16:25 

Мой прекрасный камердинер, глава пятая - Босс

Kaoru13th
I don't like anyone who comes and dies in my house in purpose to annoy me © NH
Мой прекрасный



Автор: Kaoru13th Фэндом: Ориджиналы
Пэйринг или персонажи: Зигфрид Штерн / Райан МакАлистер
Рейтинг: R Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Омегаверс
Размер: Мини
Описание:
Одинокий симпатичный писатель, не очень приспособленный к реальной жизни, познакомится с щедрым камердинером без вредных привычек для глубоких и взаимных отношений.
Написано по заявке "Нерадивый горничный", только альфа и омега поменялись местами, да и к тому же альфа, оказывается, - секретный агент!
читать фанфик целиком (1-5 главы) на фикбуке
главы на дайри:
1. Зигфрид Штерн к вашим услугам.
2. Wunder kammerdiener.
3. Russland..
4. Крыса..
визуализация: 1.



5. Босс.





Я поправлял воротник и галстук Штерна, чтобы хоть чем-то себя занять, когда за стеклянной и совершенно прозрачной дверью возник тот самый сладкоголосый крикун, только что наоравший на мою прислугу, и, судя по беззвучным движениям его в высшей степени яростных губ, он всё ещё продолжал свою гневную тираду за поглощающим любые звуки стеклом. Я убрал руки от шеи Зигфрида, учтиво сцепил их в замок, поворачиваясь к двери, и внимательно посмотрел на крикуна. Тот нажал какую-то кнопку, чтобы, видимо, открыть дверь.
—…ени матери! — окончил свою фразу мужчина, гневно помахав кулаком в сторону моего камердинера.
Я взглянул на него осуждающим взглядом, будто бы видел впервые, и немного покашлял, выражая всяческую непричастность ко всем приключениям, к которым, без сомнения, был принужден силой и против собственной воли.
— Полностью согласен, сэр, — подал жалкий голосёнко мой лихой бледнолицый альфач.
— Уволю! — грозно прорычал босс, снова погрозив Штерну кулачком, но уже куда более сдержано.
— Так и быть: тогда я пока не стану, — тихо шепнул я камердинеру в рамках процедуры утешения.
Серый костюм, тем временем, перевёл взгляд на меня:
— А это…
— Райан МакАлистер, — представился я.
— Ого! Джой Спенсер! — отрапортовал с внезапной поспешностью мистер босс, хватаясь за мою руку, как утопающий за круг. — Входите, будьте добры!.. Из-за чего весь сыр-бор! Наконец-то я вас как следует рассмотрю!
— Наконец-то?.. — переспросил я, переступая порог и входя в стеклянную комнату, которую мебель делала похожей на кабинет. — Прошу вас меня простить, но я решительно не понимаю, откуда вы можете меня знать. Вы читали мои книги?
— Книги? Какие книги? — удивился Спенсер.
— Действительно, — едким саркастическим тоном брякнул я, всё ещё как будто мысля себя господином известным писателем.
— Действительно, — дружелюбно улыбаясь, повторил Спенсер, глядя на меня довольными глазками.
— Тогда я точно ничего не понимаю, сэр, — сделал я удручающий вывод после того, как никто из присутствующих не уловил в произнесённом мной подвоха.
— О-о! Стало быть, мне выпала честь… — в глазах Спенсера мелькнуло нечто сродни вожделения Горлума перед кольцом. — Садитесь! — приказал он внезапно волевым тоном, подкатив за спинку офисное кресло. — Вам что-нибудь угодно? Чай или кофе?
— Угодно чай, — скромно проговорил я, усаживаясь.
— Штерн! — Спенсер помахал ему рукой, призывая сию секунду метнуться за чаем.
— Да, сэр, — бодро сорвался с места тот, уходя обратно в коридор.
Стеклянная дверь за ним закрылась, а я ощутил внезапную лёгкую жалость к камердинеру: все-то им, бедным, помыкают. Однако, как я предполагал, мне предстояло теперь нечто более важное, чем сожаления по поводу обязанностей Зигфрида, и я, решительно отвернувшись от двери, крутанулся на своей кресле к столу, за которым уже возвышался мой новый знакомый, хозяин камердинеров — Камердинер-босс мистер Спенсер.
— Итак, — начал я таким тоном, будто ничуть не был удивлён. — Не хотите ли вы поведать мне, что здесь творится и какое отношение ко всему этому имею я?
