11:36 

Его Вышайшество Диктатор, фанфикшн, Дэнси/Миккельсен

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Диктатор


Всё не закончат)
Описание:
AU. Мадс Миккельсен "сорока восьми лет от роду", скромный, не очень уверенный в себе парень, знакомится с эдаким маленьким властным диктатором по имени Хью, после чего в жизни Мадса происходят необратимые изменения, революционный переворот и смена власти) Периодически своё веское "ня" высказывает брат Мадса - Ларс, почти все остальные персонажи вымышлены.
Основные персонажи: Хью #Дэнси, Мадс #Миккельсен
Пэйринг: Хью/Мадс
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV, AU
На ФБ читать: здесь



49. Полёты.


Я сидел и спокойно завтракал на кухне в нашей нью-йоркской квартире, когда туда же влетел мой папочка — полностью одетый в свой костюм. Он пронёсся мимо меня к холодильнику, распахивая его в перерывая в поисках минеральной воды. Он нашёл её, наконец, и, захлопнув холодильник, принялся наливать в найденный им также стакан. Всё это время я, ничего не понимая, глядел на Хью и сидя за столом с недоумённым лицом продолжал жевать свой тост.
— Ты… разве не в спальне был?.. — спросил я, запивая тост и сомнения апельсиновым соком.
— Милый... что? — прищурился Хью в мою сторону. — Я тебя не заметил, прости.
— Ну конечно, — обкусывая уголок подрумяненного хлеба, произнёс я.
— Да я… В смысле… Без линз, — пояснил Хью, закидываясь минералкой. — Я уже на работе побывал. Ты позавтракал?
— Нет ещё…
— Давай в темпе, — сказал Хью, поспешно допивая минералку и ополаскивая стакан под краном, поставил его обратно в шкаф.
— У меня ещё утро, — вяло улыбнулся я.
— Самолёт через час, — сообщил Хью, вытирая руки о полотенце.
— Я… — буркнул я, сбитый с толку, как товарным поездом. — Я… п…
— Япония? Нет, не Япония, — успокоил Хью. — Пойду линзы надену.
— Можно я не…
— Быстрее, пожалуйста, — попросил папочка.
— А какой план «б»? — крикнул я ему вдогонку.
— О чём ты? — ответил он из соседней комнаты.
Я вылез из-за стола, вытирая руки салфеткой от крошек и отправился за Хью, подтягивая на ходу пижамные штаны.
— Если мы не успеем на самолёт через час!
— Не кричи… — попросил Хью, когда я вошёл в спальню. — Плана «б» у нас нет, — сообщил он, стоя перед зеркалом в ванной и оттягивая нижнее веко, прицепил контактную линзу на глаз. — Из наших окон виден аэропорт. Мы всё успеем, — и, закончив со второй линзой, Хью закрыл контейнер, медленно моргая с тем, чтобы его запчасти встали на место, как полагается.
— Из окон… было бы видно, если бы не пара-другая сотен высоток… — проговорил я, садясь на не заправленную кровать.
— Вставай, давай-давай, вставай, — погасив в ванной свет, Хью, как маленький ураган влетел в спальню.
— Надолго это?.. — принялся я осторожно отпираться.
— Два дня. Поднимай зад, я уберу постель, пока ты переодеваешься, — ссаживая меня с тёплой кровати, сказал он.
— И два дня ты не сможешь без моего зада? — проговорил я. — Может, что-нибудь из силикона прихватишь вместо меня?
— На это вообще времени не будет, что ты там себе думаешь? — фыркнул Хью, закидывая кровать покрывалом.
— Но тогда зачем тебе там я вообще?
— Ты опять издеваешься надо мной, что ли? — возмутился внезапно вспыльчивый родитель. — Какого чёрта, думаешь, я тебя каждый раз беру с собой?
— Какого?
— Твою мать! — выдал Хью.
— Прости, хороший мой… — забормотал я.
— Одевайся! — велел он. — Живо. Снимай штаны, быстро. Вот рубашка, носки. Дезодорант. Брюки. Сумку коричневую возьмёшь. Я соберу. Нужно что-то особенное собрать или как обычно? Быстро соображай.
— Как обычно, милый, — робко отчитался я, в быстром темпе переодеваясь в предложенные вещи.
— Окей, — кивнул Хью, отправляясь к шкафу и доставая сумку.
Он вытащил из комода некоторые наши вещи, прошёлся рейдом по ванной, собрал зарядные устройства от телефонов и планшетов, и со знанием дела уложил всё это в сумку.
— Сам понесу. Свои тоже туда сложил, — сообщил Хью. — Готов?
— Да, — сказал я, причёсываясь. — Я только в ванную заскочу, прополощу после завтрака рот. Секунду!
— Жду, — складывая руки на груди, с сумкой на перевес, благосклонно позволил диктатор, оставаясь ждать меня посередине нашей спальни.
В кухне после завтрака никто так и не удосужился убрать.
— Милый… — начал было я, когда мы сели в такси.
— Не сейчас, пожалуйста, — прервал меня Хью. — Будем в самолёте, спросишь.
— Хорошо, — не стал я спорить, тем более, что это могло подождать.
Мы прибежали за две минуты до того, как дверь самолёта должна была закрыться.
Ницца, — думал я, пробираясь к своему месту. — Я же ведь даже не спросил, куда мы летим! Он мог и на северный полюс меня с таким же успехом утащить. Я бы даже подвоха не заметил. Ох, лопух же ты Мэсс! Ларс сейчас бы залился звонким злодейским смехом. Как же прекрасно, что у меня есть Хью. Если бы не он, то я бы точно пропал. А так… лечу вон… в Ниццу!
При таком раскладе даже жаль, что всего на два дня… И что без секса… А то я бы как раз с ним самым не отказался… Да на подольше. Хотя, не исключено, что я смогу как-нибудь особо трогательно и не слишком напряжно поныть и Хью придумает как нам задержаться. Или начать ныть по возвращении? Чтобы привёз сюда ещё разочек?

