20:31 

Интерференция (STAR TREK TNG, slash, Worf x Data)

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Интерференция




Фэндом: Звёздный путь
Основные персонажи: Жан-Люк Пикард, Уильям Томас Райкер, Дэйта, Диана Трой, Ворф, Джорди Ла Форж, Беверли Крашер
Пэйринг или персонажи: Ворф/Дэйта
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Фантастика, Эксперимент
Размер: планируется Миди, написано 27 страниц
Кол-во частей: 10

Описание:
Интерференция волн — взаимное увеличение или уменьшение результирующей амплитуды двух или нескольких когерентных волн при их наложении друг на друга, или же весьма иносказательное описание проявления любознательности лейтенанта-коммандера Дейты касательно взаимоотношений с самим собой и остальными членами экипажа звездолёта Энтерпрайз NCC-1701-D.

Публикация на других ресурсах:
Буду рад знать о публикациях где бы то ни было.
Примечания автора:
читать дальше

1. Дэйта играет в дженгу

Дверь в комнату отдыха с тихим шорохом распахнулась, и вошёл Уильям Райкер.
— Доброго времени суток, офицеры, — обратился он к присутствующим. — Надеюсь, я не помешал вашему отдыху?
— Нет, — отозвался Ла Форж. — Хотя, сложно назвать это отдыхом, — указывая на глубоко уже щербатую башню магнитной дженги: игры, в которой каждый по очереди игрок вытягивает из стопки одинаковых брусочков по одному и кладёт его сверху таким образом, чтобы вся башня не рухнула.
— В чём дело, Джорди? Почему сложно назвать отдыхом? — поинтересовался первый офицер Райкер, садясь за стол рядом с ним.
— Играть с Дэйтой в дженгу — сущий ад, сэр, — повертел головой Ла Форж.
Услышав это, Дэйта, сидевший напротив, недоумевая приподнял брови.
читать дальше

ficbook

@темы: сериалы, командор Дэйта, Стар Трек, Звёздный путь, Ворф х Дэйта, Worf/Data, Worf x Data, The Next Generation, TNG, Data/Worf, слэш

URL
Комментарии
2015-08-31 в 20:38 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
2. Дэйта беседует с Беверли Крашер


В паутине из проводов, обклеенный чувствительными датчиками, боясь пошевелиться Дэйта полулежал на кровати в одной из комнат медицинского отсека, в то время как главный врач Беверли Крашер колдовала над приборами, настраивая их и уточняя показания.
— Офицер Дэйта, можно попросить вас… — пробормотала доктор.
— Разумеется, — позволил андроид.
— Посчитайте от нуля до десяти про себя.
Уставившись на мгновение в пространство перед собой, Дэйта вскинул взгляд на Крашер.
— Готово.
— Лучше до ста, — не успев зафиксировать результат, попросила доктор.
— Готово, — так же быстро ответил Дэйта, но, заметив неудовлетворённое лицо Беверли, виновато добавил, — мне сделать это медленнее?
— Да, — с облегчением выдохнула она.
Дэйта вернулся глазами к стене напротив, принимаясь за подсчёт.
— Хорошо, — одобрительно произнесла Крашер. — Теперь всё готово.
И она вновь занялась приборами.
— О чём вы сейчас думаете? — спросила она.
— Считать больше не нужно? — вопросительно подняв брови, поинтересовался андроид.
— Нет, — с улыбкой ответила доктор. — Приборы определили маркер вашей мозговой активности. Дальнейший сбор данных будет происходить в автоматическом режиме.
— А… — с пониманием покивал Дэйта.
Не зная, что ещё сказать,
— Удивительные результаты… — проговорила доктор Крашер.
— Удивительные? — осторожно спросил Дэйта, пытаясь заглянуть доктору через плечо.
— Вы способны параллельно и осознано обдумывать массу совершенно разноплановых тем и одновременно с этим вести осмысленный диалог.
— Разве в этом есть что-то удивительное? Людской мозг устроен иначе?
— Людской мозг, как правило, в состоянии отчётливо осознавать только одну мысль за раз. Всё остальное происходит в фоновом режиме.
— А. Да. Действительно, — согласился Дэйта, понимая, что он и сам об этом прекрасно знал.
— И всё это отображается сплошным динамическим потоком, который крайне сложно разложить на отдельные составляющие! — восхищаясь, но едва ли не хватаясь за голову от сложности наблюдаемой картины, произнесла Крашер. — Мистер Дэйта, а вы могли бы постараться не думать? Боже мой, мистер Дэйта! Все показатели застыли, как по команде!
— «Как»? — переспросил Дэйта.
— Теперь отображается лишь один главный процесс, — прокомментировала доктор. — А это что такое? — замечая что-то ещё, спросила сама у себя Крашер, вглядываясь в дисплей.
— Я прошу меня извинить, — робко проговорил Дэйта — Случайно вспомнил кое-что важное и подумал об этом.
— Нет, что вы, думайте обо всём, о чём вам угодно, — успокоила его доктор. — Особенно о важном! Вы не будете против, мистер Дэйта, если Диана Трой ознакомится с сохранёнными данными? Ей как психологу это будет очень интересно.
— Да, конечно, — простодушно позволил Дэйта — Доктор Крашер?
— Да, мистер Дэйта..
— Могу я спросить вас?
— Разумеется, спрашивайте.
— Как вы думаете, офицер Яр способна дать положительный ответ на предложение стать моим партнёром?
Беверли, не ожидая такого вопроса, сперва изумлённо подняла голову, а после, придя в недоумение, ответила:
— Не лучше ли вам спросить у офицера Яр лично, мистер Дэйта?
— Я планирую сделать это в скором времени, — заверил Дэйта, сосредоточенно обдумывая что-то. — Но я хотел бы знать ваше мнение на этот счёт.
— Даже не представляю, чем могу помочь вам… — растерялась доктор Крашер, поправляя причёску. — А что вы, Дэйта? Вы испытываете чувства к Таше?
— В этом-то и проблема, доктор Крашер, — прикладывая пальцы к губам, смотря куда-то в сторону и усиленно соображая. — Я не знаю. Это возможно. Наверное.
— Вы должны решить это сами, Дэйта, — заверила Крашер. — Если она вам действительно не безразлична, если она нравится вам — тогда действуйте.
— А вы не могли бы помочь мне определить критерии того, что именно в данном контексте означает быть «не безразличным»? Это для меня крайне важно, — глядя на Беверли Крашер взглядом печального щенка, произнёс Дэйта.
— Ох, мистер Дэйта, — откидывая со лба чёлку, выдохнула доктор. — Вы ставите меня перед очень трудным вопросом. Для каждого человека ответ на этот вопрос заключается в его личных индивидуальных предпочтениях.
— Неужели не существует никаких общих параметров, по которым можно определиться с выбором партнёра? — с надеждой в голосе, спросил Дэйта.
— Честно говоря, в этом нет никаких строгих правил.
— Весьма досадно, — заметил Дэйта.
— Но почему-то же вы выбрали именно Ташу Яр? — глядя на него, спросила Беверли. — Значит, чем-то она отличается от всех, кого вы знаете. Думаю, это может стать отправной точкой ваших размышлений о проблеме выбора.
— Я подсчитал суммы всех вероятностей для всех членов экипажа, — сообщил андроид. — И счёл офицера Яр лучшей кандидатурой.
— Подсчитали? — удивилась Крашер.
— Да. Как бы ещё я мог прийти к заключению о возможности нашего союза? Существует какой-то иной способ осуществления подобного выбора? — любознательно поинтересовался Дэйта.
— Существует, Дэйта, — сказала Беверли. - Но, кажется, он вам не подходит.
— Всё то, что касается привязанности и любви, — без особого сожаления сделал вывод Дэйта, - Увы, эти химические процессы остаются для меня загадкой.
— Можно задать вам некорректный и некрасивый с моей стороны вопрос? — обратилась доктор Крашер к своему подопытному.
— Что угодно, — с готовностью позволил Дэйта.
— Почему вы решили, что вам сейчас нужен партнёр?
— У меня были близкие контакты, доктор, — без стеснения пояснил андроид. — Я нахожу это весьма занимательным. Я хотел бы получить больше информации об этом.
— Значит, вы преследуете чисто научные интересы?
— Мне сложно однозначно ответить, — признался Дэйта. — Я не назвал бы этот интерес чисто научным, но и названия ему дать я не могу. Это просто… — он попытался подобрать более точное слово, — …интересно. Это занимательно. В личных целях. Исходя из этого я пришёл в выводу, что мне нужен партнёр.
— В таком случае, ничто не мешает вам попробовать его найти, — сказала Крашер.
— Спасибо, — поблагодарил Дэйта.
— За что? — улыбнулась Беверли. — Я не сказала вам ничего определённого.
— Тем не менее, спасибо за советы, — настоял Дэйта. — Мне будет над чем подумать. Вы хотели бы продолжать эксперимент ещё какое-то время?
— Если у вас есть другие дела, я не стану вас задерживать.
— Нет, я с удовольствием останусь здесь столько, сколько нужно, — удобно укладываясь на кровать, сказал Дэйта.
— Хорошо, — кивнула с улыбкой доктор.
— Могу я закрыть глаза и погрузиться в размышления?
— Это было бы просто великолепно, офицер, — одобрила Беверли.
Дэйта кивнул ей, взглянул перед собой и, опустив веки, глубоко задумался.

