоконник.
Мастер отвлёкся от всего и, достав свой изящный мундштук, спросил:
- Что-то случилось? - он закурил.
Бэль отодвинулась дальше к витражу, до которого и после этого оставалось ещё пол метра, облокотилась на локоть и, протянув к мастеру одну руку, сказала:
- Я посадил занозу. Что делать?
- Для начала, не шариться там, где занозы таятся на каждом шагу, - мастер сладко затянулся и медленно выдохнул дым, - А... эту... мы вытащим.
- Как? - Бэль выпрямилась, прижав руку к груди.
- Сейчас, - мастер сунул сигарету в пепельницу и подошёл к Бэль.
Он моментально, с пугающим скрежетом, вынул короткий кинжал из-за пояса и взял ладонь Бэль.
- Может, не надо? - Бэль вырвала руку.
Мастер посмотрел на неё и со спокойным лицом вновь взял её за запястье. Один взмах кинжала... Бэль испуганно зажмурилась... Потом открыла один глаз и второй... Мастер, крепко удерживая её руку, концом металла убрал соринку из открытой ранки.
- Всё, - без эмоций проговорил он.
Мастер сжал ладонь Бэль так, что выступила капелька крови. Он слизнул её.

Бэль сидела у камина в своём любимом кресле. Мастера не было и ей было скучно.
- Вы здесь, Госпожа? - в дверь по-деловому заглянул Вильгельм.
- О, как хорошо, что ты пришёл! - Бэль едва не захлопала в ладоши, - Я не знаю, где этот чёртов Мастер. Опять пропал куда-то, и мне так тоскливо одному...
- Так ведь Мастер отправился на охоту...
- Да? Мне он об этом ничего не сказал, - обидчиво сложила руки на груди Бэль, - Я тоже люблю охоту.
Вильгельм подошёл к камину. Бэль притянула его за плащ и поцеловала в щёку. А потом и в губы заодно. Вильгельм сел на подлокотник кресла.
- Слушайте... а можно звать Вас мамой? - вдруг спросил он.
- Ага, - усмехнулась Бэль, - а Мастера, извини за выражение, папой?
- Почему бы и нет.
- А почему бы и да? Ну, меня ты, конечно, зови, как пожелаешь... Хоть даже и мамой... А я буду звать тебя "мой сексапильный блондинчик".
Вильгельм улыбнулся. Он сполз на пол и обхватил колени Бэль.
- Мама, - Вильгельм прижал голову к её коленям, - Мама... странно... "Госпожа" привычней. Извините, можно Вас спросить?
- Конечно.
- Неужели это правда, насчёт... этого... - он мягко положил руку на живот Бэль.
- Я чувствую, как со мной что-то происходит... - призналась она, - Я ощущаю кого-то, кто живёт в моей плоти... Я боюсь, но, по-моему, это единственное, что может быть... Только не понимаю, зачем Мастеру потребовалось так всё усложнять. Он мог бы спокойно жениться на девушке и не маяться дурью. А теперь я и не знаю, что мне делать. Как?
- Мне кажется, всё будет хорошо. Всё уже хорошо.
Бэль с умилением в глазах погладила его по голове...

Прошло больше полугода.

- И как же мы её назовём, - Мастер держал на руках упелёнутый свёрток с существом внутри.
- Розалинда, - Бэль улыбнулась, поправив подушку, на которой лежала, - Тут и думать нечего.
- Ну, раз такое дело, то я согласен, - Мастер, немножко отогнул ткань, чтобы посмотреть на лицо девчушки, - Странное дело, - усмехнулся он, - Оно... то есть она такая прикольная... Всегда хотел узнать, что чувствует человек, становясь родителем... А теперь мне кажется, что я ничего не чувствую. Не чувствую и даже дышать не могу... А ты?
- Я не знаю. Глупо считать себя матерью, когда ты не девушка.
- Было, наверное, чертовски неудобно...
- Больно. Но я привык. Но больно было ужасно. Только представь: острый скальпель по нежной коже...
- Если я - тот, кто держит скальпель, то ситуация мне нравится.
В комнату тихо вошла няня, бывшая горничная Бэль.
- Извините, можно я... - она подошла к Мастеру и жестом показала, что должна отнести девочку.
- Да, - он передал её ей в руки.
Когда она ушла, Мастер сел рядом с Бэль на кровать.
- Ну? - спросила она, - Что ты об этом думаешь?
Мастер смотрел на дверь. Потом взглянул Бэль в глаза и сказал:
- Что думаю. Спасибо. Вот что я думаю. А ещё думаю о том, что я не могу больше сдерживать себя... - Мастер склонился к губам Бэль...
- Стоп! - она остановила его, - Не могу, не хочу и не буду.
- Дай, гляну, - Мастер откинул одеяло и, расстегнув пуговицы, оглядел тело Бэль, - Хм... Пожалуй, серьёзно стоит подождать... Этот шрам... - он провёл по нему кончиком пальца...
- Лучший из возможных... - потупилась Бэль, разыгрывая непорочность.
- Боже ж мой! - улыбнулся Мастер.
Он медленно застегнул расстёгнутые пуговицы. Когда он закончил, Бэль поймала его руку:
- Я дрожу от твоих прикосновений... - она приблизила её к губам и поцеловала, потом ей захотелось обласкать языком каждый палец мастера. Он, слегка прищурившись, смотрел на неё сквозь тёмно-золотистые ресницы. Ему нравилось то, что Бэль делала с его рукой.
- Мастер... - она позвала его.
- Что?..
Бэль нежно обхватила губами его средний палец.
- Намёк понят... - усмехнулся он и погладил её по щеке.