— Вы…не хотели бы дождаться чая?.. — как-то неуверененько проговорил Спенсер.
— Нет! — рубанул я, для пущей убедительности стукнув ребром ладони по столу, что было, кстати сказать, весьма больно, однако я не подал виду, изо всех сил придавая лицу сердитое и возмущённое выражение.
— Как вам угодно! — пробасил мой собеседник. — Поскольку мы обязаны позаботиться о вашей безопасности, я распорядился отправить сотрудника нашей организации для вашей защиты. Но, как оказалось по нашему ужаснейшему недосмотру, этого было мало! Поэтому агент Штерн, не сумев совладать с ситуацией, получил распоряжение привезти вас сюда лично.
— Вы же понимаете, что это не его вина? — панибратски опираясь локтем на стол и с прищуром глядя на большого начальника, спросил я.
Он поднял указательный палец, готовый со мной спорить:
— Технически агент Штерн должен был…
— Вы что, не понимаете этого?! — вскакивая из-за стола и делая совсем уж страшное лицо, выкрикнул я. — Из-за того, что кто-то здесь у вас неверно оценил риски, агенту пришлось такое сделать, чтобы меня сюда доставить!
— Какое?
— Невозможное! — сказал я с ужасом и благоговением. — Каждую секунду он вынужден был рисковать жизнью, прорываясь сквозь неприятельский огонь и… ой! — потух запал моего энтузиазма, стоило мне почувствовать внезапную судорогу где-то внутри своего омежьего живота.
Я грузно опустился обратно в своё кресло.
— Я всё понимаю! — замахал руками испуганный Спенсер. — Всё понимаю, поверьте! Вот как раз и агент с чайком, сейчас мы вас напоим, вот печенье, кушайте печенье!
Он вскочил, схватил какую-то папку, принимаясь меня ею обмахивать.
— Так получше? — угодливо поинтересовался мистер Спенсер.
— Не слишком, — кривя физиономию, ответил я. — Но станет куда как лучше, когда вы сядете и положите эту папку…
Он тут же положил папку и сел.
— А ты чего встал? — заметив Штерна, торчащего позади меня, вопросил Спенсер.
— Пусть останется, — сказал я, хватая белобрысого за руку и недружелюбно хмурясь.
Спенсер поглядел на Штерна, смирился и позволил ему остаться.
— Хорошо, если вам угодно, — разрешил Спенсер, потирая руки.
— И он у нас молодец, — добавил я. — Ведь правда, мистер Спенсер?
— Да… — испепеляющим взглядом сверля «молодца», сказал Джой. — Молодец, конечно…
Это, правда, прозвучало как «останешься потом со мной в кабинете один на один, я тебе расскажу, какой ты молодец…», совсем не с той интонацией, с какой следовало, но я до поры до времени счёл удовлетворительным и это. Вероятно, у Штерна с начальством была многолетняя борьба, полная взаимных унижений и подколов, и вряд ли я мог в одно мгновение как-то это исправить, так что я оставил эти попытки до лучших времён.
— Стало быть, вам не известно, почему вы здесь находитесь? — вернулся к прошлой теме Спенсер.
— Именно это я вам и сказал, — кивнул я.
— Сэр, прежде чем вы что-то скажете, я должен вас уведомить об одной важной детали, — холодным тоном сказал вдруг Зигфрид.
— Это подождёт.
— Боюсь, что нет сэр, — медленно моргнув как только что очнувшийся ото сна кот, не отступал Штерн. — Я самостоятельно провёл первый этап операции, — отчеканил он и замолчал.
Мистер Спенсер перевёл на него взгляд, поворачивая при этом всю свою немаленькую голову и даже слегка подвинувшись телом.
— Что?.. — спросил он, словно надеялся, что ослышался.
— Я самостоятельно провёл первый этап операции, — повторил Штерн, и хотя он старался казаться невозмутимым, с каждой секундой он начинал всё больше начинал походить на трепещущий на ветру рекламный бумажный флажок: он истончался, истончался, казалось, планировал к концу превращения стать двумерным настолько, чтобы любой резкий порыв ветра мог порвать нашего папочку пополам на два больших плоских и бледных штерн-куска.
— Ты самостоятельно что сделал?.. — не замечая, впрочем, надстроек моего воображения и, в свою очередь, впадая в глубокий шок, опять спросил Спенсер, сев в кресле ровно.