URL
2015-08-31 в 20:39 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
3. Дэйта приглашает на свидание Ташу Яр


Как следует всё обдумав и сочтя возможным пренебречь недавней необходимостью обсуждения проблемы с командором Райкером, Дэйта, воодушевлённый советом доктора Крашер принял решение действовать.
Таша Яр была весьма удивлена приглашению Дэйты провести вместе с ним и инженером Ла Форжем время в отсеке голопалубы. Когда Ла Форж буквально в шаге от двери был вызван по срочному делу в инженерный отсек, в офицере Яр проснулась некоторая подозрительность. Однако, оказавшись за плетёным столиком на белом песке в ресторане у самой кромки моря лазурного моря с видом на медленно опускающееся солнце, готовое вот-вот превратиться в живописный оранжевый закат, Таша почувствовала себя и вовсе неловко.
— Мистер Дэйта, — становясь всё более подозрительной, произнесла, наконец, Наташа, — прервите меня, если я не правильно вас поняла. Насколько я помню, мы договорились никогда не вспоминать о том, возникшем по воле нелепого случая, постыдном инциденте.
— Вы считаете его только постыдным? — прямо взглянув на неё, спросил Дэйта.
— В высшей степени, мистер Дэйта, — с сожалением, согласилась Таша.
— Я собирался сделать вам предложение, — сообщил офицер по науке. - Но, видимо, мне не стоит этого делать? ..
— Не стоит, — испуганно отрицательно покачала головой Яр. — Не ставьте нас обоих в ещё более неловкое положение, я вас очень прошу. Ничего мне не предлагайте. Сейчас для меня нет ничего важнее выполнения моих обязанностей начальника службы безопасности.
Дэйта медленно опустил взгляд к покрытому белоснежной скатертью столу.
— И спешу заверить, мистер Дэйта, — Таша положила руку на его запястье, — дело не в вас, а в том, что сейчас я не хочу никаких отношений. Надеюсь, вы меня поймёте.
— Я мог бы подождать, если это будет уместно, — пожал плечами Дэйта, не теряя своей невозмутимости.
Таша подпёрла лоб рукой, облокачиваясь на стол.
— Вы не хотите со мной никаких отношений не зависимо от времени, — вкрадчиво проговорил Дэйта.
— Поймите, я не хочу вас обидеть…
— Я никогда не обижаюсь на правду, офицер Яр, — заверил Дэйта. — Можете сказать всё, как оно есть на самом деле.
— У нас ничего не получится, — сказала Таша прямо. — Ни сейчас, ни когда-либо ещё.
— Хорошо, — принял к сведению Дэйта. — Я именно это и хотел знать.
Сказав это, Дэйта поднялся из-за стола, планируя покинуть голопалубу.
— И всё? — изумлённо взглянула на него Таша.
Дэйта, что-то там себе сообразив, вернулся в реальность и кивнул.
— Да. Это всё. Спасибо, — он слегка улыбнулся.
— Ну знаете, офицер! — рассердилась на него Таша, тоже поднимаясь с кресла. — У вас семь пятниц на неделе! То собираетесь делать предложение, то вдруг от всего отказываетесь!
— Но вы ведь не хотите никаких предложений, — растерялся Дэйта.
— Может быть, и не хочу, — сложив на груди руки, сказала Яр. — А вы чего хотите?
— Ничего, к сожалению, — честно ответил Дэйта.
— Зачем же вы тогда всё это..?
— Я подумал, нам было бы удобно быть вместе, — бесхитростно выложил Дэйта.
— Ах, удобно, — протянула Яр. — Всё понятно, офицер Дэйта, в таком случае.
— Что понятно?
— То, что нам лучше оставаться друзьями и коллегами, — признавая ситуацию исчерпанной, сказала Таша. — Больше этот вопрос на обсуждение не выносится, Дэйта. Я выражаюсь достаточно ясно?
— Да, — ответил он.
— Спасибо за чудный вечер, — с лёгким сарказмом произнесла Таша, отдавая голосовую команду для отключения голопалубы.
— Пожалуйста, — автоматически ответил Дэйта.
Таша усмехнулась его проявлениям, покидая помещение, оставляя Дэйту в одиночестве.

URL
2015-08-31 в 20:39 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
3. Дэйта приглашает на свидание Ташу Яр


Как следует всё обдумав и сочтя возможным пренебречь недавней необходимостью обсуждения проблемы с командором Райкером, Дэйта, воодушевлённый советом доктора Крашер принял решение действовать.
Таша Яр была весьма удивлена приглашению Дэйты провести вместе с ним и инженером Ла Форжем время в отсеке голопалубы. Когда Ла Форж буквально в шаге от двери был вызван по срочному делу в инженерный отсек, в офицере Яр проснулась некоторая подозрительность. Однако, оказавшись за плетёным столиком на белом песке в ресторане у самой кромки моря лазурного моря с видом на медленно опускающееся солнце, готовое вот-вот превратиться в живописный оранжевый закат, Таша почувствовала себя и вовсе неловко.
— Мистер Дэйта, — становясь всё более подозрительной, произнесла, наконец, Наташа, — прервите меня, если я не правильно вас поняла. Насколько я помню, мы договорились никогда не вспоминать о том, возникшем по воле нелепого случая, постыдном инциденте.
— Вы считаете его только постыдным? — прямо взглянув на неё, спросил Дэйта.
— В высшей степени, мистер Дэйта, — с сожалением, согласилась Таша.
— Я собирался сделать вам предложение, — сообщил офицер по науке. - Но, видимо, мне не стоит этого делать? ..
— Не стоит, — испуганно отрицательно покачала головой Яр. — Не ставьте нас обоих в ещё более неловкое положение, я вас очень прошу. Ничего мне не предлагайте. Сейчас для меня нет ничего важнее выполнения моих обязанностей начальника службы безопасности.
Дэйта медленно опустил взгляд к покрытому белоснежной скатертью столу.
— И спешу заверить, мистер Дэйта, — Таша положила руку на его запястье, — дело не в вас, а в том, что сейчас я не хочу никаких отношений. Надеюсь, вы меня поймёте.
— Я мог бы подождать, если это будет уместно, — пожал плечами Дэйта, не теряя своей невозмутимости.
Таша подпёрла лоб рукой, облокачиваясь на стол.
— Вы не хотите со мной никаких отношений не зависимо от времени, — вкрадчиво проговорил Дэйта.
— Поймите, я не хочу вас обидеть…
— Я никогда не обижаюсь на правду, офицер Яр, — заверил Дэйта. — Можете сказать всё, как оно есть на самом деле.
— У нас ничего не получится, — сказала Таша прямо. — Ни сейчас, ни когда-либо ещё.
— Хорошо, — принял к сведению Дэйта. — Я именно это и хотел знать.
Сказав это, Дэйта поднялся из-за стола, планируя покинуть голопалубу.
— И всё? — изумлённо взглянула на него Таша.
Дэйта, что-то там себе сообразив, вернулся в реальность и кивнул.
— Да. Это всё. Спасибо, — он слегка улыбнулся.
— Ну знаете, офицер! — рассердилась на него Таша, тоже поднимаясь с кресла. — У вас семь пятниц на неделе! То собираетесь делать предложение, то вдруг от всего отказываетесь!
— Но вы ведь не хотите никаких предложений, — растерялся Дэйта.
— Может быть, и не хочу, — сложив на груди руки, сказала Яр. — А вы чего хотите?
— Ничего, к сожалению, — честно ответил Дэйта.
— Зачем же вы тогда всё это..?
— Я подумал, нам было бы удобно быть вместе, — бесхитростно выложил Дэйта.
— Ах, удобно, — протянула Яр. — Всё понятно, офицер Дэйта, в таком случае.
— Что понятно?
— То, что нам лучше оставаться друзьями и коллегами, — признавая ситуацию исчерпанной, сказала Таша. — Больше этот вопрос на обсуждение не выносится, Дэйта. Я выражаюсь достаточно ясно?
— Да, — ответил он.
— Спасибо за чудный вечер, — с лёгким сарказмом произнесла Таша, отдавая голосовую команду для отключения голопалубы.
— Пожалуйста, — автоматически ответил Дэйта.
Таша усмехнулась его проявлениям, покидая помещение, оставляя Дэйту в одиночестве.

URL
2015-08-31 в 20:44 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
4. Дэйта переживает потерю


С тех пор Дэйта не предпринимал попыток завязать отношений ни с офицером Яр, ни с кем бы то ни было ещё. Инцидент вскоре забылся, и никто больше не вспоминал об этом. До тех пор пока одно важное событие не заставило ощутить лейтенант-командора беспокойство и в придачу к нему массу других, не совсем понятных андроиду и неприятных ощущений, исходящих изнутри его тела. 416.01.03 на Вагра II начальник службы безопасности Наташа Яр погибла при исполнении своих обязанностей, пытаясь вызволить Диану Трой и пилота потерпевшего крушение шаттла из ловушки на планете, контролируемой злобным и равнодушным существом, называющим себя армус. Несмотря на то, что сразу после атаки, Таша немедленно была телепортирована в медицинское отделение, спасти ей жизнь так и не удалось.
После того, как угроза миновала и весь оставшийся экипаж оказался в полной безопасности на борту звездолёта, была устроена поминальная служба по офицеру Яр. Дэйта был значительно обескуражен чередой испытываемых им чувств, однако виду он старался не подавать, старательно обдумывая причинно-следственные связи волнующих его процессов один на один с собой.
Делал это в одиночестве Дэйта не потому, что он пытался скрыть от кого-нибудь очевидные причины своих мыслей, он просто предполагал, что, кроме него, это вряд ли кому может показаться важным. К тому же, андроиду было не привыкать размышлять в одиночестве.
— Может быть, хочешь поговорить? — поинтересовался однажды Джорди, направляясь вместе с Дэйтой к мостику.
— О чём? — с обычной любознательностью повернулся к нему Дэйта.
— О том, что случилось с Ташей.
— Думаю, нет, — неопределённо пожал плечами андроид.
Офицеры вошли в помещение лифта.
— Было похоже на то, что вы достаточно близки. Ты точно в порядке? — уточнил Ла Форж.
— Да, я в порядке, — ответил Дэйта. — Я не совсем понимаю, что об этом ещё можно сказать… Обязательно говорить об этом?
— Нет, нет, — заверил Джорди. — Но, если захочешь — я всегда к твоим услугам.
— Хорошо, — согласился невозмутимо Дэйта, бодро выходя из лифта и проходя по мостику к своему рабочему месту.
По пути Дэйта оглянулся на место Таши: оно по-прежнему казалось каким-то неестественно пустым без неё. Заняв своё кресло, Дэйта предпочёл отбросить пространные соображения и заняться своими прямыми обязанностями.
— Лейтенант Ла Форж, - услышал Дэйта голос капитана Пикара, - скорректируйте прежний курс с учётом посещения звёздной системы Саноп III.
— Есть скорректировать курс, - отозвался Джорди. - Новый курс семь четыре два точка четыре ноль семь проложен, сэр.
— Дэйта, насколько увеличится время нашего пути при движении с максимальным ускорением?
— Разница составит сорок четыре часа две минуты двадцать секунд, сэр — отчитался Дэйта.
— Приемлемо. Запускайте, Ла Форж, — позволил капитан Пикар.
— Есть, сэр.
Оказавшись частью огромного организма управления звездолёта, Дэйта почувствовал, что недавние размышления отпускают его, уходя на второй план, и ему становится спокойнее. Спустя некоторое время он настолько сосредоточился на работе, что ни на какие другие мысли, даже параллельно текущие, времени просто не оставалось. Отношение к этому событию было опознано Дэйтой как облегчение.