- Что ты думаешь насчёт второго ребёнка? - спросил Мастер.
- Даже слышать об этом не хочу, - Бэль закрыла глаза, - У тебя всегда дурные идеи. То замуж, то дочка, а теперь ещё и двое? Нет. Ни за что. Если ты что-нибудь предпримешь я тебя точно убью.
- Пока я и сам его не хочу, но мне обязательно нужен наследник, надеюсь, ты понимаешь всю важность...
- Мастер! Я не вижу проблемы! Ты сам с ребёночком разбирайся. Какая разница - что ты, что я? Всё на меня вечно сваливаешь... Какого чёрта?! Из-за того, что мой даун-папочка воспитывал меня с пешка-под-стол, как леди и одевал меня в платица? И поэтому я должен терпеть всё, что терпела бы на моём месте какая-нибудь несчастная девочка?.. Чувствую себя мессией - спасаю мир от твоих козней...
- Почему, кроме как по имени ты никак меня не зовёшь? - Мастер красиво закурил, - Придумай-ка что-нибудь поласковее. Хотя бы... "милый" или ... "дорогой"...
- Ужас! Может тебя ещё плюшечка называть?
- Не, это слишком приторно. Я говорю, что-нибудь в роде "любимый". "Солнышком" можно.
- Мастер, ты не ответил. Почему роль женщины во всём только моя???
- Потому что... я люблю тебя и этого достаточно для объяснения.
- Совсем не достаточно! Тупость, а не объяснение... Но... сейчас я не хочу с тобой спорить...
- Умница.
- Какое корявое слово...
- И оно подходит тебе как нельзя кстати.
- Ты... э... тварь, во.
- Сколько раз ты мне это говорил, - Мастер покачал головой, - Нет, чтобы сказать какой я хороший, сексуальный, нежный, добрый...
- Всё, за исключением сексуальности - ложь, - твёрдо сказала Бэль.
- Вот-вот.
- Мастер, я пытался пару раз сказать тебе пару фраз вроде этих, ты тогда меня не слушал.
- Когда? Что-то не припомню такого.
- А я говорил, - Бэль сложила руки на груди, - Ты тогда видимо был слишком занят мыслями о том, как поскорее сорвать с меня одежду.
- Что ты, кисонька, мы спали-то с тобой - по пальцам пересчитать можно.
- Ага. По пальцам безногого и безрукого солдата.
- Ха! Так мы с претензией?! - Мастер склонил голову набок, - Сначала ты обвиняешь меня в том, что единственное моё желание - это залезть тебе под юбку, а потом - что я мало раз тебе туда залазил! Чисто женская психология! Так и чью же роль ты намерен исполнять? Мужчины? Не смеши меня. И не надейся, что после твоих слов я чаще буду наведываться в твою спальню. Я вам, фрау Бэль, ещё при первой нашей встрече сказал, что сексом моё времяпрепровождение не исчерпывается. Иногда я даже думаю, что вообще не очень-то хочу тебя...
- Это ещё почему?
- Люблю большие груди.
- Ну отлично, тогда - свободен, - Бэль махнула рукой в сторону выхода.
- Свободен? Я и так свободен. И если я сказал, что иногда не в кайф переспать с тобой, это не означает, что... - Мастер не хотел договаривать.
Он поднялся с кровати.
- Слушай... - сказал он как бы невзначай, - Может тебе грудь увеличить?
- Тебе тогда тоже кое-чего нужно увеличить, - обидевшись вконец, сказала Бэль.
- А что - не хватает? - улыбнулся Мастер.
Бэль приложила ладонь ко лбу.
- Прости, пожалуйста, - сказала она, - Я не хочу с тобой ссориться... Но действительно не хватает. И даже не конкретно, чтобы член у тебя длиннее был... Просто мне не хватает твоего внимания... Совсем чуть-чуть...
- Я посвящаю тебе столько времени, сколько считаю нужным - произнёс Мастер тихо, - И ты рискуешь лишиться моего общества вообще.
- Я мешаю тебе?.. Ты постоянно куда-то исчезаешь, потом вдруг заносишься в комнату, как смерч, только для того, чтобы поцеловать меня и снова пропадаешь... Я хочу, чтобы ты хоть иногда забывал о своём мире, о своих проблемах и доказывал мне, что ты никогда не станешь моим мужем... человеком, которому я безразлична и которому я стал, пускай хорошим, но другом. Это настолько выводит из себя! Это меня бесит.
- Ты только что испортил своим "бесением" великолепную душещипательную речь.
- Уходи отсюда, - Бэль резко отвернулась к окну.
- Скажите, пожалуйста!
Мастер немного рассержено взглянул на Бэль и ушёл.
- Боже... - вдохнула Бэль и вдруг почувствовала, что хочет выплакаться, - Что со мной происходит? Неужели я настолько не могу без него, что вынужден глотать его слова, как приказы?.. Или дело во мне? Кажется, что бы я не делал, я всё равно не смогу избежать участи верной жены... Как же это чертовски сложно! Он никогда больше не слова не сказал о том, что чувствует ко мне... Как будто это был не он... Мастер, этот ледяной светловолосый и бесчувственный человек, он не способен даже подумать, что любит... И любит ли… Вот в чём вопрос. Теперь у него есть Розочка, лучшее сокровище во вселенной... Её он не вправе не любить. И он её любит. Это я вижу по его глазам. Самое чарующее зрелище - это Мастер, склонившийся над её личиком. За один его такой взгляд на неё я готов боготворить его вечно... Как мне не хватает Розалинды. Почему-то именно сейчас я чувствую, что хочу подбежать к ней, обнять, и рассказать обо всём этом! Розочка, если ты меня слышишь...
- Да, Бэль...
Бэль прямо подскочила на кровати.
Посредине комнаты стояла её сестра.
- Ро... - Бэль не могла больше ничего сказать...
- Успокойся. Да, моё тело умерло, но я всегда была рядом с тобой. Теперь я - призрак, и я живу в этом замке. В замке того, кто разрушил моё тело, - она подошла к Бэль и, наклонившись, поцеловала её в лоб.
Испуг Бэль мгновенно прошёл.
- Розалинда... Ты знаешь, я назвала дочь твоим именем... - Бэль широко улыбнулась.
- Конечно, знаю, золотце. А ещё меня очень удивило известие о том, что ты мальчик. Мне даже показалось странным, что я за столько лет не смогла распознать, что ты есть на самом деле. Прости, часто я была несправедлива к тебе...
- Что ты! Это вовсе не твоя вина, я понимаю. Я должна поклониться тебе до земли за то, что ты не винишь меня в своей смерти. Я перешагнула через твой труп, соединив жизнь с этим человеком.
- Человеком? Ну, пусть будет человеком. Пожалуй, оставлю вас наедине...
Призрак исчез. Бэль сидела на кровати, смотря туда, где была фигура сестры... В комнате становилось темно.
Кого - "вас"?..
Бэль вдохнула и с трудом поднялась с постели, она намеревалась спуститься в кухню, чтобы выпить немного молока. Она накинула свою сиреневую шаль и вышла в коридор. Тут же её озарил холодный вечерний свет глубокой зимы. Бэль поёжилась. Она подошла к окну, за которым медленно большими хлопьями падал снег. Во всём своём теле Бэль почувствовала безграничную, сладкую нежность. Она шла вдоль длинного окна коридора в такт тишины, а рядом, совсем рядом, падал снег. Бэль прошла мимо лестницы, ведущей в кухню, и толкнула дверь, входящую в огромный парадный зал. Она вошла туда и почувствовала себя ничтожно малым существом. Её бледная фиолетовая сорочка отбрасывала блик на тёмный паркет, подобно солнцу на чёрно-синей поверхности океана. Бэль смотрела на огромные окна и видела всё тот же спокойный холодный снег, что и в окнах коридора. В углах зала копилась тёплая тьма, ледяное небо искрилось за стеклом окон...
Бэль подошла к ним вплотную и посмотрела вниз. В саду лежали сугробы. Кусты роз были укрыты от холода. И снег по-прежнему опускался, подобно покрывалу... тихо и нежно, как стучит сердце, когда ты спокоен. Бэль почувствовала какую-то тоску и вместе с тем огромное наслаждение от этого... Она закрыла глаза и представила, что мастер обнимает её за талию, потом осторожно делает шаг и... ...густая пустота вальса чертовски медленно затягивает их в свои владения...
- Я хочу тебя, Мастер... монстр... - Бэль не открывая глаз прикоснулась пальцем к холодному стеклу, - Делай со мной что хочешь. Запри меня на веки в подземелье и оставь умирать. Я умру от этого прекрасного холода. Я оставлю Розу... как правильно я говорю... я оставлю тебе розу... Храни её, милый... Оберегай от ветра и люби, как ты никого не любил. Сильнее себя самого. Сильнее...
Бэль скользнула рукой по окну и упала на пол, плача от боли, причинённой кинжалом зимнего снега, падающего огромными пушистыми хлопьями.
Мастер не пришёл и не услышал её слов, как случалось раньше. И она продолжала сидеть на холодном полу, почти не понимая, что происходит. В полусознании. Словно, пообщавшись с призраком, она сама наполовину стала им...
Снег...
Свет...
Зал...
Молчание...
Высокий потолок, весь в крови...

Бэль открыла глаза и увидела Вильгельма. За окном золотилось солнце
- Госпожа! Слава богу, - на его лице отразилось великое счастье.
- Дорогой мой, - Бэль обняла его и грустно улыбнулась, - Не бросай меня. Никогда.
- Что с вами? Вы... ещё слабы, вам не следовало уходить вчера одной. Этот обморок... вы так замёрзли. Надеюсь, вы не простудились. Вы же спали почти два дн...
- Вильгельм, я так люблю тебя. Ты бы только знал. Люблю, слышишь?
- Зачем вы...?
- Я теперь каждый день буду говорить тебе, как я сильно тебя люблю, - Бэль прижалась щекой к его груди, - Каждый божий день... Люблю тебя... - Бэль оборвала нежность так же стремительно, как пришла к ней. Она мгновенно уложила изумлённого Вильгельма на кровать и грубо содрала с него брюки. Он испуганно глядел на неё.
Она делала с ним это, закрыв всё неприличное подолом своего ночного платья. Его стоны переходили в полукрики... Он терпел боль и даже ею наслаждался, откидывая голову в подушки. Бэль не хватало воздуха... она закусила губу...
Вдруг она случайно заметила краем глаза, что в дверях стоит Мастер и спокойным взглядом смотрит на всё это. Ей стало не по себе, но останавливаться она не собиралась, наоборот, Вильгельм взвизгнул, когда она стала действовать сильнее и жёстче. Мастер подошёл ко кровати и Бэль с печалью поглядела в его глаза. Он протянул руку и ухватил челюсть Бэль, одним пальцем за подбородок, другим прижал зубы. Бэль мотнула головой, сбросив его руку, и прошептала:
- Мастер....... уйди.....
В этот момент она почувствовала последнюю волну... Бэль блаженно прикрыла глаза, напряжённо сжав губы. Сердце стучало с неимоверной скоростью... Вильгельм не мог удержаться от стонов...
Бэль осторожно вышла из его тела и скинула его ноги со своих плеч. Они оба сели на кровати во невменяемом состоянии...
Мастер улыбнулся, но лицо его в это время было сурово и жутко:
- Как быстро зажил твой шрам... Боже ты мой!..
- Не понимаю в чём проблема, - спокойно ответила на это Бэль и поднялась с постели, - Ты ведь не хотел меня, и я великодушно избавила тебя от обязанности исполнять свой, извини за каламбур, супружеский долг, - она сделала учтивый реверанс.
Мастер никак не отреагировал на её слова.
- Пойдём со мной, - скомандовал он, - У нас сегодня гости.
- Опять?!
- Дорогая, ты не хочешь выполнять свой супружеский долг?
- Да с радостью! Пошли, мой милый ублюдок.
- Аригато, милашка, - Мастер взял Бэль под локоть, - Вперёд и с песней.