— Провёл первый этап, сэр, — повторил Штерн.
— Кто тебе дал право… — начал, было, закипать Спенсер.
Он мельком взглянул на меня и волосы на его макушке, почти вставшие дубом, как хохолок боевого петуха, постепенно опустились на место. Он глубоко выдохнул носом и ни с того ни с сего начал делать какую-то дыхательную гимнастику, пытаясь, видимо, успокоиться и отвлечься. Мы со Штерном не отрываясь смотрели на него. Продолжалось это минуты три, после чего Спенсер ещё раз выдохнул и, посмотрев на меня, спросил:
— Стало быть, вы в положении?
Я опешил от его вопроса и первым делом задрал голову, посмотреть на Штерна. Тот кивнул.
— К превеликому сожалению и к счастью… да, — сообщил я боссу. — Я в положении. И ещё в каком! Вы, надеюсь, понимаете, что положение положению рознь. А этот, — я указал на Зигфрида, твёрдо решив слегка пошутить и этим разрядить накалившуюся обстановку, — мог поставить меня только в неудобное, что он с успехом и вытворил. Однако я не возьму в толк, почему мы обсуждаем, в какие он меня ставил положения в чьём-то офисе в самом центе подземной засекреченной организации. Мне кто-нибудь уже объяснит, наконец?!
— Прошу вас, не так громко, мистер МакАлистер… — попросил вежливо и боязливо Спенсер, и я решил, что такой его вид вполне меня устраивает. — Всё это не так просто и, боюсь, если вы продолжите так орать, я вынужден буду принять соответствующие меры.
— Не надо мер, — с достоинством отказался я, не зная, что он имеет в виду, но и не имея желания почувствовать это на своей шкуре. — Излагайте дело, Спенсер.
— Хорошо, — согласился он, наконец. — Что вам известно о тотемном животном* вашего рода?
— Ничего, — пожал я плечами. — Потому что у нас отродясь не было никакого тотемного животного.
— Животное было, — не согласился Спенсер. — Было и есть. Но то, что вы о нём ничего не знаете вовсе не удивительно.
— Откройте же мне эту тайну, мистер Спенсер, — несколько ядовитым тоном проговорил я.
— Ваше тотемное животное — существо из иного мира, мистер МакАлистер, — облокотившись двумя локтями на стол, сказал он. — Вы — омега от сущности, которой не встретишь на этой планете.
— Позвольте-с… — отклонился я, покрепче сжав лапу Штерна.
— Позволяю, — складывая пальцы кончиками друг к другу, сказал Спенсер.
Я поднял свою чашку с чаем, отрешённо глядя перед собой, отпил немного, поставил обратно на стол.
— А на какой планете встретишь? — случайно икнув и закрыв рот рукой, спросил я.
— И это отличный вопрос, Райан! — прищёлкнул пальцами Спенсер. — На этот месте мы можем плавно перейти к рассказу об агенте Штерне и ему подобных.
— Хах! — не сдержался я, — Это сейчас ещё окажется, что Штерн инопланетянин!
Спенсер молча посмотрел на меня. Я покосился на Штерна и тоже промолчал, а смех мой прошёл как-то сам собой.
— Их планета находилась в значительном отдалении от Земли, и, можно сказать, не взирая на путаницу с количеством измерений, место это было поистине замечательным…
— Было?
— И снова отличный вопрос, — помахал указательным пальцев Спенсер. — Некоторое количество миллионов лет назад произошло событие, поставившее под сомнение существование коалиции планет в том квадранте…
— Что, что случилось? — стискивая ещё жёстче руку Штерна, с интересом спросил я.
— Произошло нечто вроде военного конфликта между несколькими, как мы их называем, расами. Разумеется, это не было военным конфликтом, да и расами там и не пахло, но большинству людей кажется невозможным понимание чего-то, что хоть чем-то да не похоже на их реалии. Итак, произошёл конфликт. Было уничтожено грандиозно огромное количество представителей этих так называемых рас. Невероятно обширные зоны начисто стирались из истории вселенной. Неистовая межпланетная буря бушевала там на протяжении чертовский долгого отрезка времени, но, спустя время, этой бойне, как и всему во вселенной, пришёл конец. После неё от развитой цивилизации, как мы можем условно её называть, остались рожки да ножки — горстки разрозненных групп по десятку единиц в каждой, куски бедного пространства, изъеденного норами и дырами. Некоторые ещё цеплялись за существование, другие же, пострадавшие куда более, потянулись в глубокий космос, мысля найти там помощь или пристанище.