— Дэйта, вы не хотели бы вместе со мной, капитаном, командором Райкером и Беверли Крашер посетить голопалубу? — спросил инженер Ла Форж, продолжая немного волноваться за душевное состояние (если так можно выразиться применимо к андроиду) своего друга.
— Нет, но спасибо, — отозвался Дэйта. — Сегодня я обещал помочь энсину Крашеру.
— Без вас он не справится?
— Думаю, справится, — сказал Дэйта. — Но я сам предложил ему свою помощь. Конечно, он и без меня способен найти всю необходимую информацию, но на это потребуется значительно больше времени.
— Не лучше ли было бы ему самому заняться этими поисками?
— Возможно, — согласился Дэйта. — Однако тема, которая его интересует — схемы и чертежи старинных моделей двигателей — интересна и мне.
— В таком случае, конечно, — улыбнулся Джорди. — Удачи в поисках.
— Спасибо, — поблагодарил Дэйта, отправляясь в инженерный отсек.
Когда он ушёл, Ла Форж тихо вздохнул.
— Что-то не так? — поинтересовался подошедший ближе лейтенант Ворф, поглядев в сторону двери, за которой скрылся Дэйта.
— Просто немного беспокоюсь о нём, — ответил Ла Форж. — Кажется, он всё ещё переживает по поводу внезапной кончины Таши Яр.
— Я понимаю его чувства, — отозвался Ворф. — Офицер Яр была и остаётся незаменимым членом экипажа и преданным другом. Она ко всем относилась с теплотой и дружелюбием. Поистине замечательные качества.

***

Находясь в своей каюте 3653 на палубе два, Дэйта проводил время своего заслуженного отдыха, играя сам собой в трёхмерные шахматы. Раздался сигнал, и Дэйта, отвлекаясь от игры, произнёс:
— Войдите.
Дверь распахнулась. На пороге стоял лейтенант Ворф.
— Доброго времени суток, Дэйта, — немного смущённо проговорил Ворф. — Зашёл узнать, всё ли у вас в порядке.
— Да-а, — прищурившись, ответил андроид. — Не понимаю, что со всеми вокруг происходит… В любом случае, проходите, Ворф.
— Да, — испытываясь неловкость, неуверенно прошёл в комнату Ворф. Дверь за ним тихо закрылась. — Вы не пьёте алкоголь? — спросил он.
— Нет, — замечая в руках у Ворфа бутылку, ответил Дэйта. — Вернее, я могу выпить, если вам этого хочется, просто не почувствую привычного для людей… для других эффекта.
— Вот как, — садясь, пробормотал новый начальник службы безопасности. — Я подумал о том, что, может быть, вы хотите с кем-нибудь поговорить, но то, что вам при этом бессмысленно пить алкоголь, почему-то упустил…
— Ничего страшного, — миролюбиво сказал Дэйта. — Я ведь сказал, что с удовольствием выпью, если это важно для текущей ситуации. Я достану… — привставая, начал Дэйта, — Какой объём порции этого напитка считается приемлемым? — спросил он.
— Его принято употреблять маленькими порциями, — сообщил Ворф.
— Вот такого объёма ёмкости подойдут? — поинтересовался Дэйта, выставляя стопки на стол.
— Вполне, — подтвердил Ворф. — На самом деле вам вовсе не обязательно пить…
— Нет, пусть, — пододвигая обе стопки собеседнику и садясь, сказал Дэйта. — Это весьма занимательно. Мне редко удаётся поучаствовать в подобных ритуалах. Пожалуйста, продолжайте.
Сдержано кивнув, Ворф принялся откупоривать бутылку. Сделав это, он разлил напиток по стопкам и поставил одну перед Дэйтой. Ворф поднял со стола свою стопку, Дэйта, наблюдая за ним, сделал то же самое.
— Ну что же, — произнёс Ворф.
— Можно пить? — спросил Дэйта.
— Да.

URL
2015-08-31 в 20:44 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Получив разрешение Дэйта залпом опрокинул в себя крохотное количество жидкости и поставил пустую стопку на стол.
— Очень интригующее занятие, — признался он.
— Вы так считаете? — стараясь незаметно занюхать выпитое рукавом, спросил Ворф.
— О да, — подтвердил Дэйта. — Я вижу в ритуалах принятия внутрь алкоголя одно из непостижимых проявлений человечности. А вы?
— Я считаю это способом расслабиться, — сказал Ворф, вновь наполняя стопки.
— Почувствовать раскрепощённость и снизить давление принятых правил приличия, — добавил Дэйта, завладев свой стопкой и принимаясь рассматривать блики на её поверхности. — Это несомненно важная составляющая быта любой разумной цивилизации. Способность на некоторое время отключиться от необходимости контроля и анализа ситуации. Позволить психике отдохнуть от постоянной нагрузки. Возможность безбоязненного и оправданного обмена некоторой частью личной информациии.
— А вы говорите, что это для вас непостижимо, — сдержано усмехнулся Ворф.
— Понимание не обуславливает восприятия, — сказал на это Дэйта.
— Тоже верно, — согласился лейтенант Ворф, поднимая полную стопку и выпивая её следом за первой.
Дэйта последовал его примеру.
— Но, с другой стороны, каждый из нас не способен на что-то. У каждого есть слабости, — произнёс Ворф, уже куда более уверенно наполнив стопки. — Ваша слабость — в неспособности воспринимать подобные вещи. Но вам есть к чему стремиться, и вы не прекращаете работать над собой. Это — ваша сильная сторона. И это далеко не всё, чем вы могли бы гордиться.
— Возможно, — окидывая комнату взглядом и распаляясь, сказал Дэйта, не замечая того, как Ворф расправился с третьей стопкой. — Иногда я думаю, что пожертвовал бы многим, чтобы обрести возможность ощутить такие естественные для людей состояния как нежность, гнев, веселье… или сострадание, — задумчиво окончил Дэйта.
— Вы думаете, что не способны к состраданию?
— Очевидно, что нет, — сказал Дэйта. — Я понимаю, в каких случаях следует проявлять сострадание, но всё, что я в такие моменты испытываю, сводится к любопытству, смешанному с острым нежеланием перемен. Например, когда я окончательно осознал смерть офицера Яр, я ощутил сожаление, которое было завязано на моём собственном я. И ещё я подумал о том, что не хотел бы повторения этого опыта. Это было похоже на пустоту, — пространно проговорил Дэйта. — Словно с этой необратимой переменой что-то поменялось и для меня. Как если бы я лишился какой-нибудь части тела или некоторые из моих чипов оказались бы заблокированы.
— Я чувствую то же самое, — горячо поддержал клингон. — Словно лишился части тела.
— Да? — удивился Дэйта.
— Истинно так, — произнёс Ворф. — Весь офицерский состав, без сомнения, ощутил это горькое чувство потери.
— Мне не хватает её, — проговорил Дэйта, сосредоточенно глядя перед собой.
— Да, — печально сдвинув массивные и устрашающие брови, сказал Ворф.
— Когда я оборачиваюсь, в надежде увидеть офицера Яр на мостике, меня постигает странное разочарование, — продолжал давить на больное Дэйта. — Мне известно, что её не должно быть на месте, но почему-то всё равно надеюсь на это.
— Всё так, Дэйта, — чувствуя, как гордое клингонское сердце начинает стремительно смягчаться под воздействием грустных мыслей и небольшого количества выпитого алкоголя.
— Иногда я ловлю себя на абсурдной мысли, что однажды двери турбо-лифта распахнутся и офицер Яр как ни в чём ни бывало пройдёт на мостик. Но вероятность этого события ничтожно мала, — как приговор, произнёс Дэйта. — Вероятность этого события стремится к нулю, и можно сделать вывод, что этого не случится уже никогда.
Переведя взгляд на Ворфа, Дэйта заметил странное состояние клингона.
— Что с вами? — испуганно спросил он.
— Ничего, — заверил тот, хотя его суровое лицо и являло собой воплощение отчаяния. — Просто всё, о чём вы говорите, в высшей степени похоже на то, что называют состраданием.
— То, что говорю я, не более чем логично обоснованные расчёты на основании моих знаний. — произнёс Дэйта отстранёно. — Я только знаю, что её больше нет.
— Дэйта! — бурно реагируя, вскрикнул Ворф.
— В чём дело? — ещё больше испугался тот, — Я сделал что-то не так? Скажите, что именно я сделал неправильно, Ворф, — протараторил Дэйта, пододвигаясь ближе к клингону, чтобы заглянуть ему в лицо и определись, что с ним произошло. — Я чем-то оскорбил вас? Сказал что-то лишнее? Офицер Ворф?
— Неужели вы не понимаете… — как средоточие печали вселенной, сказал Ворф.
— Я заставил вас ощутить грусть? — предположил андроид. — Могу я чем-то помочь?
— Всё нормально, Дэйта, — произнёс Ворф.
— Вы слишком возбуждены, — опроверг Дэйта. — Может быть, вам станет легче, если я скажу, что, если бы моё внутреннее устройство это позволяло, я бы согласился ощутить горечь потери во всей её полноте, также, как это чувствуете вы и все остальные. И если…
Ворф поднял голову, едва не сталкиваясь с Дэйтой носом и, прежде чем кто-то успел бы сообразить, что происходит, с огромной неожиданностью для самого себя поцеловал его. Андроид, широко распахнув глаза, спокойно проанализировал это действие, хотя и не понял, каким образом это могло случиться, учитывая абсолютную нелогичность поцелуя в качестве продолжения разговора подобного рода.
Ворф прервал сам себя, в ужасе отпрянув и испытав при этом прилив горячащего кровь яростного клингонского стыда. Желая прервать всё немедленно после такого поворота, Ворф предпринял попытку ретироваться, но ему удалось лишь, неловко вскочив, подскользнуться, едва не свалиться со стула, и вновь усесться напротив Дэйты, который, безмятежно пронаблюдав за этой попыткой, уставился на пылающего от негодования и стыда клингона немигающим взглядом. И, как только начальник службы безопасности сел ровно, Дэйта сорвался со своего места, обхватывая его ладонью за шею, и предпочёл повторить произошедший, вероятно, совершенно случайно, но оказавшийся довольно-таки интересным опыт.
Ворф, оказавшись на сей раз в положении жертвы, с трудом оторвал от себя пальцы Дэйты, но тот продолжил целовать его, опираясь рукой на собственное колено, и, в конце концов, добился взаимности. Ворф, предпочитая не думать ни о чём вовсе, неуверенно взял Дэйту за талию (об этом определённо нельзя было сказать: «обнял»), и тогда Дэйта снова ухватился рукой за его шею. Потом и второй рукой. Ворф, осмелев, подтащил мистера андроида к себе.
Это продолжалось очень короткое время, до тех пор, пока Ворф, прервавшись, не взглянул Дэйте в глаза, а тот не посмотрел своим любознательным взглядом на Ворфа. На этом разговор был окончен. Ворф сумел подняться из-за стола без происшествий.
— Вам лучше забрать оставшийся алкоголь, — напомнил Дэйта, закрывая бутылку и отдавая её Ворфу. — Мне он не понадобится.
— Хорошо, — согласился Ворф, забирая бутылку. — Приятного вам вечера, — произнёс он, полностью игнорируя то, что случилось между ним и лейтенант-командором минуту назад.
— Спасибо вам за беседу, лейтенант Ворф, — отозвался Дэйта.
После этого Ворф покинул каюту Дэйты.
Оставшись наедине с собой, Дэйта какое-то время посидел за столом, не меняя позы. Внезапно он поднялся на ноги, вышел в коридор и отправился в сторону каюты Джорди Ла Форжа.
— Войдите, — позволил тот.
Дэйта энергично вошёл к нему.
— Мне нужно вам кое-что рассказать, — объявил Дэйта.
— Одну секунду, — послышалось из-за внутренней двери, и Ла Форж вышел к своему гостю. — О чём вы хотите мне рассказать?
Дэйта взглянул на него странным взглядом, задумчиво стрельнул глазами в сторону, и произнёс:
— Нет. Ничего. Прошу меня простить.
И он вышел из каюты Джорди так же энергично, как и вошёл к нему, забыв даже попрощаться. Инженер поморщил лоб в непонимании поведения друга, но ему не оставалось ничего, кроме как пожать плечами и продолжить заниматься своими делами.