В маленькой уютной гостиной, располагавшейся рядом с каминной комнатой сидела девушка в переливающемся чернильно-синем костюме. В руках она держала такого же цвета широкополую шляпу. Она сидела, как фарфоровая статуэтка: бледная и недвижимая, словно давно уже не живая, положив руку на столик, где стояла нетронутая чашка чая.
- Извини, что заставил тебя ждать, - в комнату вошёл Мастер, держа Бэль за руку, - Знакомься, это моя Бэль.
- Твоя красота? - девушка ухмыльнулась, - Знаково.
- Воздержись от подобных шуток, - попросил Мастер, - Бэль, это Лейла.
Лэйла давно поднялась и сейчас протянула руку для рукопожатия. Бэль почувствовала, по меньшей мере, хватку клещей, совершенно не сопоставимую с миловидным лицом и недлинными золотыми локонами, сплетёнными на затылке в какую-то небрежную причёску.
- Надеюсь, вы понравитесь друг другу.
- Не знаю, - отозвалась Лэйла, - Она не очень-то похожа на ту, что способна покорить твоё отрафированное сердце.
- Тем не менее, наши отношения близки к тому. Сыграем в карты.
- Мне не хотелось бы терять так много времени впустую, но на самом деле я очень хочу поиграть с вами, поэтому я отложу свои дела.
- Весьма признателен, - улыбнулся Мастер.

- Знаете, - сказала Лэйла, раздавая карты, - В некоторых деревнях я встречалась со старым свадебным обычаем - выпить вина из туфельки невесты. Что ты об этом думаешь, Мастер.
- Почему ты спрашиваешь?
- Посчитала, раз вы муж и жена, стало быть, была свадьба, стало быть, это могло иметь место, но я вижу, что не муж и жена, так?
- Хитришь.
- Но совсем неинтересно, если я буду говорить сразу, что знаю о вас всё.
- Я вообще не люблю вино, - Мастер нахмурился, ему странным образом попались совершенно разношёрстные карты, - Ты знаешь, что виноград для меня не является источником алкоголя. Он вкуснее, когда ещё не начал крепчать... Или... когда только-только... начал... Чёрт, Лэйла! Покажи-ка мне свои карты!
- Ещё чего.
- Дай, - Мастер выхватил из её рук веер: две пары из пятёрок и четвёрок и всё, - И всё???
Мастер догадался проверить карты Бэль: как на подбор четыре короля и джокер.
- Лэйла, если он тебе понравился совсем не обязательно ему подыгрывать, - Мастер сгрёб карты и вновь перетасовал.
- Я же нечаянно, - Лэйла пожала плечами, - Тем более, где уверенность, что ты раздашь честно?
- Я раздам честно. Где уверенность, что ты не изменишь розданные карты с помощью магии? С тобой стало невозможно играть. Никакого удовольствия! Отключись хоть на пару минут от своей неординарности.
- Не могу, - Лэйла, наконец, нашла в себе силы проглотить немного чая, - Это не так-то просто. Я же не ты. Я долгие годы работала над собой, в то время как ты просто пользуешься тем, что тебе изначально дано.
- Да. И результаты твоей работы и моего безделия почти одинаковы.
Лэйла улыбнулась, и Мастер почувствовал, что не надо было этого говорить.
- Хорошо, я понял. Молчу.
- Вот так-то.
- Что вообще тут происходит?! - Бэль нахмурилась и выпрямилась.
Лэйла округлила глаза.
- А что?
- Вы о чём говорите-то вообще?
- Ты, не рассказал..? - Лэйла пожала плечами заткнув себе рот чаем.
- А кто говорил, что я вообще собираюсь ему что-то рассказывать?.. - посмотрев на свои ногти, Мастер развалился в кресле, - Ну-с, начнём?
Бэль подняла свои карты и вновь увидела там полный королевский покер...
- Я не буду так играть!
- Почему? - спросил Мастер, - Опять???
Бэль сунула ему свои карты.
- Лэ-э-эйла!!!
- Что? - Лэйла улыбнулась и развела руками, - Я не могу побороть своё желание ему подыграть. Давайте не будем...
- Хорошо! Твои предложения? - Мастер кинул колоду на пол и она разлетелась по всей комнате.
- Для начала - помедетируй, - Лэйла соединила ладоши, потом раскрыла их вверх, - И не злись, когда кто-то делает то, что хочет. Против. Воли. Короля.
Мастер непринуждённо улыбнулся.
- Я люблю тебя, Лэйла! Извини, что позволил себе злость. Но чем же по твоему мнению нам можно заняться?
- Попроси принести ещё чая, - демонстрируя пустую чашку, произнесла Лэйла.
- Хорошо, - Мастер хлопнул в ладоши, и высокий бритый парень появился и унёс поднос.

После этого Бэль покинула комнату, чем вызвала недоумение Мастера. Но ей было просто скучно. Она не хотела, в который раз, подчиняться чьему-то желанию.

Часть вторая.
Наши дни.



Наука привыкла шокировать нас изо дня в день...
Сегодня уже никто не удивляется таким обыденным вещам, как холодильники, презервативы, печатные книги, интернет, электрическое освещение, поэлетиленовые пакеты, фотоаппараты, загрязнённая атмосфера, полуфабрикаты, жвачка, повсеместная демократия, дрянное вино, авторучки и чумазые автобусы... Всё это стало спутниками жизни людей, членов полноценного общества...

Я вошёл в огромный зал замка, и меня поразило его великолепие... Он был полон света, блеска и золота! Я в который раз позавидовал тем особам, что имели счастье жить в этих грандиозных покоях...
Экскурсовод балаболил без остановки. Я прошёл к одной из картин - портрету худощавой леди с длинными тёмными волосами. Верно, это парадный портрет хозяйки дома. Она была как-то скрыто прекрасна, словно не желала раскрывать своей сущности художнику... Интересно, как выглядел её муж? Наверное, он был толстым, бородатым генералом, к которому было страшно подойти на расстояние пушечного выстрела... У них, почти наверняка, было четверо детей и чувство глубокой неприязни друг к другу: она ненавидела его уродство, он раздражался её холодностью. Так они тихо дожили до конца своих дней и покинули этот мир на веки-веков, будучи к тому времени уже дряхлыми старцами... Скорее всего, так всё и было, - подумал я.
- Мне кажется, Вы глубоко заблуждаетесь, - я повернул голову и увидел невысокого парня, вместе со мной рассматривающего портрет. (Я что, говорил вслух?..)
У него были длинные, до плеч, волосы, собранные в хвост, большие тёмные очки с радужным переливом. Одет он был в белую майку с рукавом почти до локтя и потёртые голубые джинсы. Поверх майки протягивался тонкий ремешок чёрной сумочки через плечо. За две секунды я смог оглядеть его почти тщательно. Может быть потому, что он мне себя умело демонстрировал, непринуждённо улыбаясь и теребя кончик хвоста.
Когда он снял очки, я спросил:
- Вы знаете, как было на самом деле?
- Не находите, что мы с ней чем-то похожи?
Я посмотрел на портрет. Потом на парня.
- Да, - согласился я, - что-то такое есть.
- Это портрет моей прабабушки, - сказал он, спрятав очки в сумку, - Если хотите, я могу кое-что рассказать вам. Подробнее экскурсовода.
- Я внимательно слушаю.
- Не сейчас, разумеется. Скажите, вы мечтали в детстве оказаться в какой-нибудь сказке?
Я задумался, он говорил таким тоном, что восприми я всё это, как шутку, он, пожалуй, не стал бы со мной больше разговаривать.
- Да, наверное, - сказал я, - Все об этом мечтали когда-то...
- Не хотели бы вы осуществить эту мечту? - спросил он и я подумал, в первую очередь, о наркотиках. Потом о сумасшедшем доме. Поэтому ответил твёрдо:
- Нет.
- Нисколько? Я хотел было предложить вам провести вечер в этом замке, в компании известных личностей города, а вы так неправильно истолковали мои слова. Это оскорбительно для меня. Люди больше не верят в чудеса...
- Я не думаю, что у меня не будет, чем занять сегодняшний вечер, - проговорил я, но мне стало очень досадно, что я сразу подумал о плохом... - Возможно, в другой раз...
- Другого раза может и не представиться. Соглашайтесь. Неужели вам не хочется немного разбавить вашу скучную жизнь?.. Скажите мне "да" и подъезжайте к парадному входу в девять. Там будет чересчур много экипажей, но я обещаю позаботиться, чтобы вам обеспечили свободное место.
- ...я не могу отказаться от такого приглашения, - в конце концов, честно сознался я.
- Стало быть, мне ждать Вас, граф Энди Джордж Браун? - парень улыбнулся тому, что удалось уговорить меня.
- Откуда вы знаете моё имя? - спросил я поражаясь его осведомлённости, - Да мало того, ещё и позабытый всеми титул!
- О-ла-ла! Я знаю довольно много о вас, вашей жизни, но не потому, что я копался в вашем грязном белье, а потому, что мы с вами дальние родственники, происходящие из одного рода. Это весьма занимательно и, если вы пожелаете, мы можем рассмотреть вечером наше гинекологическое древо.
- Мне было бы очень интересно узнать, кто мои предки.
- Я рад, что вы разделяете мой интерес!
Он говорил со странной, несвойственной современности вежливостью, сначала меня это насторожило, а в дальнейшем послужило поводом для уважения. Оказывается, не все в нашем мире изъясняются на сленге, перемешанном с феней, и ещё чёрт знает с чем.
- Разрешите впредь мне называть вас сэр Браун, - парень улыбнулся.
- Извините, я ценю вашу учтивость, но мне было бы приятнее, если бы Вы называли меня Энди или, в крайнем случае, мистер Браун. Обращение "сэр" как-то не принято в моём окружении.
- Сегодня вечером вы попадёте совсем в другое окружение, - он посмотрел на меня с оттенком сожаления, как будто меня ждало какое-то невообразимое потрясение, о котором я не имел чести быть извещён. По поводу того, что именно меня ожидало фантазировать, я не решался. С моим воображением я мог напридумывать всё, что угодно и всё равно не попасть в точку. Спрашивать своего нового знакомого мне тоже не хотелось, потому как я прекрасно понимал, что от него добиться правды невозможно. До тех пор, конечно, пока он сам не решит посвятить меня в свои планы...
- Извините, вы забыли представиться, - сказал я, заметив, что он собирается уходить.
- Забыл? - удивился он, - Прощу прощения. Моё имя Том. Томас Рид. Может быть Вы слышали что-либо обо мне?
- Не имел чести.
- Тем лучше, - он чрезмерно оголил зубы в улыбке, - Я терпеть не могу, когда кто-то составляет мнение обо мне, опираясь на сплетни. Извините, мне нужно идти, поэтому, давайте попрощаемся до вечера.
Он пожал мне руку и ушёл, оставив рядом облако еле уловимого нежного аромата духов.