— И? Они нашли пристанище среди нас? — спросил я, не утерпев.
— Скорее, помощь, — ответил Спенсер. — Пристанище они тоже нашли, но временное. По сему вашего предка уместнее будет назвать полукровкой.
— И что же? Они решили восстановить цивилизацию, прибегнув к услугам суррогатного омежества?.. — зачем-то ляпнул я.
И тут же получил отличный ответ на свой отличный вопрос.
— Они никогда не расставались с идеей возрождения цивилизации, — преспокойно сказал Спенсер. — Более того, она уже возрождается… Для простоты слога мы зовём их просто Ф. Какой-то идиот в самом начале дал им на латыни название «falsificatio et mimo». Но да! Совершенно точно. В совокуплении полусущности с сущностью… Прибегнув к услугам… Как вы кратко и хорошо высказались! Прибегнув к услугам суррогатного омежества! Я, пожалуй, даже запишу это! Могу я?..
— Будьте так любезны, — взмахнув рукой, разрешил я.
Он нашёл какой-то лист у себя на столе и, в самом деле, записал мои слова.
— Так я не пойму: Штерн инопланетянин или нет? — спросил я, натужно соображая.
— Нет, — высунув кончик языка, выводя каракули своего почерка, сказал Спенсер. — Но вообще — да.
— Поясните для меня, как для дебила, — взмолился я. — Я вам тут что, должен нарожать выводок в сорок штук?
— Лишь только первый выводок награждается необходимыми качествами расы, — серьёзным тоном заявил Спенсер.
— А! И этот спутал вам все карты, оприходовав меня раньше времени? — я кивнул на Штерна. — Так он зря меня сюда тащил, получается?
— Не зря, — сказал Джой.
— Но вы же сказали… Святые угодники…
Я поднялся из-за стола, тоскливо смотря на Зигридушку Штерничка.
— Разрешите… — пробормотал я для Спенсера, — Минуту… Мне нужно сказать ему пару слов.
Спенсер, соглашаясь, указав рукой на дальний угол кабинета.
С шумом отодвинув кресло, я поднялся, прижимая ладонь к животу, другой рукой крепко держа камердинера за запястье, и увёл его в дальний, по понятным причинам такой же стеклянный и прозрачный как и вся комната, угол.
Я поставил Штерна напротив себя и сложил руки на груди. Мимо нас прошёл посыльный с тележкой, полной писем. Я проводил его взглядом, после чего посмотрел Штерну прямо в его наглое лицо, обтянутое нежной белоснежной кожей, проковыренной двумя бледными бусинками и прочими дырочками для дыхания и принятия пищи и пятичасового чая.
— Так ты… сущность… скотина ты такая паршивая?.. — спросил я его, чувствуя, как зачем-то на глаза начинают наворачиваться слёзы непонятной даже мне самому обиды. — Как ты посмел мне не сказать, ублюдка кусок?
— Сэр, я…
— Как ты посмел влезть ко мне к постель, не сказав ни словечка, ни полсловечка о том, кто ты такой? — перешёл я на обвинительный с ноткой презрения шёпот.
— Но сэр… — приходя в ужаснейшее волнение и сожалея о том, что появился на свет, начал снова Штерн.
— И даже, когда узнал, что внутри меня зреет твоя личинка, инопланетный ты вирус болванизма, ты по-прежнему ничего не сказал! — прошептал я и с презрением и с яростью одновременно.
— Но мой приказ…
— Приказы важнее, чем я? — задыхаясь от преувеличенного в сотни раз возмущения, прошипел я. — Твоё это задание, всякая шпионская чушь, стеклянные кабинетики — важнее меня? Важнее?
— Нет, нет… — отворачиваясь от начальничьего стола (за которым Спенсер нетерпеливо поглядел на часы на запястье), принялся уверять Штерн. — Сэр, я умоляю вас, не говорите так… Ничего нет важнее вас, ничего!
— Так что же… — слезливо спросил я, строя из себя до смерти уязвлённого и оскорблённого камердинером, и хотел, было, высморкаться в собственный рукав.