URL
2015-08-31 в 20:46 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH

URL
2015-08-31 в 20:47 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
5. Столица оперы Д'Лорн


«Бортовой журнал капитана. Звёздная дата четыреста шестнадцать девяносто пять три.
Мы находимся на орбите планеты Д'Лорн в звёздной системе Саноп III с целью мирного визита и укрепления межпланетных отношений согласно заданию Федерации Флота».
— Командор Дэйта, — обратился капитан Пикар к советнику по науке. — Что вы можете сказать о Д'Лорне?
— Планета класса М с населением численностью около пятнадцать миллиардов человек, — сообщил Дэйта.
— Капитан, я слышал Д'Лорн называют оперной столицей системы Саноп III, — добавил Ла Форж.
— В данных компьютера это название не фигурирует, однако история планеты изобилует фактами, указывающими на высокий уровень развития оперного искусства, — подтвердил Дэйта.
— Планета, на которой все поют, — поэтическим тоном произнёс Пикар, опираясь на поручень кресла ладонью.
— Это в буквальном смысле так и есть, — согласился Дэйта. — Голосовой аппарат коренных обитателей планеты имеет особенности, отличающие их от прочих рас способностью к мелодичному пению практически с первых дней после рождения.
— К мелодичному и поистине прекрасному, Дэйта, — проговорил Пикар.
— Вы раньше бывали на Д'Лорне, капитан? — поинтересовался командор Райкер.
— К сожалению, нет, — ответил Пикар. — Но я слышал пение длорнийцев в записи. Уверяю вас — это нечто совершенно потрясающее.
— Включить ознакомительную запись, сэр? — спросил Дэйта.
— Думаю, не стоит, — покачал головой капитан. — Спустившись на планету, мы сможем услышать всё в живом исполнении.
— Капитан, — донеслось от Ворфа, — Королевский совет Д'Лорна отправил сообщение, в котором сообщил о готовности принять нас.
— Королевский совет? — удивилась Диана Трой. — Вы хотите сказать, форма правления этой планеты — монархия.
— Длорнийская монархия, — кивнул Дэйта. — Планетой управляет орган называемый Голосом Старейшин, номинальной правительницей считается Королева, избираемая на эту почётную должность каждые три года.
— Как интересно, — проговорила с улыбкой Трой. — Значит, выбирать королеву — местная традиция.
— Совершенно верно, — ответил Дэйта.
— Как сказано в сообщении, принимать гостей будет она сама — Одиллия — избранная королева Д'Лорна, — проинформировал Ворф.
— Чудесно, — решил капитан. — В таком случае, нам лучше поторопиться, — нажав на коммуникатор, капитан обратился к главному врачу. — Доктор Крашер, пройдите в третью транспортаторную. Вы в группе высадки.
— Я буду ждать в транспортаторной, капитан.
— Хорошо, конец связи, — отключая коммуникатор, сказал Пикар. — Что же, скоро мы воочию убедимся в правдивости всех слухов и легенд, окутывающих культуру пения на этой планете. Командор Райкер, Дэйта, лейтенант Ворф, советник Трой — идёмте со мной. Ла Форж…
— Могу я спуститься на планету вместе с вами, сэр, — спросил с надеждой Джорди.
— Разумеется, — улыбнулся Пикар. — Поскольку миссия является мирной, не вижу ничего страшного в том, чтобы весь офицерский состав десантировался на Д'Лорн.
— Спасибо, сэр, — поблагодарил с улыбкой Джорди. — Я бы очень хотел услышать пение длорнийцев. Слава богу, со слухом у меня никаких проблем нет.
Спустя совсем немного времени весь высший офицерский состав Энтерпрайза успешно телепортировался на Д'Лорн.
— Королева примет вас через минуту, — сообщила приветливая девушка, облачённая в роскошное одеяние наподобие тёмно-вишнёвой туники с глухим серым отливом. — Могу я что-нибудь предложить вам?
— Нет, но спасибо за предложение, — отказался капитан Пикар, окинув офицеров взглядом, чтобы удостовериться, что с ним все согласны. — Мы подождём здесь.
— Как вам будет угодно, — поклонилась длорнийка, оставляя ненадолго гостей в одиночестве.
— А как вы относитесь к пению, Дэйта? — поинтересовался у друга Ла Форж.
— Я никогда об этом раньше не думал, — заметил Дэйта.
— Вы умеете петь?
— Поскольку пение — результат вибраций голосовых связок, — рассудил Дэйта, —, а моя конструкция подразумевает их аналог, хоть и действующий по иному принципу, то, вероятно, ответ будет положительным.
— Попробуйте что-нибудь напеть? — предложил Джорди.
— Что именно?
— Да что угодно. Какую-нибудь песенку.
— Песенку, — повторил Дэйта, соображая.
Он встрепенулся и… замолчал, так и не запев, сбитый с толку появлением прекрасной девушки, вошедшей в залу, судя по всему являющейся никем иным как избранной королевой Одиллией. Она была одета пышнее, чем та, что встретила группу, но также основой её одеяния была ниспадающая складками туника, а голову венчала искусная корона, словно сплетённая из золотой паутины и украшенная каплями застывшей росы.
— Добро пожаловать на Д'Лорн, господа, — произнесла королева, величественно приближаясь к гостям.
— Мы тоже рады знакомству с вами, а также возможности выразить мирные намерения Федерации Звёздного Флота. Меня зовут Пикар, я капитан звездолёта Энтерпрайз, а это моя команда. Офицеры Райкер, Дэйта, Ворф, Ла Форж и доктор Крашер.
Королева сдержано кивнула.
— Нам следует обращаться к вам Ваше Высочество? — осторожно поинтересовался капитан.
— Можете звать меня просто Одиллия, — улыбнулась королева, глядя на Пикара.
— Как прикажете, Одиллия, — кивнул тот.
— Надеюсь, вы останетесь у нас на некоторое время? — поинтересовалась королева.
— Если вам так будет угодно. Все мы лелеем скромную надежду услышать вашу знаменитую оперу.
— Нет ничего проще, капитан, — улыбнулась Одиллия. — На Д'Лорне мы ежедневно собираемся, чтобы послушать песни друг друга. Сегодня же наши певцы подготовили особенную программу в честь вашего визита, и я, разумеется, также буду на сцене.
— Вы будете петь сегодня? — заинтересованно выпалил Дэйта.
— Командор… — попытался тихонько одёрнуть его Пикар.
Королева остановила шёпот капитана взмахом руки.
— Да, конечно, я буду петь, — сказала она ласково, обращаясь к Дэйте. — Королевы для того и избираются, чтобы… — она вдруг замолкла на полуслове. — Впрочем, наверное, вам нужно отдохнуть, — сказала она. — А также мы предлагаем вам облачиться в нашу традиционную одежду, в которой обычно мы посещаем оперные залы. Искусство — наша религия, и опера — храм, а храм следует посещать в соответствующем виде.
— Мы с удовольствием примерим на себя ваши традиционные костюмы, — заверил капитан Пикар.
— В таком случае, Аида проводит вас в ваши комнаты, — сделав приглашающий жест ладонью, сказала королева.

URL
2015-08-31 в 20:49 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
6. Ритонитовая булавка