Я мог и отказаться от этого неожиданного предложения... Пожалуй, я так и поступил бы, но в последнее мгновение, любопытство моё всё же пересилило нежелание впутаться в неприятную историю и я, ломая голову над тем, что одеть, начал приготовления к предполагаемому вечеру...

- Вы не узнаёте меня? - очаровательная девушка и безумно длинными тёмными волосами подошла ко мне и, открыто улыбаясь, взяла за руку.
Мне стало досадно, но я действительно не узнавал её. Я с сожалением подумал, что, возможно, она просто ошиблась...
- Не узнаю, - согласился я.
- Тогда смотрите внимательней, - она улыбнулась как-то лукаво, - Ну?
- Простите, может быть это ошибка...
- А так? - она вынула из сумочки тёмные очки того парня с экскурсии, и я чуть не упал от изумления - передо мной стоял он. В шикарном платье изумрудного цвета, в украшениях, в перчатках и с огромными волосами... Теперь он был похож на свою прабабку на том портрете как две капли воды.
- Это Вы???
- Да. Это я. Что бы Вы не имели в виду. Это я, сэр Браун.
- И я, наверное, должен поцеловать Вам руку... - я молол чушь.
- Это вовсе не обязательно. Но с другими девушками, пожалуй, нужно всё же обходиться согласно этикету. С кем Вы пришли?
- Один...
- Замечательно! Тогда позвольте стать Вашей спутницей на этот вечер, пока вы никому не попались в лапки, - она, вернее он, подхватил меня под локоть и гордо направился в моей компании в большой сверкающий зал.
Если в холле и на лестнице было не так много народу, то в зале его была просто тьма! Кого я там только не увидел. От мэра до звёзд ночных клубов, от молодых девушек до почтенных пожилых сэров. Я никогда и не знал, что в таком замке, как этот, могло происходить такое. Мне всегда казалось, что здесь, кроме экскурсий, никаких мероприятий не производится... Оказалось, я ошибался. Я был в лёгком шоке... В зале играла музыка. И я с ужасом понял, что мне придётся ещё и танцевать... Это было просто ужасно. Некоторые танцы я умел танцевать очень хорошо, но только самые простые: вальс, мазурку... Других названий я даже и не слышал. Поэтому всё это было ужасно.
- Хотите шампанского? - спросила моя спутница.
- Возможно, - уклончиво ответил я и тут же получил бокал в руку.
Выпив немного, я более или менее успокоился.
- Послушайте, как мне Вас называть?.. Не могу же я называть Вас Вашим именем, когда Вы так одеты...
- Называйте меня Бэль, - улыбнулся он, - Это моё второе имя. А титул - графиня. Как и у Вас.
Боже мой. Графиня. По-моему, он немного сумасшедший. А может, трансвестит?..
- Скажите, вы танцуете? - спросил он.
- Смотря что... - ответил я честно.
- Вальс. Например, вальс.
- Да.
- Тогда вальс вы танцуете со мной. Вы бы могли догадаться сами мне это предложить, но так как уж я Вас пригласила, считаю своим долгом разъяснить Вам некоторые моменты... Сейчас, пока есть время, я познакомлю Вас со своими друзьями. Пойдёмте.
Он потащил меня по всему залу и представлял, чуть ли не каждому. Словно, это я его девушка... Он познакомил меня со всеми шишками города, с сестрой Ванессой, с матерью, каким-то другом Джеем, потом, что удивило меня больше всего, маленьким пареньком по имени Вильгельм, которого я, кажется, где-то видел до этого... Он мне понравился. Когда Бэль убежал куда-то, мы с Вильгельмом очень мило побеседовали о последних книжных новинках. Я очень удивился, что в свои годы он читал так много - даже больше меня. Только меня немного смущало, что он как-то странно смотрел на меня всё время... Как будто меня боялся. Может быть, я сказал ему что-то не то? Или он меня с кем-то спутал?..
Потом принёсся Бэль и потащил меня танцевать. Но, откровенно говоря, мне понравилось танцевать с ним. Было как-то непривычно, я постоянно вспоминал, что он парень, но он так непринуждённо улыбался и преданно смотрел мне в глаза, что я успокоился, понял, что так, наверное, надо и попытался насладиться танцем.
Потом какой-то бойкий парень попросил у меня разрешения на следующий танец с Бэль. Я разрешил, так как, во-первых, не умел его танцевать, во-вторых, у меня кружилась голова, и я решил отдохнуть. Меня давно привлекала мысль выйти на балкон, а так как почти все были заняты танцем, они были пусты.
Я стоял, облокотившись на перила, с бокалом в руке и чувствовал себя, по меньшей мере, каким-нибудь принцем... Сзади приглушённо раздавалась музыка. Ветер теребил лёгкий занавес, окутывающий ценнодеревянную дверь. Внизу, под балконом было чертовски темно, а на аллее, чуть поодаль, горели фонари. Было свежо, и звенели цикады. Я проглотил немного вина и улыбнулся. Мне очень нравилась обстановка, в которой я случайно очутился. Я поднял голову и увидел множество звёзд, рассыпанных по небу, как мука. От этого оно казалось бездонным... Это летнее небо... Я мог вечно стоять так, но вскоре дверь приоткрылась, сделав музыку чуть громче, и вновь захлопнулась, заглушив её.
- Я Вас везде ищу, а Вы здесь спрятались... - услышал я голос Бэль, - Вам не нравится вечер? - она подошла к поручню.
- Нравится, - улыбнулся я, - Просто немного устал.
- Банальная отговорка, но я Вам верю. Не угостите шампанским? Я забыла взять...
Я протянул ей свой бокал. Она отпила немного и неуверенно вложила обратно в мою руку.
- Скажите, - решился я наконец, - А почему Вы одеты как женщина?
- Разве я не вправе носить то, что мне нравится?
Убила наповал.
- Конечно, вправе, - согласился я.
Я посмотрел на аллею. Мне почему-то захотелось сейчас попасть туда. Балкон был всё ещё частью шумного вечера, а там, в парке, был покой.
- Извините, - обратился я к Бэль, - А мы не могли бы прогуляться по той аллее?.. Я бы хотел посмотреть на неё.
- Мы можем всё, - ответила Бэль и, взяв меня за руку, провела к узкой двери, ведущей на лестницу.
Мы спустились и пошли к фонарям.
- Наступает великолепная ночь, - произнесла Бэль, - Только слегка прохладно...
Я снял пиджак и накинул ей на плечи.
- Спасибо, - поблагодарила она, - Скажите, мне интересно, что Вы думаете по поводу всего этого?..
- Этого?.. - переспросил я, - Я ничего толком не понимаю, но, думаю, разгадка проста до невозможности. Я просто не могу наткнуться на неё. Но в конечно итоге, это не так уж важно. Важнее то, что я иду по аллее вместе с Вами и наслаждаюсь потрясающим вечером...
- Размытое представление... - Бэль пнула носком туфли маленький камешек.
- У меня в голове такая неразбериха, что я удивляюсь, как вообще я смог собрать мысли воедино, - признался я.
Наступила тишина. Небо над нами тоже молчало.
- А знаете, чем должен кончиться этот разговор? - задумчиво произнесла Бэль.
- Чем?
- Действительно не знаете?
- Не знаю.
- Вот этим, - она остановилась и, скрестив запястья за моей шеей, поцеловала. Мой пиджак упал на землю.
Я ощущал вкус губ и думал, что она - парень. Она всё ещё смотрела мне в глаза и я, решив, что об этом никто не узнает, не упустил момента и поцеловал её в ответ. Долго...
Когда она наконец вздохнула, то приложила руку ко лбу:
- Что же я делаю... - проговорила она, - Вы ведь даже не знаете кто я...
- А кто вы?
Я поднял и отряхнул пиджак.
- Ваша очень близкая родственница...
- Правда? - удивился я, - И насколько близкая?
- Очень, - сказала она предельно серьёзно, - Настолько, что Вы мне даже не поверите, когда я Вам скажу. Держите-ка... - она протянула что-то из своей сумочки. Это оказались несколько фотографий. Причём моих.
- Откуда? - спросил я.
Она не ответила и протянула мне ещё одну: на ней я и... она... в образе парня. Удивительно, но в момент съёмки мы с ним целовались... Когда? Если я раньше вообще не знал его... Не мог же я целовать его, не помня об этом?
- Это что, фотомонтаж? - я вглядывался в фотографию, но не мог найти никаких изъянов.
- Это не фотомонтаж. Это мы с Вами. Томас Рид младший и Энди Джордж Браун. "Вместе, навеки", как на обороте написано...
- У меня, стало быть, провалы в памяти?.. - я не мог понять, как такое могло быть возможно... (Чёрт! Сзади действительно написано "Вместе навеки"! Моим почерком! И даже, по-моему, моей чёрной ручкой...)
- Можно и так сказать, - продолжал он тему о провалах в памяти, - Вряд ли Вы вспомните, но мы с Вами учились в одной школе, потом жили вместе, в двадцать три я впервые изменил Вам... Вы работали кем-то в торговой фирме и ездили в столицу...
- Да, работал и ездил, - мне уже стало интересно.
- У Вас тогда ещё была бородка, и это мне нравилось... Кстати, где Ваше счастливое кольцо?..
- Какое? А, кольцо... Я его потерял, когда мне было лет восемнадцать... - а про кольцо-то он откуда зна...?
- Вот ваше кольцо, - она протянула мне руку и на безымянном пальце (такого не бывает) я увидел своё кольцо... Немного потёртое... - Вы сами мне дали его... Так что не надо строить догадок, как я сумела его найти.
Я смотрел на него и думал, что меня попросту дурачат.
- Вам трудно в это поверить. Ещё труднее будет поверить в то, чего и я-то толком не знаю. Вы сами всё это вспомните, надеюсь, у Вас получится...
- Это ещё не всё?
- Об остальном - позже. Иначе Вы очнётесь в клинике для душевнобольных, - она шагнула к скамейке, - Давайте присядем.
Она... он опустился на сиденье, слегка поправив платье, и взглянул на меня. Я сел рядом.
- Давайте не будем больше говорить о нашем прошлом, - предложил он, - На сегодня хватит. Настоящее тоже стоит того, чтобы о нём поговорить... - он опустил ресницы.
- Не знаю, что со мной происходит, и как я буду себя чувствовать себя через минуту, но сейчас я хочу продолжить то, чем, по всем канонам, должен был закончиться наш разговор... - я как сумасшедший стиснул его в объятьях и заставил подчиниться.
- Только осторожней, - предупредил он, поубавив мою прыть, - И не забывайтесь... Не переходите грани дозво... - он замолк, отвечая на поцелуй.
Никто не собирался переходить граней дозволенного. Я хотел просто целовать его, а как бы я стал вести себя с парнем в постели, мне задумываться не приходилось... Хотя, судя по словам Бэль... Галиматья какая-то!
Но сейчас он такой притягательный... Несмотря на то, что его губы не похожи на девичьи... Они жёстче, но в этом и заключается его прелестная притягательность - он не такой как девушка, да и на парня он не похож...
- Послушайте... - попытался сказать он.
Я еле смог оторваться от его губ...
- Послушайте, - повторил он, глубоко вздохнув, - Если мы не прекратим, то наверняка очнёмся где-нибудь на траве и без одежды...
- У меня не было таких мыслей.
- Ну, хорошо, - улыбнулся он, - Но всё же... давайте не будем... У меня голова кругом от всего этого...
- Все мы немного сумасшедшие, - сказал я, откинувшись на спинку, и заметил, что Бэль поёживается от холода, - Идите сюда, - я обнял её и укутал в свой пиджак.
- Вы всё такой же, - она слегка покраснела.
- Какой?..
- Не знаю, но именно в такого Вас я уже влюблялась...
- Молчите, - я поцеловал её волосы.