— Я болван, сэр! — твёрдо заявил Штерн, хватая мою руку, выдёргивая из кармана белый платок и протягивая мне, чтобы я стёр сопли им, а не рукавом. — Я растерялся… Я дурак. Дурак, сэр. Нет ничего важнее вас, ничего нет…
Я мимодумно вытер нос платком, порывисто вздыхая и, как будто, чуть-чуть успокаиваясь.
— А знаете что? — сказал я громко, поглядев на Спенсера. — Не верю я во всё это. Идите-ка вы все лесом со своими сущностями и секретными организациями! Это — мой камердинер! Я забираю его, мы едем домой, где живём долго и счастливо, после чего умираем в один день.
И я с вызовом уставился на Штерна. Спенсер пока счёл за благо помолчать, делая из своего офисного карандаша занимательную волну.
— Боюсь, сэр Райан… — Штерн сглотнул. — Мы не можем сейчас ехать домой. Это грозит нам гибелью.
— Конкуренты, — кашлянул в кулак Спенсер, подсказывая Штерну.
— Спасибо, — грустно протянул тот. — Существуют иные конкурирующие организации и агенты, которые преследуют прямо противоположные цели: не допустить восстановления цивилизации, к которой я…
— Ты — кусок эктоплазмы? — спросил я беззастенчиво.
— Я такой же человек, как и вы. Я родился в Австрии в…
— В каком месте у тебя эктоплазма! — остановил его я.
— Во мне нет эктоплазмы, сэр. Сущность Ф. не имеет физического воплощения. И названия тоже. Но, чтобы вам было понятно.
— Это что… нечто типа сознания? — стало наконец до меня доходить. — Или как типа у тебя это такая душа? А тело человеческое?
— Можно так сказать, сэр, — покачал Штерн головой.
— А почему тогда ему-то нельзя было меня…ну, того этого? — спросил я у Спенсера.
— Кто сказал, что нельзя? Я просто думал, мы вас сюда осторожно доставим, введём в курс дела, а уж потом…
— Ага… Ввели. В курс, — вынужден был констатировать я. — Домой, значит, нельзя. Куда тогда деваться? Тут у вас торчать? И… секундочку! — спохватился я. — А выводок куда денут? Из них что, сущности повыковыривают и куда-то угонят, как послушных ягнят? А я? А мы? А как же… я?..
— Это дело добровольное, — развёл руками Спенсер.
— С ума вы посходили все! — сказал я ему твёрдо. — Добровольное! Ну точно! Заслали чучело, теперь вот выводка чучелок лишают! Я что — отказаться могу ещё?
— Конечно, — ответил Спенсер. — Но мы надеемся, что не откажитесь.
— Почему это ещё? — нахмурил я брови.
— Во-первых, конечно, из соображений справедливости и добра. А… во-вторых, из-за вознаграждения.
— Оп! Теперь ещё и вознаграждение, значит!
— Возможно, оно смягчит горечь вашей потери… — он написал сумму на листике и положил его передо мной.
Я взял листик в руки и прочитал число.
— Та-ак! — складывая листик пополам, начал я. — А что этот? — я указал большим пальцем на альбиноса за спиной. — Могу я его себе забрать?
— Ну… После того, как дело будет сделано. В качестве камердинера, разве… Не в рабство. Рабство незаконно, — стушевался Спенсер. — И ежели сам пойдёт!
— Пойдёшь? — спросил я Штерна. — Ко мне пойдёшь?..
— Сэр…
— Пойдёт, — махнул я рукой.
— Ну, раз сам хочет… Агент из него всё равно, как…
— Кому вы рассказываете! — прижал я руку к груди, признавая абсолютную правоту Спенсера.
— Вот в прошлый раз! — ткнув в воздух ручкой, припомнил босс. — Пошли, значит, с Кравчик в разведку. Тут ему приходит сообщение, мол, пулей на другое задание. Не хватило мозгов головой подумать и понять, что расписание наслоилось! Он взял и бросил друга в стане врага и преспокойно уехал своего террориста ловить!
— Так вот оно что там было! — усмехнулся я. — Теперь ясно! Ну ничего, я его быстро натренирую, мистер Спенсер, у меня свои методы! Будет, сэр, образцовым агентом.
— Я вообще-то в кабинете и слышу вас, — пробурчал Штерн в сторону.
— Ой, будет тебе, — вздохнул я. — Товарища в разведке кинул, теперь ворчит ещё. Сущность!