Вскоре все члены экипажа облачились в традиционные наряды длорнийцев — туники в пол в качестве женского облачения и мужского брючного костюма с длинным плащом, спускавшегося складками с левого плеча. Покрой этих одежд являл собой нечто среднее между туниками древних греков и европейской модой девятнадцатого века.
— Ну что же, я чувствую себя вполне преображённым для посещения каких бы то ни было храмов, — сказал капитан Пикар.
Обернувшись, он увидел Беверли Крашер, облачённую в тунику из плотной сияющей ткани завораживающих тёмных оттенков синего.
— Как вам кажется? — поинтересовалась она.
— Вы просто ослепительны, Беверли, — заверил её поражённый Жан-Люк Пикар.
Итак, сменив рабочую форму на предложенные одежды офицерский состав Энтерпрайза был препровождён в здание оперы.
Ла Форж восторженно осматривал архитектуру здания.
— Невероятно высокий потолок при такой конструкции… — бормотал он. — Как такое возможно…
— Какой интересный материал, — глядя на высокие колонны, заметил Пикар. — Похоже на янтарь, но выглядят эти колонны так, будто вырезаны из цельного камня.
— Так и есть, капитан, — прокомментировал Дэйта. — Каждый элемент этого сооружения выполнен из цельного куска минерала ритонит, который чрезвычайно распространён на этой планете, хотя на других планетах системы Синоп III он в чистом виде не встречается. По внешнему виду ритонит действительно напоминает ископаемую смолу, называемую янтарь и добываемую со дна океанов вплоть до конца двадцать второго века, из которой изготавливали украшения, предметы быта…
— Спасибо за справку, командор Дэйта, — поблагодарил капитан, проходя в зал и продолжая любоваться внутренним убранством здания оперы.
Дэйта, остановленный на полуслове, остался стоять на месте. Проходящий мимо него лейтенант Ворф окинул его беглым взглядом.
— Дэйта, — обратился он к андроиду, — у вас…
Ворф указал на свой воротник.
— Что? — спросил Дэйта.
— Ваш воротник…
— Воротник? — пытаясь посмотреть на собственную шею и оттягивая ткань одеяния, переспросил Дэйта.
Ворф молча подошёл, принимаясь сосредоточенно выправлять край воротника Дэйты из-под традиционного длорнийского шейного платка, сколотого ритонитовой булавкой. Признавая вмешательство лейтенанта оправданным, Дэйта позволил ему собственноручно всё поправить.
— Лейтенант Ворф, — рассматривая потолок, произнёс Дэйта непритязательным тоном.
— Да, — прикалывая обратно отскочившую булавку на платке Дэйты безэмоционально отозвался тот.
— Это странно, но, как только вы подошли ко мне, у вас резко участилось сердцебиение и поднялась температура тела, — заметил второй помощник. — Это может означать, что вы либо больны, либо…
— Болен, — оборвал его речь Ворф, воинственно прилепив булавку на платок и закончив с этим неблагодарным делом.
— Я рекомендовал бы вам проконсультироваться по этому поводу с доктором Крашер, — стараясь выглядеть заботливым, посоветовал Дэйта.
— Спасибо, командор, буду иметь в виду, — буркнул Ворф, неловко протискиваясь между людьми и уходя подальше, стараясь поскорее затеряться в толпе от греха подальше.
Диана Трой, стоявшая за спиной у Ворфа, проводила его глазами и, подумав о чём-то про себя, приподняла одну бровь, а Дэйта остался стоять столбом, рассматривая толпу и думая о том, куда подевался Джорди Ла Форж.

Офицеры вошли в зал, свет погас. Освещённой осталась одна только сцена. Первым пел хор длорниек, сопровождаемый игрой на традиционных длорнийских музыкальных инструментах. После этого длорнийские певцы и певицы исполнили некоторые номера из более популярных и известных опер.
Командор Дэйта гипнотизировал сцену заворожённым взглядом. Беспокойные отсветы софитов отражались от его светлой кожи, превращая её из молочной в золотисто-голубоватую. Когда Райкер спросил у него шёпотом, как ему длорнийская опера, Дэйта не сводя взгляда со сцены восторженно пробормотал:
— Образно выражаясь — мои энергоцепи замкнуло, командор…
Райкер довольно улыбнулся, услышав это.
В кульминации вечера на сцене появилась избранная королева Одиллия. Зал приветствовал её бурными аплодисментами. Появившись, королева царственно направилась к центру сцены, но внезапно оступилась, едва не упав. Зал ахнул. Одиллия молча поднялась, встала ровно, вскинула голову и продолжила свой путь, останавливаясь, наконец, и слегка кивая музыкантам.
Когда она запела, в огромном зале оперы воцарилась полная тишина. Все напряжённо вслушивались в драматичную мелодию, пожирая глазами юную и прекрасную королеву с надрывом рассказывающую в песне трагично окончившуюся историю любви. Когда она допела, по залу разлился звон напряжённой тишины, хранившей ещё последние нежные звуки. Зал встал, награждая исполнительницу бурными овациями.

URL
2015-08-31 в 20:52 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH

URL
2015-08-31 в 20:58 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
7. Жёлтая кара


После посещения оперы в честь гостей был дан торжественный ужин.
— А чем вы занимаетесь в свободное время? — в некотором роде заинтересовавшись симпатичной служанкой королевы, спросил у неё Джорди по пути из здания оперы обратно во дворец королевы.
— Разным… — ответила та. — Поём. Здесь везде поют.
— Там тоже? — влез в их беседу любопытный второй помощник, указывая через балконную арку на нижнюю ступень города.
— Это трущобы, — с выражением неудовольствия ответила Аида. — Там никто не поёт. Слушают, но не поют. Там бродит жёлтая кара, она превращает людей в монстров, насылает неизлечимые болезни, боль и раннюю старость. Но никто точно не знает, что там происходит…
— Жёлтая кара? — не понял Дэйта. — Что это такое?
— Никому не известно, — уклончиво сказала Аида. — Может быть, только легенда.

— Вам понравилось? — поинтересовалась Одиллия, сидя за столом напротив капитана Пикара.
— Ничего изумительнее я не слышал, Ваше Высочество, — вежливо ответил капитан.
— Это было прекрасно, — подтвердил Райкер. — Особенно бурный восторг это вызвало у нашего второго помощника. Ведь так, Дэйта?
— В моём словарном запасе нет подходящего слова для описания того, что я по этому поводу думаю, сэр, — сообщил Дэйта.
— Но вам понравилось?
— Очень.
— Почему же вы ничего не едите? — осведомилась королева.
— Я — андроид, — сказал Дэйта. — Я не нуждаюсь в человеческой пище.
— Как интересно… Андроид? И вы любите оперу?
— Думаю, теперь это определённо станет одним из моих главных интересов.
— Очень приятно слышать такое, но… — королева внезапно закашлялась, поднимаясь из-за стола.
— Что с вами? — испуганно вскрикнул Пикар.
— Со мной всё… — произнесла Одиллия.
Она попыталась выйти из-за стола, но неожиданно для всех тут же упала, теряя сознание.
— Королева? — кинулась к ней доктор Крашер.
— Что случилось? Она жива?
— Да, жива, — ответила Беверли. — Но ей нужна помощь…
— Отойдите! — послышался голос какого-то мужчины, распихивающего гостей.
В этот момент Одиллия пришла в себя.
— Я — глава Голоса Старейшин! — гордо сообщил подошедший мужчина с длинными седыми усами.
— Не отдавайте меня ему! — воскликнула девушка.
— Вы должны пойти со мной, — заявил мужчина. — Мы о вас позаботимся должным образом.
— Нет, только не это! — в ужасе отпрянула от него королева. — Я не хочу умирать! Я всё ещё ваша королева!
— Конечно, дорогая, — заверил мужчина, — никто не причинит вам вреда.
— Вы лжёте! — обвинила его Одиллия. — Вы или убьёте меня или отправите на обратную сторону, как сделали с прошлой королевой!
— Вы были согласны со своей участью, когда мы возводили вас на трон, — начиная злиться, напомнил глава Голоса.
— Я не хочу! — завопила Одиллия. — Не хочу! Я могу петь! Я ещё могу петь!
Выкрикнув это девушка снова лишилась чувств, безжизненно повисая на руках у Беверли и Дианы.
— Отойдите, — потребовал глава старейшин, пытаясь пройти мимо Райкера.
— Первый! — скомандовал капитан, после чего обратился к главе Голоса Старейшин. — Я ровным счётом ничего не понимаю, но мы не позволим вам ничего сделать с этой несчастной девушкой до тех пор, пока во всём не разберёмся.
— Это не ваше дело!
— Не наше, — согласился Пикар. — Мы охотно позволим вам действовать на своё усмотрение, как только мы убедимся, что юной леди угрожает опасность. Пока же она просит нас о помощи. Доктор Крашер, что можете сказать о состоянии королевы Одиллии?
— Сложно сказать, капитан, но она определённо не в порядке, — ответила Беверли.
— Она смертельно напугана, — сказала Диана Трой.
— Нам стоит провести обследование, вот что я точно могу сказать, — согласилась доктор Крашер. — Её нужно поднять на корабль…
— Нет! — перебил глава Голоса Старейшин. — Это невозможно!
— Но мы должны ей помочь!
— Ваши доктора могут спуститься на Д'Лорн, — нехотя позволил мужчина. — Если вам так этого хочется.
— На обследование на вашей планете вы согласны? — уточнил Пикар.
— Да, — бросил глава старейшин.
— Хорошо, — сказал капитан, после чего обратился к Беверли. — Вы можете подняться на корабль, взять необходимые инструменты и провести обследование здесь?
— Да, конечно, — согласилась доктор Крашер.

***

— Опасности для жизни нет, — заключила доктор Крашер. — Я дала ей успокаивающее средство, но она скоро придёт в себя.
— Это хорошо, — сказал капитан. — А что вы можете сказать насчёт её душевного здоровья?
— Она полностью здорова и физически и душевно, — сообщила Беверли.
— Тогда мне кажется очень странным её поведение, — сказал Пикар.
В этот момент на пороге комнаты появился командор Дэйта.
— Вам удалось что-то выяснить, командор? — спросил капитан Пикар.
— Не так много, капитан, — сказал Дэйта. — Согласно информации компьютера, первую королеву на Д'Лорне выбрали во время чудовищной эпидемии странной болезни. Согласно легенде, её пение было настолько прекрасно, что остановило распространение болезни и образовало традицию выбора королевы.
— Кажется, это мало чем нам поможет…
В этот момент Одиллия приоткрыла глаза, оглядывая комнату вокруг себя.
— Где я? — спросила она.
— Вы в вашей комнате, — ответила Беверли Крашер.
— Как вы себя чувствуете? — спросил капитан, вместе с Дэйтой подходя к постели королевы.
— Лучше… Вот только… — она приложила ладонь к виску, хмурясь. — Голова… Нет, только не это… — с гримасой величайшего неудовольствия, проговорила она.
Вскинув голову и найдя глазами ритонитовую булавку на платке Дэйты, королева с лицом, полным ненависти, сорвала её и отшвырнула в самый дальний угол комнаты.
— Как больно… — пробормотала она, валясь на кровать и впадая в полубредовое состояние, — Не хочу… Я не прокажённая… Я могу петь…
— Невероятно! — проговорил растрёпанный стараниями королевы Дэйта.
— Что «невероятно»? — спросил капитан Пикар.
— Жёлтая кара в трущобах — это воздействие ритонита! — сделал вывод Дэйта.
— Объясните, о чём идёт речь, — потребовал капитан.
— Та самая болезнь из легенды, — сказал Дэйта. — Она всё ещё существует, и весь нижний ярус города продолжает страдать от её последствий. Её называют «жёлтая кара». Что именно является результатом её воздействия я пока не понял, но определённо могу сказать: это состояние вызывает излучение, похожее на радиацию, исходящее от ритонита.
— Но почему мы не почувствовали никакого излучения, прибыв на планету? — спросила доктор Крашер.
— Потому, что мы не способны его чувствовать. Я обнаружил это излучение, но не принял во внимание, поскольку для всех членов десанта оно являлось безвредным, — сказал Дэйта, — Вероятно, оно воздействует только на коренных жителей Д'Лорна, — предположил он.
— Но мы были в здании оперы, построенном из одного только ритонита, — заметил командор Райкер. — Никто из длорнийцев не выглядел страдающим от болезней…
— Что-то должно было нейтрализовать это излучение. Что-то такое, что повторяется на Д'Лорне изо дня в день. Как лекарств, антидот, недоступный для нижнего яруса города…
— Пение, — раздался слабый голос с постели.
Все взглянули на Одиллию.
— Моё пение, — повторила она.
— Пение? — сражённый догадкой, произнёс Дэйта. — Определённая частота способна нейтрализовать вредное воздействие излучения?
— Если никто не поёт, это вызывает боль… — сказала королева. — Сначала боль. Поэтому, когда королева не может уже петь, от неё избавляются. Я знала об этом, но теперь, когда этот момент наступил, я поняла, что не готова. Я не хочу умирать!
— Успокойтесь, юная леди, — попросил капитан Пикар. — Мы никому не позволим причинить вам вред. Лейтенант Ворф не позволит.
— Да, Ваше Величество, — почтительно кивнул здоровяк Ворф.
— Но почему вы не ищете других лекарств? — спросила удивлённо Беверли Крашер. — Почему не пытаетесь защититься на этого воздействия? В конце концов, покинуть планету?
— Многие из нас были бы рады покинуть Д"Лорн, — вздохнула Одиллия. — Но это наш дом… Во всяком случае, так говорит Голос Старейшин.
— И большинство с ним согласны? — поинтересовался Пикар. — Потому что если согласны, мы ничего не сможем поделать.
— Я не знаю, — призналась королева со слезами на глазах. — Не знаю.