Следующее утро я встретил в своей серой и невзрачной квартире. Я посмотрел в потолок и с трудом сообразил, что же произошло... На кресле я заметил что-то зелёное. Я приподнялся, испуганно припоминая, что это такое... Рядом со мной раздался сонный вздох и я изумлённо перевёл взгляд на другую половину своей широкой кровати...
У меня едва не случился удар - на моей кровати спала Бэль. Она была в моей пижаме... А платье её как раз и валялось на кресле. Самое обидное, что я совершенно не помнил, как такое могло приключиться. Я осторожно слез с кровати и отправился на кухню скорее готовить завтрак, пока это чудо не проснулось.
Я увидел Бэль минут через двадцать, когда она вошла в кухню, потирая рукавом пижамы глаза. Я в то время пытался, наконец, дожарить свои любимые сырники. При этом, кроме брюк на мне ничего не было.
- Доброе утро, - дружелюбно проговорила Бэль, садясь на стул.
- Доброе, - я кинул сырники к чертям и проскользнул мимо Бэль в ванную, почти задев её нос локтем (такие уж узкие проходы в моей квартире).
Когда через несколько минут я привёл, наконец, себя в норму, и вышел из ванной. Я увидел, что сырники успешно дожарила Бэль. А так же налила мне кофе и распорядилась маслом и вареньем на предмет сдабривания завтрака...
- Послушайте, - обратилась она ко мне, увидев, что я стою около кухни с отсутствующим взглядом, - Вы не могли бы пожертвовать для меня какой-нибудь не очень нужной одеждой?.. - она застенчиво потупилась, - Ни пижама, ни платье не подходят для ношения в быту...
- Конечно, - кивнул я, - Пойдёмте.

В гостиной комнате я вытащил из шкафа кипу чистых вещей, но я не знал, что именно будет уместно ему предложить...
Он выручил меня и вытащил понравившуюся одежду прямо из моих рук, распорушив при этом аккуратную стопку. На стопку мне было плевать и, запихнув её обратно на полку, я закрыл дверцу шкафа. Мой взгляд упал на грудь Бэль, и я в который раз вспомнил, что он - парень. Он стянул пижамную рубашку и накинул другую, в синюю клетку. Всё это время я пялился на его грудь. Он хотел начать застёгивать пуговицы, но наткнулся на мой пристальный взгляд. Я посмотрел ему в глаза, и мне стало ужасно неловко... Но я не мог ничего с собой поделать и продолжал смотреть на него. Я чувствовал, что мои мозги существуют отдельно от моего тела, похоже, не состояние пьяного алкоголика... Я протянул руку к его груди. Мне захотелось дотронуться до неё... Внезапно я вздрогнул и остановился на полпути. "Что я делаю????" - подумал я. Я не дышал. Моя рука застряла в воздухе, словно упёрлась в невидимую преграду. Бэль удивлённо взглянул сначала на мою руку, потом на своё тело и серьёзно произнёс:
- Если... Вы хотите... - он показал на себя, - ...Вы можете. Можете коснуться.
Я сделал невероятное усилие и, проломив невидимый бетон, провёл пальцами по его груди. Что мне делать после этого я не придумал. Никаких возможных выходов из ситуации у меня не было. Я понял, что своей глупой выходкой показал, что хочу его и... Я стал судорожно придумывать, как выйти сухим из воды. А точнее, из предполагаемой постели.
Бэль, как и с одеждой, всё решил за меня. Он подошёл вплотную ко мне, скользнул рукой по моему животу и, шепнув почти неслышно: «Вы умеете возбуждать..." вышел из комнаты. И оставил меня наедине со своей богатой фантазией. Так мне и надо! Я даже плюнул с досады...
Когда я пришёл в кухню, там было пусто. Странно, в ванной тоже было пусто, когда я проходил мимо. Я заволновался и решил проверить спальню. Там тоже никого не было. Мало того, не было там и платья изумрудного цвета. Мне, наконец, стало понятно, что он ушёл. Интересно, это связано как-то с моим поступком или нет?.. Впрочем, этот Бэль был для меня никем и особо сейчас переживать по поводу его ухода я не собирался. Я вернулся на кухню, чтобы позавтракать и, взяв в руки сырник, заметил на нём улыбающуюся рожицу из вишнёвого варенья.
Интересно, мы с ним занимались любовью ночью?..
Нет. Само собой, нет.