До самого взлёта диктатор выглядел крайне напряжённым и я боялся трогать его лишний раз. Но, стоило нам взлететь, а ему — немного выпить, как он расслабился.
— Прости меня, пожалуйста, — подал я жалостливый голосок.
— О, Мэсс, это я как обычно веду себя, как свинья, — усмехнулся он. — Это ты меня прости.
Я, в свою очередь, зла на него не держал и не считал, что он виноват в чём-то. Вместо принятия извинений, я повернулся к нему, наклонился и понюхал его висок. Он, слегка отпрянув, улыбнулся ещё слаще. С таким папочкой уже определённо можно было составить диалог.
— Ни за какие удобства на свете я не согласился бы летать без тебя, — сказал он.
— То есть?.. — смущённый его серьёзным заявлением, спросил я.
Он немного помолчал, сделал глоток своего напитка, после чего продолжил:
— Если бы ты оставался дома, а я уезжал один. Денег бы меньше тратилось, да и проще, наверное… Ну, знаешь, как это обычно бывает.
— Возможно… — кивнул я, не зная ещё, надо ли тут спорить.
— Ты был бы где-то дома, я где-то шлялся по гостиничным номерам. Нормально… — он сделал паузу. — Нет, не нормально. Ты ведь не думаешь, что это нормально? Отпускать меня каждые две недели шут знает куда и не знать, с кем я там водку пью в постели?
— А ты водку пьёшь в постели?
— Но ты же со мной, — поворачивая физиономию в мою сторону, пояснил Хью. — Так что ты сам знаешь, пью или нет. Какого же чёрта я должен от тебя уезжать, когда я сам себе тебя выбрал в мужья?
— Но так ты же по работе…
— Ну и что? — распахивая широко глаза, с пристрастием допытывался папочка. — Если у нас есть возможность быть вместе, так надо быть. Если бы я уж совсем никак не мог брать тебя с собой… Да бросил бы к дьяволу такую работу!
— Пап…
— Ты мне скажи: тебя это устраивает? Что я везде таскаю тебя с собой?
— Таскаешь? — удивился я. — Я ничего не понимаю. Ты говоришь мне, что мы должны ехать, а я что должен делать?
— Посылать меня и оставаться дома?
— Вообще ничего не понимаю, — хохотнул я, отклоняясь от Хью к иллюминатору.
— Я тоже ничего не понимаю, — затряс он меня за руку. — Что это значит? Ты против?
— Нет, конечно, — закатывая глаза, выдохнул я. — Разумеется, я не против! Ты знаешь, что я не против. И ты знаешь, что я всегда буду тебя сопровождать, куда угодно. И нет, конечно, я не хочу оставаться дома один… Ты же… понимаешь, что я…
— М?
— Что я так и хотел, — договорил я, запуская пальцы в собственные волосы, почёсывая затылок.
Я посмотрел на него: он опирался бородатым подбородком на пальцы руки, смотрел на меня и был чрезвычайно похож на довольного медвежонка.
— Я знаю, что бы ты делал в своём номере, если бы поехал один, — прикидываясь немного дерзким, заявил я.
— Что бы делал? — спросил он, улыбаясь.
— Хотел бы домой, — сказал я, откидываясь в кресле.
— Ты мне прости это, — проговорил Хью. — Но я должен извергнуть из себя этот карамельный пыл…
— Ты о чём это? — ошарашенно глянул на него я, вновь привставая.
— Тш… — шепнул он, погладив меня по руке. — Просто слушай.
Я не очень-то верил в его благие намерения, но предпочёл всё же растянуться в кресле и отдаться воле проведения. Хью облизнул губы, слегка наклонился ко мне и стал говорить очень тихо, словно боясь, что нас могут услышать.