URL
2015-08-31 в 20:59 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
8. Судьба планеты


Глава Голоса Старейшин ворвался в комнату королевы вместе с отрядом охраны. Судя по его виду, он был крайне недоволен поведением чужаков.
— Это переходит все границы! — с порога заявил он. - Я, как глава Голоса Старейшин, запрещаю вам вмешиваться в дела совета. Я требую, чтобы вы немедленно покинули планету, — с порога заявил он.
— Вы знали о вредном воздействии ритонита? — задал капитан вопрос в лоб.
— Это… Это вас не касается! — рявкнул глава. — Со своими проблемами мы справимся сами! Мы справлялись с ними тысячи лет, и знаем, как это делается!
— Сэр, я обнаружил некоторую любопытную особенность… — вклинился Дэйта.
— Не сейчас, командор, — отмахнулся Пикар.
— Но это действительно важно, — глядя на экран сканера и вертя в руках свою ритонитовую булавку, заверил андроид.
— Ладно, Дэйта! Докладывайте!
— Структура ритонита стремительно разрушается…
— Этого не может быть! — перебил глава совета. — Ритонит — самый твёрдый минерал на планете, он не разрушится и через сотни веков!
— Согласно моим подсчётам разрушение этой планеты должно произойти через четырнадцать дней пять часов и сорок три сотых часа.
— Постойте, вы уверены в этом? — в шоке обернулся капитан ко второму помощнику.
— Уверен, с точностью до одной сотой.
Охрана главы совета принялась переговариваться.
— Тихо! — гаркнул на них глава совета. — Я запрещаю вам проводить измерения! Убирайтесь с моей планеты!
— Но если мой второй помощник прав, а я ему верю, то вам нужно немедленно заняться эвакуацией, — сказал Пикар. — Мы готовы проинформировать Федерацию о возможной катастрофе, вместе мы сможем…
— Никакой эвакуации не будет! — решительно заявил глава совета. — Мы останемся здесь!
— Вы не можете решать за всех жителей планеты! — сказал капитан Пикар.
— Это мои жители! Моя планета! — выкрикнул мужчина. — Будет так, как скажу я!
— Для того, чтобы нейтрализовать воздействие ритонита, коренное население вынуждено ежедневно слышать голос королевы, но именно вибрации её голоса в итоге вызвали разрушение минерала, — наконец, подвёл итог Дейта.
— Это полнейшая чушь! — заклокотал глава совета. — Наш мир стоит не одну сотню лет, и простоит ещё столько же!
— Вынужден это опровергнуть, — сказал Дэйта. — Напряжение накапливается в недрах планеты уже очень давно, но только сейчас опасность катастрофы стала очевидной.
Глава старейшин замер, только теперь начиная верить его словам, понимая, что в глубине души он и сам знал о неминуемой гибели Д'Лорна. Он шумно дышал, пытаясь совладать с силой осознания приговора, озвученного андроидом. На лице этого уже немолодого мужчины отразилась борьба всех противоречивых мыслей и желаний, бушующих в нём.
— Значит, мы гордо встретим эту катастрофу и погибнем, раз так суждено, — проговорил он.
— Послушайте, — обратился к главе совета Пикар. — Вы не вправе распоряжаться миллионами жизней других людей. Мы оба это понимаем…
— Меня не волнует ваше мнение, чужак! — проходя мимо, сказал глава совета. — Если я сказал — значит, они умрут! Я могу прямо сейчас расправиться с ними. Я могу забрать у них королеву и они утонут в непрекращающейся боли и будут умолять меня о прощении! Меня! Самого уважаемого человека! Я могу что угодно! Охрана, схватите этих людей! — приказал он.
— Нет! — раздалось со стороны постели королевы.
Одиллия, гневно сверкая глазами, стояла около кровати и с презрением всматривалась в главу Голоса Старейшин.
— Ты готов пожертвовать целой планетой ради бессмысленных доказательств? — спросила она, делая шаг вперёд. — Ты можешь и дальше игнорировать то, что происходит? Я не всё понимала, но теперь, лишившись голоса и испытав эту боль, я понимаю на что мы обрекали этих несчастных жителей трущоб. У меня нет оправдания. Но мы должны спасти их. Это моя единственная королевская обязанность.
— Королевская! — усмехнулся глава старейшин. — Неужели вам всё ещё непонятно, Ваше Высочество? Вы больше нам не нужны. Без голоса — ты никто. Я размажу тебя, как назойливое насекомое, если захочу! Охрана, схватите эту дерзкую девчонку! — взвизгнул глава совета.
Охранники не двинулись с места.
— Как избранная королева я приказываю вам: арестуйте этого человека немедленно, — негромко сказала Одиллия, вкладывая в этот приказ всю силу своего желания.
— Но почему? .. — испуганно вскрикнул глава совета. — Возьмите её! Я — глава Голоса Старейшин! Вы подвергнетесь наказанию! Не смейте меня трогать!
Не желая быть схваченным, глава совета, несмотря на свой почтенный возраст бегом ринулся к окну и, прежде чем кто-нибудь успел его остановить, распахнул его.
— Нет, остановитесь! — испуганно вырвалось у Дианы Трой.
Но старик оглянулся мельком и, ступив на подоконник, спрыгнул из окна.
— Он мог сбежать… — воскликнул кто-то.
Все, кто был в комнате, кинулись к окну.
— Он сбежал, — согласился командор Райкер, глядя вниз, за окно. — Но из места, куда он сбежал, он определённо никогда уже не сможет вернуться.

***

Силами Энтерпрайза и Федерации Звёздного флота была организована эвакуация жителей планеты в ближайшие к Д'Лорну колонии, планеты и станции. После этого у всех переселенцев прекратились симптомы «жёлтой кары».
— …в ту секунду я почувствовала невероятно сильный всплеск эмоций, — сказала Диана Трой. - Всё, ради чего жил этот человек… Всё это мгновенно рассыпалось в прах. Пришёл конец его власти и могуществу. Он действительно был готов убить всю свою планету или покончить с жизнью сам. Осознав, что первое для него более невозможно, он выбрал добровольную смерть.
— Это весьма печальный инцидент, — согласился Райкер. — Но не будем забывать о миллионах спасённых жизней.
— И избавлении их от уже ставших привычными страданий, — подтвердил капитан Пикар. — Теперь они будут учиться жить без постоянной боли. И, я считаю, это целиком и полностью заслуга второго помощника. Дэйта, вы отдаёте себе отчёт в том, что благодаря вам население целой планеты избегло верной гибели?
Дэйта обернулся от пульта управления.
— Да, сэр, — ответил он, подумав, после чего повернулся обратно.
Жан-Люк в ответ на это только приподнял брови.
— Уводите нас с орбиты, Джорди, — сказал Пикар.
— Есть, сэр! — отозвался Ла Форж.

URL
2015-08-31 в 20:59 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
8. Судьба планеты