- Вот смотрю я на Вас, - я поднял голову и увидел личико Бэль, - И диву даюсь. Неужели Вам неинтересно узнать, чем кончится наша с Вами сказка?
Вопрос прозвучал для меня в высшей степени неожиданно, потому как застал он меня в тот момент, когда я стоял посреди книжного магазина и был сосредоточен на выборе новых книг в свою домашнюю коллекцию. Осознав, кто же стоит передо мной, я оглянулся, потом посмотрел вперёд в коридор, образованный стеллажами книг, и, никого там не увидев, поцеловал Бэль, схватив его за плечи.
- Боже, какой Вы нетерпеливый, - он аккуратно разжал мои руки и освободился от моей мёртвой хватки, - Я Вас предупреждаю, чтобы впредь не смели делать этого в людных местах. У меня несколько другое воспитание и я не намерен терпеть подобных проявлений нежности. Мы легко можем уединиться с Вами в недрах моего замка, и там нас не потревожит никто.
- Я понимаю, - ответил я спокойно, хотя в душе у меня был полный переполох, и хотелось не то что "проявлять нежность"... я бы зубами вытащил его сердце из этой притягательной груди и съел бы у него на глазах... Это меньшее из того, что пришло мне в голову.
- Сегодня я расскажу Вам, кто Вы.
- Кто же я? - с улыбкой спросил я.
- Какие ассоциации у Вас вызывает имя Эразм?
Я посмотрел под ноги и попытался что-то вспомнить.
- Да... никаких вобщем-то... Впервые это имя слышу. А что? Это какой-то важный человек, о котором я не помню так же, как и о нашем запечатленном поцелуе? И о кольце?
- Хотите знать правду? - Бэль облокотился на полку с Коэльо.
- Да, - кивнул я.
- Тогда для начала научитесь звать меня Том. Томас. Или можно, ласково, Томми. Меня так зовут, не забывайте об этом и не скажите где-нибудь как-нибудь, что меня зовут Бэль. Когда я хожу в брюках - я Том.
Интересное обозначение пола...
Я про себя повторил его имя и неожиданно для себя выдал:
- Томочка Рид, значит...
- Ненавижу, когда меня так зовут! - вдруг зло выкрикнул он, - И ты об этом прекрасно знаешь!
- Ничего подобного, - испуганно прикрылся я "Кафкой на пляже" Мураками, - Извините, если я сказал что-то не то, извините меня ради Бога!
- Нет, это Вы меня извините, - Том потрепал пальцами серёжку в ухе, - Конечно, Вы не знаете, что меня это раздражает. Это просто совпадение. В следующий раз постараюсь быть более сдержанным. Итак, кто такой Эразм...
- Я весь во внимании.
- Могли бы Вы предположить, что это нелепое имя когда-то принадлежало Вам? Как глупо бы сейчас это не казалось. Я говорю Вам об этом, чтобы помочь Вам всё вспомнить. Как заставить Вас это вспомнить - я не знаю, поэтому пытаюсь использовать любую возможность. Скажите, кстати, а Вам это вообще нужно? - он испытывающее прищурился.
Я не медля ни секунды, ответил ему:
- Да.
Совесть моя была чиста. Он настолько был мне интересен, что ради общения с ним я готов был изучить марсианское наречие словаря для инженеров.
- Я рад этому, - он вновь улыбнулся и сказал немного неожиданно, - Ну, пойдём?
- Куда?
- Домой. Берите все Ваши книги и пойдём. Сегодня я приглашаю Вас на скромный ужин к Вам домой.
- Но...
- Я хотел сказать, в Ваш великолепный замок...
- Какой замок?.. - непонял я.
- В тот, в котором мы впервые встретились.
- Но мой дом...
- Ради всего святого, - он приложил пальцы ко лбу, - не спорьте со мной! Просто делайте то, что я говорю Вам.




17:20 

Кё форева

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Я забыл вставить эту замечательную картинку вис Кё!

Её мне посоветовали сделать фоновкой! Хех ;)

03:27 

Задумка на 1000000, а написано 19000 знакоф...

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Монасtырь


...в одном из маленьких забытых богом городков...


- Чёрт... - выругался Крошка Ру, - Так быстро?
Он кинул Локи на пол и, перешагнув через его тело, скрылся за дверью. Сквозь плотный дым, обволакивающий сознание, Локи услышал, как повернули ключ в замочной скважине. Локи оставили здесь. Как всегда одного. Когда теперь за ним придут? Может быть завтра, послезавтра... Может быть, не придут вовсе?..

- Оденьте его прилично, - приказал Крошка Ру, сняв пиджак и кинув его под ноги Отто, - Завтра в девять тридцать мы с ним отправимся на важную встречу. Всё понятно?
Отто поклонился, поднял пиджак, и оставил хозяина в одиночестве.

Локи не спал. Он смог подняться, сесть на пол у окна и даже снять расстёгнутые оковы с ног. Он сидел около окна и любовался лунным светом.
Вскоре он услышал тихий стук. Морзянка.
- Жив? - спрашивали у него.
Локи улыбнулся и пару раз стукнул в ответ.
- Хорошо.

Локи сел поудобнее. Насколько позволяли связанные руки. Он вспомнил то утро, когда впервые увидел Иринарха. Тогда он пришёл, чтобы перевязать его раненое плечо. Они могли свободно разговаривать.
- Сейчас будет немного больно, - предупредил Ири, сжав его руку.
Локи почти не отреагировал на боль.
- У тебя крепкие нервы, - Ири обработал рану обеззараживающим средством и перевязал, - Как тебя зовут?
- Локи.
- Ангел смерти? А настоящее имя?
- Я не помню...
Иринарх собирался встать и покинуть комнату, но Локи здоровой рукой схватил его запястье.
- Поговори со мной ещё...
- Хорошо.
- Скажи, что это за место?
- Лучше тебе не знать... Это место, где такие, как мы, доставляем удовольствие своим страданием.
- Ты тоже?..
- Теперь уже нет. Теперь я только залечиваю раны. И пока я справляюсь с этим хорошо, меня не трогают.
- И ты не пытался...?
- Что? Убежать? Пытался, конечно. Это невозможно.
- Так не бывает.
- Я видел трупы тех, кто тоже так думал.
- Ну, какой-то же выход должен быть?
- Да. Через парадное крыльцо. В сопровождении того, кто купил тебя. Это ужасно дорогое удовольствие, и, как правило, такие пташки долго не мучаются. Больше недели после выхода отсюда никто не живёт.
- Так не бывает...
- Крепись. Я буду за тебя молиться, - Иринарх поцеловал Локи: безэмоционально облизал его язык и с тех пор Локи больше его не видел.
Он знал, что Ири живёт рядом с ним, и иногда они общались... Правда, только стуком.

- Я жду...
- Господин...
- Я жажду услышать связный рассказ об успехах Локи.
- Постепенно он привыкает к своим обязанностям...
- Сколько ещё времени он будет привыкать?
- По моим скромным подсчётам...
- Точно. Вплоть до минуты.
- Через неделю он будет готов к работе. Если, конечно, не случится ничего сверхъестественного.
- Ужасно излагаете информацию.
- Виноват.
Варлаам вздохнул, глядя на Крошку Ру.
- Вы свободны, господин Ру.
- Приятного вечера, - проговорил тот и, слегка склонив голову в поклоне, ушёл.

В келье не горел свет. Около окна стоял парень, которого называли Герман. Он вглядывался в отсвет фонарей за окном и рассматривал резную тень, падающую от решётки... Герман размахнулся и ударил кулаком в стекло. Оно с грохотом обрушилось на пол, разодрав кожу на руке Германа в клочья. Через минуту дверь в келью открылась, вошёл Иринарх.
- Глупая-глупая выходка, - проговорил он, опускаясь на колени рядом с Германом, сжимающим руку, - Потеряешь много крови, заболеешь и вернёшься обратно. Хочешь попасть в больницу?
Герман кивнул.
- Ладно. Я это устрою. Но чтобы больше этого не повторялось, иначе я больше ничем не смогу тебе помочь.