— Так точно, сэр!
— Ну-ну… Не обижайся, мой марсианин… Мы пойдём, мистер Спенсер? Нам с мелким поесть бы…
— Да, идите пока, — покивал большой босс. — Там в конце коридора, значит, столовая. Этот знает, проводит! Штерн…
— Да, сэр, — хмуро кивнул тот.
— Вот и чудно. Отлично побеседовали, — сказал Спенсер вдогонку. — До новых встреч!
Когда мы вышли в коридор и я был ещё очень задумчив, получив так много материала для обдумывания, когда Штерн пробурчал:
— Вы говорили обо мне ужасные вещи, сэр. Я не марсианин! Марсиане с Марса.
— Что, мой сладкий?.. — очнулся я. — А, это ты! Так, стало быть, ты у меня просто космос…
— Я… — покраснел Штерн, сам от себя этого не ожидая. — Я просто хотел… попросить фас так сильно не опишать меня фпреть. Я из Афстрии, у меня есть кортость!
— Накажешь меня за все обиды, — сказал я, взяв Штерна под руку. — После обеда найдём какое-нибудь укромное местечко с кроваткой… И там… Ты же хочешь меня наказать, мой герой?..
— Сэр-р… — заурчал большой белый кот Зигфрид.
— И ты расскажешь мне всё, что знаешь. Всё-всё-всё!
— Конечно, сэр… И я с радостью останусь с вами, когда всё закончится, конечно.
— Ох… я же забыл тебя спросить… — вспомнил я. — Так, стало быть, останешься?
— С радостью, сэр.
— Но, коль я оказался очередной твоей работой… Мне всегда казалось, что ты всё-таки от меня не в восторге…
— В восторге! Я в восторге, сэр. Не обращайте внимания на то, что сказал Спенсер. Я всегда буду предан вам лично.
— Сложно, милый, совсем-то не обращать внимания на то, что он сказал… — вновь прибыв на станцию «Прострация», произнёс я. — Лично… Предан мне? Почему?
— Сэр, — сказал Штерн тихо. — Я отец вашего ребёнка.
— А, если ты из-за этого!..
— Нет, сэр, нет-нет! Нас, может быть, лишат выводка, сэр… — говоря это, Зигфрид чудовищно волновался и от того часто-часто моргал, — Я не мог и мечтать, чтобы всё так сложилось. Чтобы вы согласились на то, и на остальное и… и захотели остаться со мной после всего, во что я вас втянул… Неужели вы в самом деле хотите со мной быть… Сэр! — Зигфрид внезапно схватил меня за талию, подкидывая вверх. — Сэр Райан, вы понимаете, как всё это прекрасно?! Что мы встретились, что вы спасаете цивилизацию, что у нас будут дети, что я провожаю вас в столовую и что я — ваш камердинер?!
— Сумасшедший! — возопил я, по милости Зигфрида продолжая висеть высоко над полом. — Чего придумал? Поставь меня на место!
— Сэр…
— Райан!
— Райан! Сэр! Я так счастлив!
— Ты там дёрнул слегка что ли пока за чаем мне ходил, я всё не пойму?! — возмутился я.
— Я… не понимаю, что вы имеете в виду… Сэр… — елейно улыбаясь, заверил меня Штерн и, если судить по его до тошноты влюблённому виду, было бесполезно просить его понять хоть что-то.
— Отнеси меня в столовую, безумная австрийская шпала инопланетного происхождения, — максимально чётко проговорил я, нагнувшись к его лицу.
— Как прикажете, сэр, — промурлыкал Штерн, прижался щёчкой к моему бедру и со счастливой харей потащил меня дальше по коридору.



______________________________________
*
тотемное животное - у омег или альф - животное-покровитель рода, от которого частично перенимаются "повадки", влияющие на характер человека. Вид животного-покровителя также имеют новорождённые младенцы, меняющиеся спустя некоторое (для каждого вида животного - разное) время. У лис, например, этот период называется периодом "щенячества" и длится около месяца.
(сей канон давно и надолго накурен печеньем, не пытайтесь понять логику))

@темы: Райан МакАлистер, Зигфрид Штерн, Зигги, мой прекрасный камердинер, литература, картинки, юмор, слэш, ориджинал, омегаверс, фото, фанфикшн

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Домик Канта и Спинозы на горе Yurameki

главная