Глава Голоса Старейшин ворвался в комнату королевы вместе с отрядом охраны. Судя по его виду, он был крайне недоволен поведением чужаков.
— Это переходит все границы! — с порога заявил он. - Я, как глава Голоса Старейшин, запрещаю вам вмешиваться в дела совета. Я требую, чтобы вы немедленно покинули планету, — с порога заявил он.
— Вы знали о вредном воздействии ритонита? — задал капитан вопрос в лоб.
— Это… Это вас не касается! — рявкнул глава. — Со своими проблемами мы справимся сами! Мы справлялись с ними тысячи лет, и знаем, как это делается!
— Сэр, я обнаружил некоторую любопытную особенность… — вклинился Дэйта.
— Не сейчас, командор, — отмахнулся Пикар.
— Но это действительно важно, — глядя на экран сканера и вертя в руках свою ритонитовую булавку, заверил андроид.
— Ладно, Дэйта! Докладывайте!
— Структура ритонита стремительно разрушается…
— Этого не может быть! — перебил глава совета. — Ритонит — самый твёрдый минерал на планете, он не разрушится и через сотни веков!
— Согласно моим подсчётам разрушение этой планеты должно произойти через четырнадцать дней пять часов и сорок три сотых часа.
— Постойте, вы уверены в этом? — в шоке обернулся капитан ко второму помощнику.
— Уверен, с точностью до одной сотой.
Охрана главы совета принялась переговариваться.
— Тихо! — гаркнул на них глава совета. — Я запрещаю вам проводить измерения! Убирайтесь с моей планеты!
— Но если мой второй помощник прав, а я ему верю, то вам нужно немедленно заняться эвакуацией, — сказал Пикар. — Мы готовы проинформировать Федерацию о возможной катастрофе, вместе мы сможем…
— Никакой эвакуации не будет! — решительно заявил глава совета. — Мы останемся здесь!
— Вы не можете решать за всех жителей планеты! — сказал капитан Пикар.
— Это мои жители! Моя планета! — выкрикнул мужчина. — Будет так, как скажу я!
— Для того, чтобы нейтрализовать воздействие ритонита, коренное население вынуждено ежедневно слышать голос королевы, но именно вибрации её голоса в итоге вызвали разрушение минерала, — наконец, подвёл итог Дейта.
— Это полнейшая чушь! — заклокотал глава совета. — Наш мир стоит не одну сотню лет, и простоит ещё столько же!
— Вынужден это опровергнуть, — сказал Дэйта. — Напряжение накапливается в недрах планеты уже очень давно, но только сейчас опасность катастрофы стала очевидной.
Глава старейшин замер, только теперь начиная верить его словам, понимая, что в глубине души он и сам знал о неминуемой гибели Д'Лорна. Он шумно дышал, пытаясь совладать с силой осознания приговора, озвученного андроидом. На лице этого уже немолодого мужчины отразилась борьба всех противоречивых мыслей и желаний, бушующих в нём.
— Значит, мы гордо встретим эту катастрофу и погибнем, раз так суждено, — проговорил он.
— Послушайте, — обратился к главе совета Пикар. — Вы не вправе распоряжаться миллионами жизней других людей. Мы оба это понимаем…
— Меня не волнует ваше мнение, чужак! — проходя мимо, сказал глава совета. — Если я сказал — значит, они умрут! Я могу прямо сейчас расправиться с ними. Я могу забрать у них королеву и они утонут в непрекращающейся боли и будут умолять меня о прощении! Меня! Самого уважаемого человека! Я могу что угодно! Охрана, схватите этих людей! — приказал он.
— Нет! — раздалось со стороны постели королевы.
Одиллия, гневно сверкая глазами, стояла около кровати и с презрением всматривалась в главу Голоса Старейшин.
— Ты готов пожертвовать целой планетой ради бессмысленных доказательств? — спросила она, делая шаг вперёд. — Ты можешь и дальше игнорировать то, что происходит? Я не всё понимала, но теперь, лишившись голоса и испытав эту боль, я понимаю на что мы обрекали этих несчастных жителей трущоб. У меня нет оправдания. Но мы должны спасти их. Это моя единственная королевская обязанность.
— Королевская! — усмехнулся глава старейшин. — Неужели вам всё ещё непонятно, Ваше Высочество? Вы больше нам не нужны. Без голоса — ты никто. Я размажу тебя, как назойливое насекомое, если захочу! Охрана, схватите эту дерзкую девчонку! — взвизгнул глава совета.
Охранники не двинулись с места.
— Как избранная королева я приказываю вам: арестуйте этого человека немедленно, — негромко сказала Одиллия, вкладывая в этот приказ всю силу своего желания.
— Но почему? .. — испуганно вскрикнул глава совета. — Возьмите её! Я — глава Голоса Старейшин! Вы подвергнетесь наказанию! Не смейте меня трогать!
Не желая быть схваченным, глава совета, несмотря на свой почтенный возраст бегом ринулся к окну и, прежде чем кто-нибудь успел его остановить, распахнул его.
— Нет, остановитесь! — испуганно вырвалось у Дианы Трой.
Но старик оглянулся мельком и, ступив на подоконник, спрыгнул из окна.
— Он мог сбежать… — воскликнул кто-то.
Все, кто был в комнате, кинулись к окну.
— Он сбежал, — согласился командор Райкер, глядя вниз, за окно. — Но из места, куда он сбежал, он определённо никогда уже не сможет вернуться.

***

Силами Энтерпрайза и Федерации Звёздного флота была организована эвакуация жителей планеты в ближайшие к Д'Лорну колонии, планеты и станции. После этого у всех переселенцев прекратились симптомы «жёлтой кары».
— …в ту секунду я почувствовала невероятно сильный всплеск эмоций, — сказала Диана Трой. - Всё, ради чего жил этот человек… Всё это мгновенно рассыпалось в прах. Пришёл конец его власти и могуществу. Он действительно был готов убить всю свою планету или покончить с жизнью сам. Осознав, что первое для него более невозможно, он выбрал добровольную смерть.
— Это весьма печальный инцидент, — согласился Райкер. — Но не будем забывать о миллионах спасённых жизней.
— И избавлении их от уже ставших привычными страданий, — подтвердил капитан Пикар. — Теперь они будут учиться жить без постоянной боли. И, я считаю, это целиком и полностью заслуга второго помощника. Дэйта, вы отдаёте себе отчёт в том, что благодаря вам население целой планеты избегло верной гибели?
Дэйта обернулся от пульта управления.
— Да, сэр, — ответил он, подумав, после чего повернулся обратно.
Жан-Люк в ответ на это только приподнял брови.
— Уводите нас с орбиты, Джорди, — сказал Пикар.
— Есть, сэр! — отозвался Ла Форж.

URL
2015-08-31 в 21:01 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH

URL
2015-08-31 в 21:01 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
9. Дэйта, который много думал


Сигнал, оповестивший начальника охраны лейтенанта Ворфа о пожаловавшем госте не предвещал ничего хорошего, так что он не слишком обрадовался, но, поскольку деваться было некуда, ответил:
— Войдите.
В каюту, чего и боялся Ворф, вошёл мистер Дэйта.
— Вы разве не должны быть на мостике, командор? — спросил Ворф, боязливо поглядывая на совершенно в общем-то не страшного, а напротив очень даже молочного андроида.
— Это верно, — задумчиво подтвердил Дэйта. — Я попросил разрешения ненадолго оставить пост. Я не помешал вам?
— Я собирался лечь спать… Но это может подождать. Что вы хотели? — спросил Ворф.
— Мне нужно задать вам один интересующий меня вопрос, — глубокомысленно изрёк Дэйта.
— Именно мне?
Дэйта на секунду задумался.
— Было бы странно, если бы я задал его кому-то другому.
— Хорошо. Что за вопрос?
— Вы хотели бы заняться со мной сексом? — спросил Дэйта с такой лёгкостью, будто интересовался который час.
— Почему вы меня об этом спрашиваете? — пробормотал ошарашенный лейтенант Ворф.
— Я заметил ряд указывающих на это признаков, которые при общем анализе не укладывались в симптоматическую картину ни одной известной мне болезни. Впрочем, это также может означать, что вы по какой-то причине испытываете ко мне ненависть.
— Я не испытываю к вам никакой ненависти, — сказал Ворф, поглядывая на второго помощника.
— В таком случае, вы хотели бы заняться со мной сексом? — вновь спросил Дэйта.
— Почему вы так настойчиво хотите это знать? — возмутился Ворф.
— Потому что, если это так, я охотно дам вам на это своё согласие, — пояснил командор.
Ворф тяжело выдохнул.
— Я бы не хотел проделывать это с вами, — сказал он. — То есть… Всё сложнее, чем кажется.
Дэйта нахмурил брови, обдумывая полученную информацию. Он шагнул к столу, за которым сидел Ворф, и тоже сел.
— Я не понимаю, — признался андроид, поднимая взгляд на Ворфа.
— Думаю, в этом мало только договориться, — попытался как мог объяснить клингон. — Должны быть какие-то чувства. Влечение. Страсть. Любовь.
— Я не способен к проявлению и восприятию этих чувств, — сказал Дэйта. — Но я мог бы попытаться создать их видимость, если для вас это так необходимо.
— Видимость чувств совсем не то, что нужно для отношений.
— Но разве это не может быть первым шагом к чему-то большему? — спросил Дэйта.
— Честно говоря, не знаю, — проговорил Ворф.
— Дети, когда хотят чему-то научиться, копируют чужое поведение, — размышляя, произнёс андроид. — Нельзя научиться чему-то, никогда не пробуя это делать.
— Согласен, — кивнул Ворф.
— Я очень много думал, прежде чем прийти к вам… — продолжил Дэйта. — Если позволите..?
— Да, конечно, — разрешил Ворф.
— Сперва я видел в интимной близости лишь возможность приобрести новый опыт, — начал Дэйта. — Сейчас я понимаю, что это куда более широкое понятие. До того момента, когда вы пришли ко мне в каюту, я полагал, что мне нужен кто-то второй, на месте которого я представлял весьма абстрактную фигуру. По сути, мне было всё равно, кто именно поможет мне приобрести опыт. Но постепенно я понял, что в каких бы то ни было отношениях не может быть ничего абстрактного. Всё начинается с конкретного индивидуума, который по каким-то причинам становится более близким и важным, чем все остальные. Я ошибочно полагал, что потребность в обретении опыта определяет необходимость партнёра. На самом деле потребность в партнёре определяет опыт.
— И что? .. — подозрительно спросил Ворф.
— Принимая это во внимание, я вынужден признать, что конкретно вы являетесь для меня определяющей дальнейший опыт кандидатурой, — сцепляя руки на столе в замок и глядя на Ворфа чистым наивным взором, сказал второй помощник.
— Вам не понравится этот опыт, Дэйта, — отрицательно покачал головой Ворф.
— В этом всё и дело, — подтвердил второй помощник. — Впервые для меня не имеет ровным счётом никакого значения, каким будет этот опыт. Имеет значение лишь то, что это будете вы. Я хочу именно вас.
В ответ на это Ворф осторожно отклонился назад, стараясь сделать это не очень заметно, и задышал чаще.
— Не нужно этого делать, — сказал он. — Я клингон.
— Об этом я тоже уже подумал, — заверил Дэйта.
Наступило неловкое молчание, грозившее затянуться надолго. Сексуальное напряжение в комнате с каждой секундой возрастало всё больше, начиная угрожать целостности ткани пространства-времени.
— Вам нужно вернуться на мостик, командор Дэйта, — собрав всю свою решимость, отчеканил Ворф.
Дэйта опустил взгляд.
— Да, это верно, — сказал он, поднимаясь из-за стола со спокойным выражением лица.
Он подошёл к двери, Ворф проследовал за ним.
— Надеюсь, вы всё правильно поняли, — виновато произнёс Ворф.
— Думаю, да, — ответил Дэйта. — Вы собираетесь спать. Уместно будет сказать «Спокойной ночи».
— Спасибо, — кивнул Ворф. — Хорошей работы. Увидимся через несколько часов.
— Да, — подтвердил Дэйта, собираясь выйти из каюты.
Ворф остановил его, ничего не объясняя и просто начиная целовать.
— Но вы сказали… — пребывая в полном недоумении, прервал этот вновь крайне нелогичный акт Дэйта.
— Тш-ш, — шикнул на него Ворф.
Так ничего и не поняв, командор Дэйта заткнулся и позволил целовать себя дальше, в процессе также принимая осознанное решение закрыть глаза.