Ру стоял на балконе и курил. Была жаркая летняя ночь.
Рядом на каменной ограде, подложив под попку бархатную подушку, сидел мальчик. Крошка Ру звал его Мышонком, никогда не упоминая его настоящего имени.
- Знаешь, - сказал Мышонок задумчиво, - Когда я смотрю на такое красивое небо, я думаю, неужели это явилось из хаоса?..
Парнишка долго всматривался в созвездие гончих псов...
- Это и есть хаос, - Крошка Ру стряхнул пепел с сигареты.
- Правда?.. Мне хочется верить, что это небо создал Бог. И создал не просто так, а именно затем, чтобы люди любовались звёздами и благодарили Бога за то, что они существуют. Это было бы прекрасно. А во что веришь ты?
- В себя. В то, что я могу изменить всё, что хочу, только для этого нужно приложить массу усилий.
- Ты можешь изменить небо?
- Не вижу необходимости.
- Можешь?
- Зачем?
- Если я тебя об этом попрошу.
- Меня небо устраивает.
- Если ты сможешь, ты станешь Богом.
- Если ты захочешь, я стану кем угодно. Хоть чёртом лысым. Но тебе нужно, чтобы я менялся?
- Нет! - воскликнул Мышонок, - Ты такой мне дороже. Самое важное в жизни, это остаться самим собой.
- Самое важное - достичь того, для чего ты был предназначен.
- А разве это не одно и то же?
- Не совсем...
Мышонок помолчал, болтая ногами.
- А ты знаешь, для чего ты предназначен?
- Догадываюсь.
- Не поделишься?
Крошка Ру постучал по камню пальцами.
- Я думаю, что живу не по правилам... Единственное верное решение - это ты.
- Не понимаю... Что значит не по правилам? Ты имеешь в виду монастырь?
- Конечно, что же ещё?
- Ты не можешь остановить запущенный механизм? Так?
- Он просто раздавит меня своими шестерёнками, - улыбнулся Ру.
- Бедный, - Мышонок погладил Крошку по голове, - Я постараюсь помочь тебе, как смогу.
- Обещай любить меня всегда, как сейчас, - попросил Крошка Ру.
- Обещаю.

- Просыпайся, - кто-то потрепал Локи по плечу, - Я развяжу тебе руки.
Локи с трудом открыл глаза: он только что задремал. Сам подняться он не смог и ему помогли. Локи увидел перед собой чернокожего парня лет двадцати пяти. Было такое ощущение, что его верхняя губа вообще никогда не опускалась и его белые жемчужные зубы, нельзя было не заметить.
- Тебе нужно развязать руки, потому как завтра в девять ты пойдёшь с хозяином на встречу и нужно, чтобы на твоих руках не было красных следов, - с этими словами темнокожий исполнил приказание.
- Стой, - Локи задержал его, ухватив за рубашку, - Почему Вы уходите сразу после того, как исполните то, что вам велят?
- Трудно догадаться? Хозяева не любят, когда мы говорим больше, чем положено. Они считают, что мы можем сболтнуть лишнего. По-моему, это очевидно.
- Так ты знаешь, что-то, чего не знаю я?
- Едва ли. Прощай, может, ещё как-нибудь увидимся. Может, поговорим. Прощай.
Локи снова остался один. Он размял затёкшие руки и, погуляв туда-сюда по келье, лёг на кровать.

Клиент выпустил монаха из рук.
- Что это за спектакль ещё? - подозрительно спросил клиент.
- О чём Вы говорите?.. - с наигранным непониманием произнёс монах.
- Что значит этот твой тон?
- Ах, давайте не будем выяснять отношений, - монах приложил руку ко лбу, - Мне и так не по себе... Вы сюда пришли со мной говорить? Или удовлетворять потребности? Уж определитесь, что Вам важнее...
Клиент грубо схватил монаха за плечо.
- Осторожней, - недовольно проговорил тот, чувствуя, как скрипят кости, - Ай! - клиент ещё сильнее сжал пальцы и внезапно получил от монаха пощёчину.
На пару секунд он даже опешил, а монах отошёл в сторону и гордо отвернулся. Понимая, что клиент должен рассердиться, монах внутренне сжался, но своим видом испуга не выдал. Со стороны он выглядел скучающим и равнодушным.
Монах вздрогнул, ощутив на своих плечах руки своего клиента. Причём не мёртвую хватку, а нежное прикосновение.
- Я бы мог тебя заставить мне подчиниться, но ты всё равно никогда не заплачешь, пока сам не захочешь... Потому-то ты мне и дорог. Ты один такой. Прости меня.
- Подчиниться? - монах всё ещё продолжал свою комедию, - Я слышал о сексе с собаками, или когда отпиливали пальцы тупым ножом, или пробивали органы стальным шестом из горла в анус и наоборот, но не думал, что это когда-либо коснётся меня.
- Никогда не коснётся, прости меня, пожалуйста, - клиент сдавался на милость победителя. Он приподнял волосы монаха и дотронулся губами до его шеи. Монах закрыл глаза.
- Хорошо, - сказал он успокоено.
- Расскажи мне, почему ты не рад меня сегодня видеть?..
- А что, я должен прыгать, как пудель и вилять хвостом???
- Нет, конечно...
- Вот и нечего ставить мне это в вину!
- Ты слишком вспыльчив сегодня. Я попробую охладить твой пыл.
- Это не интересно уже, - устало скосился монах, - Всё, что Вы можете со мной сделать, я уже терпел тысячи раз... Может Вам завести новую зверушку?
Клиент замер, повторяя в голове интонацию монаха...
- Ты ревнуешь, так? - прямо спросил клиент.
- Бред.
- Напрасно. Какой у тебя повод меня ревновать? Да, я занимался любовью с твоей "подружкой" у тебя на глазах. Но ты не можешь меня ревновать.
- Это ещё почему?!
- Всё-таки я тебе не безразличен, правда? Ты ревнуешь и я счастлив. Ты можешь мне не верить, но у меня нет другого смысла в жизни кроме тебя.
- Я не желаю это слушать.
- А я желаю, чтобы ты выслушал. Ты пойдёшь со мной, если я позову?
- Если Вы поманите пальчиком? Побегу спотыкаясь. Теряя штаны на бегу.
- Ты всё издеваешься... Но если бы ты так не сказал, то ты бы был не ты. Я хочу, чтобы ты стал моим.
- Ужасная постановка вопроса, - грубо отрезал монах, - Если хотите владеть не только моим телом, но и сердцем, предложите мне выйти за вас замуж.
- Но ты же монах.
- Вы женаты?
- Н... нет.
- Тогда в чём загвоздка? Станьте моим мужем. Возьмите меня в свой дом. Дайте мне маленького ребёночка. Вот тогда и поговорим о сердце. А до тех пор, пока Вы хотите купить лишь задницу для секса, ни о какой духовности не может идти и речи. Я доступно выразился?..
Клиент молча встал и вышел из комнаты. Монах виновато сглотнул ком в горле. Что могло вырасти из семени гнева, которое он посеял, было известно одному лишь богу...

...

Локи лежал на кровати, закрыв глаза. Сон не шёл. В комнате было душно, так как окна не открывались. Хотелось пить, только нечего было. Локи поднялся и сел. Немного покалывала спина и болела содранная оковами кожа на щиколотках. Локи протянул руку и поднял с пола книгу. Единственное, что он мог делать в свободное время, это читать. Локи с трудом слез с кровати, подошёл к окну, от которого исходил слабый свет и в полусумраке принялся перечитывать послание к Корфинянам.

Через четыре часа за ним пришёл Отто. Он молча застегнул мягкие наручники на его руках и вывел из кельи. Локи спросил:
- Куда мы идём?
Отто показал на горло и знаками пояснил, что не умеет разговаривать. Локи измученно глянул на потолок...
К удивлению Локи, его привели в шикарную ванную комнату. Если хотят видеть меня чистым и благоухающим... это предзнаменование чего-то плохого... Отто начал расстёгивать пуговицы на рубашке Локи.
- Может быть, развяжешь мне руки? - спросил тот, - Я не смогу её снять, если ты не развяжешь.
Отто окинул Локи взглядом, говорящим: "Это ты думаешь, что не сниму...".
- Обидно... - прошептал Локи, - Я уже привык к этой одежде... - он с жалостью посмотрел на лохмотья своей бывшей рубашки, слегка изкромсаной карманным ножом...
Потом Отто расстегнул брюки Локи. Он спокойно стянул их с его ног, потом усадил на край ванны и помог снять обувь.
Вскоре Локи уже наслаждался тёплой ласкающей водой... Отто позволил ему просто погреться минут пять, а потом принялся промывать его волосы. Локи закрыл глаза, чтобы в них попала пена. Он уже забыл, когда в последний раз к нему прикасались мягко и осторожно. Отто смывал шампунь. Локи почувствовал его пальцы на шее, говорящие вместо языка: "Поверни голову, я поцелую тебя". Локи подчинился и почувствовал губы Отто.
- Ты ведь должен просто привести меня в порядок?
Отто кивнул.
- Давай не будем делать ничего такого...