— Если бы дело бы только в этом самом, я бы брал с собой в чемодане силиконовый задний проход. Да нет, я бы не заморачивался, а просто дрочил… Но дело не в этом, — он тепло выдохнул прямо над моим ухом. — Я хочу каждый день проживать с тобой. Понятно? Как можно больше времени быть с тобой. Дома, в поездке… Даже если я веду себя как свинья. Или если приходится нестись бегом по аэропорту. Или если я наберусь на каком-нибудь приёме, приду к тебе, буду что-то требовать, ты обругаешь меня, треснешь чем-нибудь. Утром мне будет стыдно, не захочется показываться тебе на глаза… И даже если будешь повторять, что ненавидишь меня, всё равно. Я хочу, чтобы именно ты мне всё это говорил. Не важно, что именно с нами происходит. Я просто ужасно не хочу оставаться один, не хочу проживать своё время без тебя.
Невольно я улыбнулся, обнажая кончики зубов и смущённо глядя перед собой.
— Чтобы — да, ты улыбался мне, — не прекращал свою пытку раскалённой карамелью Хью. — Своими зубками, которые так мило у тебя подворачиваются. Никогда ничего подобного не видел! — он и сам широко улыбнулся, по уши вымазавшись в собственной карамели и сам. — Не хочу я чинно отзваниваться тебе из другого конца света, обещая скоро приехать. Нет, не для этого мы с тобой повстречались. Я хочу, чтобы ты был частью моей жизни. Чтобы я мог прийти к тебе, чтобы ты был рядом, когда что-то случается или когда ничего не происходит. Я не знаю, как могло бы быть по-другому. Невозможно только вспоминать о том, что ждёт дома. Мне нужно чувствовать тебя поблизости. Тебе придётся со мной везде таскаться как жене военного до тех пор, пока мы оба не решим перестать таскаться оба.
— Папочка, — успокаивающим тоном проговорил я. — Будет тебе… Я понимаю. Прекрати, или я описаюсь от счастья, как нервная собачонка.
— Не позорь меня, малыш, — становясь подозрительным, предостерёг Хью.
— Я пытаюсь, — заверил я. — Но ты всегда говоришь слишком потрясающие вещи, и я не знаю, куда себя деть. Тебя задушить в объятьях, или самому застрелиться от избытка чувств…
— Не мели ерунды, ребёнок, — закидывая ногу на ногу, ещё строже велел папочка. — Ты просил объяснений — только и всего. И вот теперь не могу отделаться от мыслей о силиконовой заднице.
— Я знаю, что подарить тебе на следующий день рождения, — усмехнулся я.
— Только попробуй мне это не подарить теперь, — сказал Хью.
— Обязательно подарю, — пробормотал я. - Надо будет Сорену позвонить, чтобы кота покормил... - сказав это, я случайно зевнул.
— Позвоним... Я утомил тебя?.. — поинтересовался папочка.
— Все бы меня так утомляли, как ты, — шепнул я, имея в виду исключительно положительный смысловой аспект.
— Так-так, — улыбнулся Хью.
— Ну в смысле… — утыкаясь ему в плечо, застеснялся я. — Ты понял меня.
— Конечно, понял, — решив больше не доставать меня шутками, согласился он.
— Тогда я полежу тут, — сообщил я, не двигаясь.
— Мгм, — промычал Хью. — Полежи. Растормошил тебя с утра по раньше… Полежи, родной.
— Если усну, разбуди…
— Разбужу, если что-то интересное будет, — пообещал Хью.
Я прикрыл глаза, собираясь как следует обдумать то, что от него услышал за это утро. Ну и, может быть, в самом деле, немного подремать.

@музыка: Coldplay – Green Eyes

@темы: Hugh Dancy / Mads Mikkelsen, slash, Ганнибал, Мадс Миккелсен, Хью Дэнси, Хью х Мадс, фанфикшн, фото

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Домик Канта и Спинозы на горе Yurameki

главная