— Райкер, — обратился капитан Пикар к первому помощнику, — а где у нас Дэйта? ..
— Не знаю, сэр, — честно ответил Уильям.
— Странно, он вроде должен был уже вернуться на мостик… — вслух подумал Пикар.
— Разыскать его, сэр? — обернувшись, спросил энсин Крашер.
— В этом нет необходимости, энсин, — сказал капитан. — Думаю, командор Дэйта скоро придёт сам. Увеличьте скорость до пятой.
— Есть увеличить скорость.

URL
2015-08-31 в 21:06 

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
10. Время советов.


Дэйта и Ла Форж шли по коридору в сторону бара.
— До тех пор, пока мы не прибыли на Оцор семь, у нас есть немного свободного времени. О чём вы хотели поговорить?
— Я могу быть откровенен?
— Разумеется, — улыбнулся Ла Форж. — Друзья для того и нужны, чтобы время от времени было с кем поговорить откровенно.
Дэйта кивком подтвердил его слова.
Войдя в помещение клуба, офицеры сели за столик, и Ла Форж заказал себе безалкогольный коктейль. Выпивать он определённо не планировал, а вот промочить горло время от времени было нужно.
— Выкладывайте, Дэйта, — велел Джорди. — Постараюсь на этот раз вам помочь. Что у вас произошло?
— Ничего, — ответил командор.
— Ничего? — удивлённо переспросил Ла Форж. — Разве вы не затем меня позвали, чтобы что-то обсудить?
— Это верно, — согласился Дэйта.
— Но… — начал Джорди, но приостановился, чувствуя как в голове мелькнула догадка на счёт слов Дэйта. — Вы можете обрисовать ситуацию, чтобы я понял контекст?
— Охотно, — кивнул Дэйта. — С недавних пор я состою в… Я нахожусь в некоторой форме периодических контактов с одним из членов экипажа.
— Это то, о чём я думаю? — неуверенно начиная улыбаться, уточнил Ла Форж.
Дэйта взглянул на него взглядом, полным тотального непонимания.
— Я должен угадать, о чём вы думаете?
— Нет, Дэйта, — позволил не угадывать Ла Форж. — Я имел в виду, что вы, наверное, с кем-то встречаетесь?
— Где?
— Да не «где»! — всплеснул Ла Форж руками. — У вас отношения с кем-то. Я это имел в виду!
— Строго говоря, я не назвал бы это отношениями в типичном смысле этого слова, подразумевающего…
— У вас кто-то появился? — спросил Джорди. — Вы нашли партнёра, которого искали?
— Я не знаю, считает ли вторая сторона, что он мой партнёр, — высказался Дэйта. - А, поскольку партнёр без второго партнёра не партнёр…
— Вы только надеетесь на взаимность, но всё сложно? — спросил, вздохнув, Ла Форж.
— Пожалуй, так, — согласился Дэйта.
— Я понимаю, — заверил Джорди. — Теперь расскажите мне, в чём проблема.
— Никаких проблем нет, — сказал андроид.
— Тогда что вы хотите от меня услышать?
— Возможно, вы сможете мне пояснить, почему ничего не происходит, — поставил, наконец, вопрос, Дэйта.
— А вы что-нибудь делаете для того, чтобы что-то происходило? — поинтересовался Ла Форж.
— Конечно, — ответил Дэйта. — В разговоре с намеченным объектом я постарался как можно яснее изложить свои приоритеты и потребности, получил неоднозначную реакцию и с тех пор ничего не меняется.
— Чёрт возьми, Дэйта… — с сожаление протянул Ла Форж. — Что же вы такое сказали? Неужели завалились в каюту, с порога прямым текстом заявив о потребностях?
— Именно так, — согласился Дэйта. — Я посчитал неуместным скрывать цель визита.
— Дэйта… — качая головой и даже немного краснея за андроида. — Поверьте мне, это не то, о чём стоит говорить прямо и на первом свидании. Не удивительно, что вам влепили пощёчину…
— Пощёчину? — не понял Дэйта. - Нет, меня никто не бил.
— О какой же неоднозначной реакции вы говорили?
— Об акте соприкосновения губами с использованием… В смысле, о поцелуе, — поправился Дэйта.
— Вы хотите сказать, после того, что вы сказали, вам ещё и достался поцелуй? — удивился Джорди.
— Достался? Вы рассматриваете поцелуй в качестве приза?
— Конечно, это приз, Дэйта, — подтвердил Джорди. — Однозначный роял флэш!
— Не понимаю, причём здесь карточные игры, — пробормотал Дэйта.
— При том, что вам очень повезло! Уж не знаю, что именно вас угораздило сказать, но, судя по всему, это было то, что надо.
— На самом деле, я только лишь сообщил, что считаю интимную близость весьма интересным опытом, — сказал Дэйта. — Ещё сказал, что хотел бы всему научиться.
— Очень даже неплохая фраза, — оценил Джорди. — Главное с ней не переусердствовать. Итак, насколько я понимаю, до сих пор вам в при-инципе отвечали взаимностью. Когда к вам и так расположены, я не вижу смысла излишне форсировать события. Почему бы вам просто не подождать немного? Вы виделись с тех пор, как это всё случилось?
— Да, конечно, — ответил Дэйта.
— Наедине?
— Нет.
— Значит, вы не были с объектом своих воздыханий наедине с тех пор?
— Воздыханий? Но я не дышу. Это система охлаждения…
— Вы спрашиваете меня, почему ничего не происходит, — напомнил Ла Форж. — Но как бы оно могло произойти, если вы сами не проявляете инициативу?
— Но разве оппонент не должен делать свой ход в ответ на моё объяснение?
— О нет, Дэйта, — заверил Ла Форж. — В этом случае, все ходы придётся делать вам.
— Мне?
— Вам и только вам, — повторил Джорди. — Ваши ухаживания могут либо принять, либо отвергнуть, но действовать придётся вам. Во всяком случае, на первых порах.
— Ухаживания… — подозрительно вслушиваясь в это слово, проговорил Дэйта. — Ухаживать, как за больным или как за растением?
— Как за женщиной, — с нескрываемым удовольствием в голосе, проговорил Ла Форж.
— Даже если мой партнёр ею не является? — подняв бровь, с интересом спросил Дэйта.
— Постойте… — упал с небес мечтаний Ла Форж. - Оу. А-а. Дэйта, я, кажется, мог надавать вам неуместных советов, — чувствуя себя крайне неловко, сказал Ла Форж. — Я не помню, что вам наговорил, но я советовал вам, исходя из предположения, что ваш партнёр — женщина. Извините, я не… Не знаю. — Джорди, готовый провалиться от стыда сквозь землю, закрыл лицо рукой, заодно пытаясь переварить мысль о том, что Дэйта, кажется, пытается на пороге вступления в однополые отношения. Или отношения с компьютером. Или…...чёрт знает с кем ещё.
— Я не подумал, что это может быть так важно, — произнёс Дэйта. — Если бы я знал, я сказал бы об этом сразу. Вам это не нравится?
— Нет, нет… — замахал руками Ла Форж. — А хотя… Да! Мне это не нравится. Мне не нравится, что рядом с вами, Дэйта, будет ещё кто-то мужского пола, кроме меня.
— Но… — начал Дэйта, но тут же замолчал, сдвинув брови с выражением вселенской скорби на лице.
— Я же шучу, Дэйта, шучу, — усмехнулся Джорди.
— Шутка? — удивился андроид. — Но что здесь смешного?
— Я… не смогу этого объяснить. Но, в любом случае, кто бы это ни был, я планирую вас ревновать.
— Ревновать?
— Как друга.
— Оу, — многозначительно покивал Дэйта.
— По поводу того, что я сказал про инициативу, — виновато потирая висок пальцем, произнёс Ла Форж. — Забудьте эти мои слова. Я не знаю, может быть, вам и впрямь следует дождаться реакции на ваши действия. В том, что касается таких отношений, я немного плаваю.
— Передвигаетесь в водоёме посредством движения конечностей?
— Нет, я, в смысле… Я затрудняюсь советовать. Не компетентен.
— Понятно, — сказал Дэйта.
— Если бы я хоть примерно представлял, кто мог вас заинтересовать…
— Лейтенант Ворф, — не планируя делать из этого секрет, сообщил Дэйта.
— Лейтенант кто? — спросил Джорди.
— Лейтенант Ворф, — повторил Дэйта всё также невозмутимо.
— Но это значит… — начал Джорди, впадая во всё большую степень осознания. — Начальник охраны Ворф? Наш Ворф? — переходя на шёпот.
— Да, — так же тихо ответил Дэйта. — Но почему мы шепчем?
— Не знаю, — ответил Джорди.
— Может быть, следует перестать?
— Да, следует, пожалуй… Но послушайте, вы точно уверены, что Ворф вообще воспринимает вас в таком смысле? ..
— Думаю, да, — кивнул Дэйта. — Во всяком случае, на мой вопрос являются ли изменения в состоянии его организма следствием проявления ненависти он ответил отрицательно. Мне сложно разобраться во всём, что говорит мистер Ворф, — признался Дэйта. — Он постоянно противоречит сам себе и это сбивает меня с толку.
— А почему вы вообще.. Почему… Как? — так и не смог дельно собрать фразу Ла Форж.
— «Почему как» что? — спросил Дэйта.
— С чего всё началось?
— Лейтенант Ворф поцеловал меня в процессе ритуала, подразумевающего принятие внутрь горячительных напитков. С тех пор он стал неадекватно реагировать на моё присутствие, и я решил, что, если он этого хочет, то это мой шанс обрести те самые интересующие меня сведения.
— Вы ведь знаете, что это не совсем то же, что с человеком и… женщиной?
— Знаю? .. А. Да, разумеется, — согласился Дэйта. — Я считаю это обстоятельство поистине замечательным. Я буду рад исследовать эти существенные различия. Особенно учитывая тот факт, что мистер Ворф клингон.
— Вы в восторге от того, что он клингон? — усмехнулся Ла Форж. — Вы и в самом деле в него влюблены, Дэйта!
— Думаю, нет, — невесело сказал лейтенант-командор. — Я не могу это почувствовать и сказать об этом мистеру Ворфу, а для него это, как я начинаю понимать, восприятие чувства влюблённости является важным аргументом в пользу целесообразности. И, принимая во внимание... Я не знаю, что делать, - проговорил Дэйта. - Могу ли я в этой ситуации что-нибудь сделать?
— Можете, — покивал Ла Форж, не теряя присутствия духа. — Не торопитесь. Надо всё как следует обдумать.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Домик Канта и Спинозы на горе Yurameki

главная