- Ты помнишь, что было вчера? - спросил Крошка Ру, глядя на стоящего перед ним Локи.
Локи чувствовал себя неловко: Ру сидел в кресле, а он стоял перед ним, как нашкодивший школьник.
- Нет... - проговорил Локи, краснея.
- Совсем?
- Я помню, что Вы пришли ко мне, мы выпили... и...
- И ты отрубился почти сразу, так?
- Не помню.
- Ладно, не стану тебя мучить. Сядь.
- Спасибо, - Локи скрыл улыбку и опустился на диван, стоящий напротив хозяина.
- Сегодня поедем в большой город на вечер, посвящённый выставке одного художника. Твоя роль - таскаться за мной по всюду и изображать моего любовника. Ясно?
- П....простите...
- Повторяю, ты будешь изображать моего любовника, чтобы никто не стал мне мешать. Можешь звать меня господин Ру. Ясно?
- Да. Почему я?!..
- Ты довольно солидно выглядишь и похож на потомственного гея. Через полчаса мы выезжаем, давай ка выпьем кофе. Ты не против? - Ру щёлкнул пальцами, появился Отто, - Мне чёрный, как обычно, а тебе? - он обратился к Локи.
- Я не хочу...
- Да брось ты, расслабься! - подбодрил Крошка Ру, - Хочешь, специально для тебя приготовят каппучино с ванилью?
Локи боязливо кивнул.
- Отто, позаботься об этом.
Тот кивнул и испарился.
- Не нервничай так, - Ру достал сигареты, - Ты не куришь?
- Нет.
- Это хорошо. Там, куда мы поедем, тебя никто не съест. Даю слово, что ты в целости и сохранности вернёшься домой, и никто не посмеет тронуть тебя пальцем. Ах да... Держи, - Ру швырнул коробочку по чайному столику.
- Мне?.. - спросил Локи.
- Да.
Локи раскрыл её и увидел два кольца.
- Одно - обручальное, а другое на мизинец, - пояснил Крошка, - Давай помогу, - он забрал кольца у Локи и поочерёдно надел ему на пальцы, - Не бойся, это только на вечер.
- Жаль. Никогда не носил колец...
- Можешь оставить их себе.
- Да что Вы... Нет.
- Нравится? Если нравится, бери себе.
- Спасибо... - проговорил Локи.
В это время появился Отто с подносом.
- Стало быть, Иринарх обманул меня?.. Он сказал, что единственный способ покинуть это место - это быть купленным...
- Я разве не сказал? Я купил тебя. Только не нужно истерик. Я уже объяснил, на кой чёрт ты мне нужен.
- И потом Вы покончите со мной?
- Зачем?
- ???
- Зачем мне это делать? Обычно те, кого покупают, умирают от долгих и мучительных сексуальных извращений, а мне этого не надо. Я воспользуюсь твоим телом другим образом. Я превращу тебя в своего друга. За плату и не навсегда. После того, как ты сделаешь то, что мне нужно, я отправлю тебя куда-нибудь подальше отсюда, где ты сможешь начать жить заново.
Локи почувствовал дрожь, пробежавшую мышкой вдоль спины...
- Мистер Ру... Я не понимаю... Почему?!
- Считай, что крупно повезло.
- Правда? Вы ответите мне, если я буду спрашивать то, что меня не касается?
- Ну, спроси, что хотел. Я посмотрю. Постараюсь ответить.
- Мистер Ру, как я оказался здесь? Как все оказываются здесь?
- Ты - сирота.
- Да... но...
- Просто кто-то хочет прилично заработать на продаже любви. На этот товар всегда огромный спрос.
- А кто - "кто-то".
- Хозяин, шеф, тот, кто всё это сдерживает железной хваткой.
- И почему этот человек не задумывается о наших чувствах?!
- Остынь, - Ру взял в руку чашку кофе, - Не трать нервов. Я не знаю, почему не задумывается. Я тоже мало, о чём задумываюсь, если бы делал это почаще - давно кормил бы червей. Лучше пей кофе и не лезь в дебри.
- Думаете, мне не понять? - прищурился Локи.
- Отнюдь. Ты поймёшь всё сразу, но жить дальше станет невыносимо. Если бы ты видел то, что обычно скрыто от глаз обычного монаха, ты повесился бы на следующий же день.
- У меня крепкие нервы.
- И я не хочу их расшатывать. Меньше знаешь, крепче спишь. Пей.
- Спасибо за кофе.
- Это пустяк. Ты лучше выпей его, а не бесцельно держи в руках.
- Я не могу.
- То есть?
- Не могу пить, когда Вы смотрите на меня.
Ру усмехнулся, но придержал улыбку и, поднимаясь, сказал:
- Я вернусь через десять минут. У тебя будет шанс насладиться своим каппучино.

"Где он, чёрт! - мысленно ругался Герман, пробираясь по коридору госпиталя, - Я его так и к утру не найду. Боже, что будет, если я попадусь... Даже думать не хочется."
Герман проскользнул в следующую палату и, открыв замок ключом, прошёл во внутреннюю комнату.
"Он где-то здесь... Я чувствую"
Герман подошёл к одной из четырёх кроватей, отгороженных ширмами, и увидел блеск глаз в темноте. Он сразу узнал их.
- Я скучал по тебе, - прошептал Ангел, приподнявшись на кровати.
- Как я боялся!! - воскликнул Герман шепотом, с дрожью обнимая Ангела, - Я думал, больше не увижу тебя никогда...
- Со мной всё хорошо. Уже почти ничего не болит.
- Я люблю тебя, - Герман начал целовать Ангела, - Я хочу тебя прямо сейчас.
- Если нас застанут вместе, тебе будет плохо...
- Мне будет хуже, если я просто сейчас уйду... - Герман погладил Ангела по щеке, - Ты не против, если мы быстро...
- Нет. Давай, быстрее только...

Ничего не произошло. Монах молча сидел на полу в своей келье и думал о том, что наговорил своему клиенту. Своему персональному клиенту по имени Роджер. Едва ли он сделает хоть что-то из того, о чём монах попросил его... Но... всё же Роджер не совсем обычный клиент. От него можно ждать всего, что угодно. Не исключено, что он действительно предложит Олли выйти за него...
- Мечты, мечты... - Оливер лёг на спину и посмотрел в потолок, - Зачем я сказал ему всё это?.. Я что, правда хочу связать с ним свою жизнь? Ведь нет же... Я просто хочу покинуть монастырь и жить в большом мире. Да, выйти за него, а потом в один прекрасный миг исчезнуть и отправиться куда-нибудь в тихий провинциальный городок, где я смогу жить, как обыкновенный человек...
В келью стукнули один раз и дверь скрипнула, открываясь.
- Поднимайся, - Оливера бесцеремонно подняли на ноги - Твой клиент отказался оплачивать твои услуги. С сегодняшнего дня твой ранг приравнивается к рангу обычного монаха.
Олли удивлённо смотрел на чернокожего парня с белыми зубами.
- И что?.. - спросил Оливер, - Какое мне до этого дело?..
- С этого момента ты можешь получать работу в любое время дня и ночи. Так что пойдём со мной.
- Э, может не надо связывать мне руки? - Оливер недоверчиво поглядел на чёрные цепи наручников, - Я законопослушный монах.
- Это хорошо, но я не могу нарушить предписание инструкции, - как бы с сожалением ответил афроамериканец, - Это не я придумал. Прости.
- Ладно, - монах улыбнулся, - Я знаю, тебе за такое могут намылить шею, так что я не стану сопротивляться.

- В ваших интересах сделать это как можно лучше, - сказал психолог, - Вы невероятно пластичны и в отличие от других, склонны к театральной игре. За хорошую работу... ...вам зачтётся, короче говоря. Реальную сахарную косточку я пока обещать не стану, потому как меня не посвятили, что именно из себя представляет эта косточка. Но поверьте, вам предоставленные привилегии придутся по вкусу.
- Ох, дорогой мой, - вздохнул Оливер, - Ты каждый раз говоришь одно и то же. Давай уже мы это сделаем и точка. Куда нам?
Психолог указал на дверь. Оливер, взяв за руку свою подружку, прошёл в комнату.
- Отлично, - буркнул Олли, - хоть ковёр на полу есть. Ну? Давай.
"Интересно, с какой точки на меня будет смотреть тот парень, который хочет насладиться живым порно-видео? - подумал Олли, окинув взглядом комнату, - Скорее всего, откуда-то сверху..."
Подумав об этом, Оливер постарался забыть обо всём на свете, поуши погрузился в создание страстной атмосферы. Чтобы никто не смел и подумать, что ему это не доставляет сильнейшего наслаждения. Клиент должен видеть только то, что ему показывают. Никаких личных переживаний, никаких лишних эмоций. Элементарный секс. Пусть кончает хоть восемь раз. Оливеру на состояние клиента было плевать.
- Давай, девочка, - Оливер поцеловал свою Пуму, и с этого началось новое принудительное приключение.




15:58 

Не сидицца Као бес шутокк

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH





@музыка: никакой

@настроение: какое!!

02:11 

My pet

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Чтобы смому не забыть
:sunny: Роджер

(в отличие от Бэл, Роджер не кусаицца ;D )

03:40 

Что можно выжать с одного голубого листа...

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH


:)

:)

:)

:)

:)

:)

:)

04:04 

Логическая задачка

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Я хочу секса. Вариантов - ни одного. Что делать?

04:28 

Всё тот же рисунок

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH




Сколько можно?..

16:09 

Мая зая

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
04:37 

Вторая серия. Рисовалось вчера

I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH


Ноу коммент. Я в своём амплуа


Мой любимый Пата:

Домик Канта и Спинозы на горе Yurameki

главная